Олег Кузнецов

Где-то в 80-е годы утром в подсобке портовой столовой повар пятого разряда Олег Кузнецов крепкими руками лаконично расставлял на подносе граненые стаканы. В те смутные времена ни сам Олег, ни тем более его коллеги по кухне даже представить себе не могли, что придет время и повар Кузнецов этими же руками будет подписывать договоры о выступлении в России первых звезд мирового шоу-бизнеса.

– Я учился в училище Балтийского морского пароходства на повара. Закончил с отличием, с повышенным разрядом. Потом, правда, нас пароходство немножко обмануло. Сказало, что если мы отработаем на Севере, то нас примут на практику в плавсостав. А в итоге, когда мы отработали, нас всех сдали в армию. После службы я год проработал в столовой угольного порта, потом еще год в местной пожарной охране и после видеть это пароходство уже не мог. Мне предложили пойти на паром, так начались мои заграничные путешествия. Я люблю вспоминать о тех временах.

– Твоя фамилия Кузнецов, но, судя по тому, как часто тебя называют Хоботом, я был уверен, что фамилия у тебя Хоботов...
– Многие так думают.

– Как получилось, что тебя так называют?
– О, это, как говорится, "страшная, полная слез история" и довольно запутанная. Когда я ходил на пароме "Константин Симонов", у меня был один дружок, который жутко завидовал моим заграничным поездкам и называл меня насосом – за то, что я привозил редкие пластинки и всякую фирменную аппаратуру. Глядя на мою комплекцию, он называл меня Слоном. Как-то мы выпивали вместе и решили, что насос у слона – это хобот. А чтобы слово "хобот", собственно, с хоботом не ассоциировалось, я написал его через две буквы "б" и две буквы "т", так получился "хобботт". Я же говорю – все очень запутанно. (Агентство Олега называется HOBBOTT.RU)

– Есть ли в твоей жизни что-то, что ты сделал своими руками и чем ты особенно гордишься?
– Да. Может быть, уже мало кто об этом помнит, это было в январе 97 года. Тогда я, можно сказать на пустом месте, сделал фестиваль, который назывался "Русский модерн". Это было что-то подобное движению души, совместный порыв многих людей, фестиваль, который не был коммерческим. Была идея дать выступить на большой площадке многим группам, в том числе и неизвестным. Таких набралось несколько десятков, среди них "Сплин", "Пепси", "Король и шут", "Кафе", "Ночные снайперы", "Сегодня ночью". То есть группы, которые сейчас стали очень популярными. Все выступали бесплатно, на энтузиазме. Все мы сделали своими руками, и этим фестивалем я горжусь. Это было начало моей концертной карьеры.

– Каких самых ярких звезд ты привозил?
– Для меня самые яркие звезды, это, например – Rammstein и Alfaville. Для публики это – Him, Garbage, Moby, тот же Таркан. Очень трудно обозначить, яркая ли звезда. Для каждого своя.

– Как тебе с музыкантами работается?
– По-разному. Некоторые очень замкнуты, как Генри Ролингс например, и с ними тяжело. Он очень тяжел, педантичен. С другой стороны, есть очень милые люди: тот же Брегович, тот же Таркан, причем самое интересное, что весь менеджмент Таркана это, так сказать, "люди со скрипом", а сам певец очень милый человек. Про Scorpions можно сказать, что, например, менеджер группы адвокат и большая сволочь, а все музыканты просто отличные.

– Про "сволочь" стоит цитировать?
– Я думаю, что стоит, потому что этот товарищ, не помню, как его зовут, всех здесь достал. Вел себя нагло и пытался всех строить.

– У тебя рука твердая?
– Не знаю.

– Драться приходилось?
– Три раза в жизни. Тем не менее у меня два пальца переломаны. Один раз это была даже не драка, я просто со злости ударил в дверь – сломал себе один палец. А второй давно – когда ехали на поезде в Югославию, успокаивали одного товарища. На самом деле я все конфликты предпочитаю улаживать словами. К тому же я по комплекции большой, и все вопросы, в основном, быстро решаются.

– Тебе по руке когда-нибудь гадали?
– Может быть, и гадали, да я уже и не помню. Я не сторонник всякого мистицизма.

– Были ли у тебя ручные животные?
– О, да. Еще в пионерлагерях я проявлял активность: хомячки постоянно были, крысы, рыбки. Потом дважды у меня был кот, один раз собака. Но я понял, что, к сожалению, с моей занятостью я не могу за животными уследить, и при всех благих намерениях это оборачивается для них злом. Они оказываются брошенными. Мы ответственны за тех, кого приручили. Я считаю, что это касается не только домашних животных. Если ты общаешься с человеком, если ты взял на себя ответственность жениться, завести детей, ты должен быть полностью ответственным за все. Я сейчас по тем же причинам не могу этого сделать, поэтому пока не женат. Хотя предложения были.

– Есть ли в твоей жизни человек, которого ты готов носить на руках?
– Трудный вопрос. Периодически возникает.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме