Игорь Гаврилов

Боюсь сглазить, но Игорь Гаврилов производит впечатление благополучнейшего человека. Спокойный и добродушный в общении, он, словно профессор Преображенский, успевает всюду, никуда не торопясь. От мамы он усвоил несколько простых на первый взгляд базовых принципов: «не класть все яйца в одну корзину», «репутация – это все» и «не бывает безвыходных ситуаций». Держась этих принципов, он преуспел в бизнесе, которым и продолжает заниматься с видимым удовольствием.

– Вы любите путешествовать?

– Да, очень. В последний раз был в Бангкоке.

– Поделитесь впечатлениями.

– Во-первых, необыкновенно радушное отношение к приезжим. Во-вторых, животные – я попробовал на ощупь шкуру тигра, а орангутанги – это совершенно уникальные самодостаточные существа, у них обо всем есть свои представления.

– Вы верите, что они – наши предки?

– Нет. Абсолютно.

– А как вы себе представляете происхождение человека?

– Как оно описано в Библии: Бог создал человека по образу и подобию своему. Я верующий.

– Но создание Адама из праха земного можно понимать как символическое описание эволюции человека из неорганической материи.

– На это я вам так скажу: мы все читали книжки про Фандорина и составили в своем воображении какой-то его образ. А потом мы смотрим три фильма про Фандорина, и в каждом его образ – другой, всегда отличный от того, что мы представляли…

– То есть вы за свободу в толковании Писания?

– Конечно.

– Вы играете в азартные игры?

– Да, в покер. Для мужчины нормально стремиться выигрывать, быть первым. Кроме того, покер учит терпению, там нужно ждать, ждать, ждать…

– А бизнес можно сравнить с азартной игрой?

– Смотря какой. Мне все время везло на хороших людей. Я начал заниматься бизнесом плотно года с 1991-го. Когда все рухнуло, начался бизнес. Мне товарищи абсолютно случайно предложили бензин, находящийся в Уфе. Куда его деть? Я пришел в горсовет и говорю: дайте мне автозаправочную станцию в аренду. Меня поддержали, и в 1991 году я умудрился открыть первую в Советском Союзе частную автозаправочную станцию на улице Есенина. Тогда как раз был кризис, и очереди от моей заправки были по три-четыре километра во все стороны. В 1994 году у меня было уже около двадцати заправочных станций. Потом я все это продал и выкупил банк. Мне чрезвычайно понравился банковский бизнес. Мой товарищ объяснил очень просто: банк – это как кусок сала. Сидит компания хороших друзей за круглым столом, на столе – кусок сала. Каждый его подержал в руках и положил обратно. Кусок сала остался целый, а руки у всех жирные. Так работают все банки во всем мире. В 1998 году правительство нас подвело, и нам пришлось выбирать между репутацией и деньгами. Я, недолго думая, решил в пользу репутации (то есть закрыл банк), о чем не жалею до сих пор. Я могу сказать, что в бизнесе репутация – это номер один. Заслужить ее очень тяжело, а потерять можно за одну минуту.

– Вы застали те легендарные «крыши», бандитские «расклады»?

– Не просто застал. Революция произошла в умах: люди разделились на бандитов и не бандитов и между ними – все остальные. Доходило до смешного: в один день приходили три «крыши». На самом деле бандиты не были такими уж разбойниками. Они приходили, спрашивали: «крыша» нужна? Не нужна? Ну и все, кофе пили и дальше шли. Это было время огромных возможностей. Они и сейчас есть, но тогда можно было просто наклоняться и деньги поднимать. Услуг никаких, товаров никаких… Помню, мы ходили году в 1993-м в ресторан, и – не говоря о качестве обслуживания – я обнаружил, что сумма в счете не сходится арифметически. Говорю официанту: «Посмотрите, эта сумма не получается при сложении слагаемых. Пересчитайте, пожалуйста!» А он – уже «накидавшийся», Первое мая было – отвечает: «Мы, конечно, можем пересчитать, но сумма от этого не изменится». Вот эта фраза «сумма не изменится», на мой взгляд, сакраментальная для того времени.

– Сейчас традиции все-таки устанавливаются?

– Конечно. Уже выросло поколение с другим пониманием вещей. Я сужу по детям, у меня их трое: моей дочери Яне шестнадцать лет, сыну Григорию – тринадцать, младшему Герману – два года. Но ведь и я не нашел золотой кирпич. В основном, думаю, это было стечение обстоятельств – оказывался в нужное время в нужном месте. И еще: люди должны помогать друг другу. Нужно относиться к ним хорошо, и – хотя, к сожалению, не всегда случается так – они тоже к тебе хорошо будут относиться. Сейчас люди начинают понимать, что всех денег не заработать. Никто уже не боится, как раньше, что снова придется ходить в серых плащах, сидеть на чемоданах с деньгами и ездить на «восьмерках», или какие там еще модные модели изобретет многоуважаемая «Лада Моторс».

– А вы на чем ездите?

– У меня Ferrari. Очень люблю гонять, специально для этого езжу в Германию. В прошлом году участвовал в стритрейсинге. Может быть, и в этом позовут.

– Вы честолюбивый человек?

– Да, конечно. Все честолюбивые чего-то добиваются, потому что если нет честолюбия, то ты идешь по плоскости, а не по ломаной линии. Я пробовал просто жить, отдыхать, короче говоря, ушел на пенсию… но мне не понравилось. От бездействия толстеешь, тупеешь, застой происходит. Надо двигаться.

Комментарии (0)
Автор: sobaka
Опубликовано:
Люди: Игорь Гаврилов
Материал из номера: БЕССОННИЦА
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также