Людмила Брауде

Это она перевела на русский язык «Мио, мой Мио», «Нильса» и «Муми-троллей» – главная сказочная переводчица России, литературовед по образованию, исследователь творчества Андерсена и Астрид Линдгрен. В семьдесят восемь лет Людмила Юльевна продолжает преподавать и переводить.

– Расскажите о своих родителях.

– Они были скромные люди, которые очень хотели, чтобы я училась. Первое, что я услышала от своей мамы и чему всегда следовала: «Женщина должна быть самостоятельной». С детства я получала самое лучшее образование. По языкам, музыке.

– Вне школы?

– Даже до школы. Мы жили на Пороховых. В соседнем доме жила мамина подруга, и две ее дочери ходили к Елизавете Михайловне Комуловой-Ботиной, которая была воспитанницей Смольного института и давала у себя дома уроки французского, немецкого и музыки. Мамина подруга иногда брала меня с собой, когда приходила за дочерьми. Однажды Елизавета Михайловна услышала, как я в ожидании девочек рассказываю собаке Люльке часть урока, который она давала накануне. Мне, наверное, было года четыре с половиной или пять. Она пригласила мою маму и сказала ей: «Этого ребенка я буду учить бесплатно».

– Потом вам тоже помогали?

– У меня был очень трудный путь. Меня не взяли в аспирантуру, несмотря на отличные отметки на экзаменах. Написали, что не прошла по конкурсу. Академик Михаил Павлович Алексеев, который тогда был деканом филологического факультета, сказал, что я могу поступить в экстернат университета, и разрешил мне посещать занятия с аспирантами. Но у меня не было научного руководителя. Я работала и одновременно писала диссертацию, и профессор Мария Лазаревна Тронская бескорыстно читала мои работы.

– У кого вы учились переводить?

– Моими учителями были два необыкновенных человека: профессор Ефим Григорьевич Эткинд, знаменитый переводчик, который вел при Союзе писателей кружок переводов с немецкого языка, и Сергей Владимирович Петров, большой оригинал, абсолютно бескорыстный человек. Он знал баснословное количество языков. Правда, я не всегда соглашалась с ним в его склонности к русификации иностранного текста. Переводя датские стихи, он мог написать: «Шел мужик лесом, поймал беса». Я говорю ему: «Сергей Владимирович, откуда бес в Дании?» – «Ну ладно, шел мужик полем, поймал тролля». Еще я должна упомянуть Марианну Петровну Ганзен-Кожевникову. Она вела факультатив по датскому языку и обратила внимание на мой интерес к переводу. Окончив университет, я писала диссертацию об Андерсене. Я нашла его сказки, совершенно неизвестные у нас, и перевела их. Марианна Петровна плохо видела, и я читала ей
свои переводы. Печатать их она мне долго не разрешала. Но моим главным учителем в жизни и в науке был мой муж, лингвист-теоретик профессор Соломон Давыдович Кацнельсон.

– Где вы работали после университета?

– Я получила очень хорошее распределение в Московский институт военных переводчиков, но когда я приехала, мне сказали, что у них сокращен объем работы и штатов. Пришлось пойти преподавать немецкий язык в школу рабочей молодежи при заводе «Красный треугольник». Ученики встречали меня дружным хором: «Я немецкий не учу, потому что не хочу, и зачем стране Cоветской изучать язык немецкий?» Через год моя университетская преподавательница немецкого, ничего мне не сказав, устроила меня преподавать язык в Первый медицинский институт. Я проработала там восемь лет.

– А потом?

– Потом меня взяли на кафедру иностранных языков в Библиотечный институт, сейчас это Университет культуры и искусств. В начале 1960-х годов мне предложили написать предисловие к повести Астрид Линдгрен, и я выяснила, что мы ничего о ней не знаем. Я написала письмо с вопросами к Астрид в шведскую газету и попросила ей передать. Она ответила на мои вопросы и прислала все свои книги с автографами. Я выступила на конференции с докладом об Астрид, и заведующая кафедрой детской литературы Генриетта Ивановна Позднякова, которая тогда уходила в творческий отпуск, предложила мне прочитать за нее курс зарубежной детской литературы. Я читаю его до сих пор. В 1978 году,
после защиты докторской диссертации, я полностью перешла на кафедру детской литературы, стала профессором и работаю там по сей день. Там я наконец могла делать то, что хотела делать всю жизнь, – заниматься литературоведением и переводом.

– Что вы переводите сейчас?

– Четыре года назад в Дании я познакомилась с современной писательницей Лине Кобербель, ее книги привели меня в восторг. Сейчас я перевожу ее серию о Пробуждающей Совесть и ее детях. Две книги уже вышли, третья на подходе, над четвертой я работаю. Они выходят в издательстве «Азбука», которому я очень благодарна. Как литератор и как переводчик я нашла там единомышленников. Как и в «Амфоре», где недавно вышли в моем переводе три новеллы Туве Янссон для взрослых, ее роман и автобиографическая повесть.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме