Михаил Долгополов

Придя в кафе-клуб Che, непременно встретишься взглядом с Долгополовым и почувствуешь себя его гостем.

– Что о вас мало кто знает?

– Мало кто знает, что я скульптор. Когда отвечаю на вопрос «Что поделываешь?» – я говорю – «Леплю скульптуру» – у людей шок. Но это правда. И я не просто скульптор, а великий скульптор. И сейчас параллельно с ресторанным бизнесом я действительно леплю скульптуры. При этом две мои жизни приходится на два любимых города: Москву и Петербург. Студия у меня в Москве – сумасшедшей красоты, на Кузнецком мосту: четыре огромных окна в пол, десятиметровые потолки, чистый пустой зал, чугунный бельэтаж с лепниной. С этим помещением связана замечательная история – будучи студентом московской Академии Художеств, я часто проходил мимо этих окон, там был магазин косметики, и думал: «Какая потрясающая могла бы быть студия». А год назад я стал искать мастерскую, и мой знакомый предложил мне именно это помещение.

- А в дипломе у вас что написано?

- Я профессиональный скульптор, закончил Академию художеств и аспирантуру при ней. Мой отец был прекрасным живописцем, очень светлый был человек вообще. Как любой отец мечтал, чтобы я стал художником. А я пошел в художники, посмотрев на папу: ему на работу не надо было ходить, начальников над ним не было. Потом оказалось, что это действительно мое призвание. Хотя в последствии я занимался рекламой, финансами, теперь ресторанами вот и делал это с успехом. Мне вообще нравится менять свою жизнь. Нравится, что люди затрудняются с тем, на какую полку меня положить. Художник или бизнесмен? Бизнесмен или художник? Боюсь, что в современном мире чтобы быть независимым, нужно быть «мультимедийным». Скульптура может быть бизнесом, а клуб Che может занимать свою нишу в культурном мире. Сейчас я параллельно веду два проекта: открываю ресторан Sculptors и начинаю рекламную кампанию скульптурного бренда «Михаил Долгополов». В рамках этой кампании я леплю очень известную московскую девушку. Это Оля Родионова, владелица бутика Vivienne Westwood. Ее снимали Дэвид Лашапель, Хельмут Ньютон, Питер Линдберг. Так что я оказываюсь в очень неплохой кампании. И по осени пойдет серьёзная рекламная кампания в глянцевых журналах и т.д. Хочется, чтобы люди наконец узнали, что я великий скульптор.

– И вместо модного Никаса Сафронова будет модный Михаил Долгополов?

– Нет, будет так: и Михаил Долгополов. Можно быть модным и настоящим. Даже создавая, я делаю реалистичную портретную скульптуру по своему, заказчик мне ничего не диктует. И я не делаю мемориальную скульптуру, хотя это мегабизнес.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме