Владимир Колегов

Разбираться в вине – искусство не из легких. Владимир Колегов, который не только сам овладел этим мастерством, но еще и друзей научил, говорит, что жизнь его развивалась циклически...

– Как вы начали заниматься виноторговлей?

– Это вопрос и простой, и сложный. У меня получилось так, что хобби переросло в бизнес. В студенческие годы и позже я просто предпочитал хорошие напитки. Если кто-то пил все, что только можно было достать, то я был не то чтобы снобом, просто всегда считал, что качество непременно дает определенный эффект.

– Может, помните свою первую бутылку вина?

– Не помню, потому что предпочитал винной гамме другие. Хорошо разбираться в вине очень сложно, нужно изучать это профессионально, а на любительском уровне просто белое, красное – тогда это было мне не интересно. А вот гамму, которая имела алкогольное содержание под 40 и за 40, я хорошо понимал.

– Уже в молодости?

– Да, я виски любил, любил джин. Помню, давно, в 85-м году, приехал в Дагомыс отдыхать по путевке и скупил там почти все, что имелось в барах и ресторанах в наличии. Покупал прямо коробками.

– И сколько в общей сложности получилось?

– Сейчас скажу, было 13 коробок джина и 11 бутылок виски. Я же понимал, что народу много, хотелось хорошо отдохнуть. Люди вокруг в основном пили водку, по утрам на пляже почти никого не было видно, а если кто и приходил, то с разбитым видом. Знакомые удивлялись и говорили мне: «Ты же гулял вчера до утра, как мы, почему ты бодрый и выглядишь нормально?» – «Потому что виски пил». Качество напитка – очень важный момент.

– Но так получается, что в России все равно больше всего пьют водку?

– Да, у нас погодные условия отчасти обязывают к этому. Почему не коньяк и не виски, я вам сейчас объясню. Водка – менее деликатный напиток, не нужно тонко примериваться к вкусу, он идеален для того, чтобы согреться и получить необходимый заряд эмоций. К тому же многовековая традиция. Со временем это, возможно, изменится, люди привыкнут к другим напиткам.

– Как вы сами научились разбираться в вине?

– Раньше ни любителем, ни знатоком вин я не был, но в определенный момент это стало моей работой, и мне просто пришлось научиться. А освоил я винное искусство только на опыте. Дегустировал много, еще приезжали люди, читали лекции. Но только лекций и литературы недостаточно. Они, конечно, многое дают, но это только теория, пока не оттестируешь достаточное количество вин, по-настоящему разобраться не сможешь. Хотя я до сих пор пью вино очень редко, только в порядке тестирования, дома вообще почти не пью.

– Вы могли бы оставить этот бизнес и заняться чем-то другим?

– Оставить – не совсем верно. Иногда получается так, что на определенной стадии развития бизнеса понимаешь: можно заняться чем#то другим, тем, что ближе. Но пока я не знаю, что буду делать даже через пять лет. Может, писать что-то, мемуары, например. Или у меня было еще одно хобби – антиквариат. Я неплохо разбираюсь в серебре. Много читал и интересовался этим вопросом. Я бы с удовольствием уделял этому больше времени, но сейчас невозможно – работа не оставляет почти ни одной свободной минуты. Как-то ко мне в гости приехал знакомый француз. Мы сидели, разговаривали, и он спросил меня: «Сколько слов ты знаешь по-французски?». Начали считать. В общей сложности набралось около трехсот. Он поразился, сказал, что нужно только взять и выучить язык. А мне некогда, совершенно некогда.

– На чтение времени, наверное, вообще не остается?

– Остается, но это чаще всего какая#то специальная литература про новинки винного или коньячного производства. Художественную литературу, к сожалению, удается читать очень редко. Так получилось, что я вообще всю жизнь работал. Я привык полностью отдаваться работе, иначе теряется что-то главное и работа перестает приносить удовольствие. Я очень не люблю безразличных людей, которые не горят работой, ничем не горят, с ними неинтересно. Скажешь так – хорошо, иначе – тоже хорошо. Аморфность – как болезнь. Важно, чтобы человек жил тем, что он делает; с такими людьми всегда есть о чем говорить. Тогда несущественно, кто этот человек – ремесленник, штукатур или художник, у него другое ощущение жизни.

– Чувствуете себя состоявшимся человеком?

– По большому счету, конечно, да. Но то, что хотелось бы сделать в жизни вообще, еще не закончено. Все-таки хочу написать что-то. Ведь если большое количество информации остается в одном человеке – это неправильно, необходимо написать.

– А о будущем что думаете?

– Вопрос философский. Думаю, это состояние человека. Если человек живет реалиями сегодняшнего дня – это одно, если планирует дальнейшуюжизнь – совершенно другое. Для меня все очень просто – я живу настоящим, потому что работа захлестывает полностью. Но человеку свойственно заглядывать на несколько шагов вперед. Если этого нет, он теряется.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме