Александра Серегина

Более известная как Lady Waks, она играет брейкс – танцевальную музыку с огромным зарядом энергии. В 2005 году Александра инициировала первый в России брейкс-рейв Breaks Arena, а сейчас на равных правах гастролирует по всему миру с классиками рейв-движения Вестбамом и Харди Хардом.

Вы все меньше времени проводите в родном Петербурге.

Я стараюсь как можно чаще ездить за границу, хотя в России зарабатывала бы гораздо больше. Я работаю на будущее: в Лондоне дольше остаюсь, чтобы общаться с музыкантами, лучше говорить по-английски, в Германии – чтобы работать на студии.

Брейкбиту в вашей биографии предшествовал хип-хоп. Как вы им заинтересовалась?

Это была первая музыка, которая меня впечатлила. В Германии, куда я уехала с родителями в детстве, в каждом районе есть молодежные центры: каждый четверг там играют на трубе, по пятницам танцы такие-сякие, среди них был и брейкданс. Я пришла, села на ступеньки и долго смотрела, балдела от того, как парни двигаются. Ну и начала заниматься сама. Потом стали тусоваться помимо тренировок. Все были старше меня, а мне было пятнадцать. Мы ходили в клуб в Ганновере, где по субботам играл хип-хоп: я проникала туда через окно женского туалета, так как там очень строгое ограничение по возрасту. В клубе меня все уже знали, бармены и весь персонал, и никто не задавался вопросом, как я прошла. Но я все равно очень боялась, что ко мне подойдет охрана и потребует документы. Так я попала в эту культуру.

Сколько времени вам требуется, чтобы понять, интересна пластинка или нет?

Несколько секунд. Если есть хорошие саунд, грув, – это слышно сразу. Зачем слушать всю пластинку в магазине? – я куплю и прослушаю в клубе. В магазине надо просто переставлять иголку и проверять, нет ли в записи каких-то фальшивых звучков.

В вашем треке Minimal в одном месте звучит колокольчик, всего один раз – это очень круто. Это вы придумали или ваш напарник Харди Хард, с которым вы пишете музыку?

Моя работа. Харди вообще долго не нравился этот трек. Что касается конкретно этого звука, то я не знала, как иначе выразить «минимал», который все время упоминается в речитативе - что может быть минималистичней, чем просто одинокий звук колокольчика? «Динннь»! Харди, конечно, был против: говорил, что это неправильно, что в танцевальной композиции не должно быть звуков, которые не повторяются. Я уверена: наш саунд будет узнаваем, потому что есть у нас какие-то излюбленные звуки и композиционные ходы. Minimal, кстати, выходит в апреле на лейбле Menu Music в Лондоне, а диджей Krufty Kuts включил его в свой микс для лондонского клуба Fabric.

Как вы оцениваете себя как диджея?

Я, конечно, на уровне. Не было бы этого ощущения, сидела бы дома и тренировалась. Но это еще не все, я учусь дальше. В апреле в Лондоне играю в клубе Fabric, а после поеду к своему приятелю диджею Superstyledeluxe, он номер один по скретчу и вызвался меня тренировать. Скоро выступаем вместе в Берлине с шестичасовым сетом.

Вы давно занимаетесь букингом, к тому же сами ездите как диджей по всему миру, – в общем, можете адекватно судить о танцевальной музыке. В чем правда про брейкс?

Масштаб брейкса в принципе невелик, потому что эта музыка не допускается на большие мероприятия. Люди хотят Пола ван Дайка, Тиесто, Пола Окенфолда – это реальность. Люди видят их на больших мероприятиях, а другое им неинтересно. Самые крутые агентства продают выступления самых дорогих артистов, потому что больше на них зарабатывают. Брейкс-артистов они не букируют в принципе – гонорары брейксеров по сравнению с хаус-диджеями значительно меньше – даже у суперзвезд они меньше тысячи фунтов за сет. Только диджеи Freeland и Hyper пробились в мощные агентства, и
те их крутят по-всякому, хотя как артисты они давно выдохлись. Степень развития брейкса обусловлена экономикой танцевальной музыки. Просто какие-то стили сверхраскручены и уйдут годы, прежде чем большая аудитория от них устанет. Но культура – живой механизм, и все может поменяться, хотя первое место для брейкса – это не моя цель.

Но вы все равно считаете, что будущее за брейксом?

У этого стиля появилась настоящая болезнь – бутлеги, то есть нелегальные ремиксы на известные хиты. На танцполе они проходят на ура, и их делают все больше. Это, конечно, здорово, но не позволяет развиваться самостоятельному саунду, музыка буксует на этих хитах. Так, кстати, загубили не один стиль в истории музыки.

Что дальше у вас по плану?

Гастроли, организация вечеринок и фестиваля Breaks Arena, букинг артистов, написание музыки – я хочу продолжать это все, во всем вижу для себя перспективы, но необходимо уменьшить мою роль и найти помощников – иначе ничего не успеваю. Я уверена: в жизни можно достичь всего. Главное – правильно поставить цель и идти к ней. Не верю, что есть вещи, которые невозможны. Я хочу продолжать и оставаться при своей идее.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме