Елена Ваенга

Певица-феномен, чьи многочисленные концерты проходят с аншлагами, а песни скачиваются в промышленных количествах, в 2013 году получила награду в Смольном, а теперь стала судьей в телешоу «Точь-в-точь».

Вы вошли в жюри телепроекта «Точь-в-точь» Первого канала, в котором одни артисты изображают других. И начали с того, что сами предстали в роли Анны Герман. Ведь членам жюри, вообще-то, не обязательно выступать, тогда зачем?

Я сразу спросила: «А можно я сама попробую, уж коли я сужу людей?» У меня есть еще два образа, которые мне хотелось бы показать.

А почему для начала вы выбрали Герман?

У меня характер от природы очень тяжелый, одно противодействие. Если мне сказали: «Принц должен быть на белом коне», — то у меня будет на черном. Я в детстве и ела руками, и хамила, и бритвенные лезвия по тогдашней моде в ушах носила, и с мальчиками дралась, не только за себя — за младших заступалась, словно тимуровка. А семья у меня образованная и воспитанная. У папы две любимые певицы — Элла Фицджеральд и Анна Герман. И он в ответ на мои выходки говорил: «Да-а, не Анна Герман!» Эта фраза запала мне в душу. Я привыкла: я — пацанка, но внутри-то я девочка! И я решила доказать наконец и себе, и папе, что могу быть такой, какой он хотел меня видеть.

Cемья как-то повлияла на ваш музыкальный вкус?

Моя мама любила Бичевскую, Розенбаума и других бардов. Я слушала их, и они cтали моими учителями. Потом сама начала как-то незаметно писать песни.

Как удалось совместить это влияние с академическим музыкальным образованием, которое вы получили?

Я вам скажу, теперь и третье направление добавилось, сошлись три дороги. На протяжении последних шести лет восемнадцать музыкантов моего коллектива, которые все сплошь джазовые люди, меня образовывали. Я изучала песни на разных языках, разбирала гармонии этой музыки. В результате со мной произошли некоторые метаморфозы. Вот вы слышали мою песню «Нева»? Это что, шансон? Хотя я в каждом интервью говорю, скажу и вам: я благодарна радио «Шансон», что именно они когда-то бескорыстно поставили мои песни в эфир.

Но есть же такой журналистский штамп «Елена Ваенга — королева шансона».

Ничего страшного, буду сидеть со штампом. С клеймом. Я, понимаете, буду работать, а время все решит. Главное, чтобы мне нравилось. Потому что если я буду работать в угоду какому-то слою населения, чтобы у меня была какая-то конкретно музыка, чтобы они платили мне за это, — я закончусь как человек.

Для вас индивидуальность важней формата?

Мне Петр Сергеевич Вельяминов, мой педагог по актерскому мастерству, всегда говорил: «Не смей меняться! Говорят, что ты слишком машешь руками, а ты не слушай». Обратите внимание на мой ранний образ. Это не просто кофта и юбка, это театральная одежда, и черная она, просто чтобы вы не отвлекались от главного. Я не говорю, что девочки-дебютантки, которые ярко одеваются и делают стрижки, плохие. Они молодцы. А я — такая! И я буду такой, какая есть.

Когда-то вы написали немало хороших песен для других исполнителей. Продолжаете работать на этом поприще?

За деньги — не пишу. От слова «бабло» я впадаю в творческий ступор. Но недавно я стала сотрудничать с певцом Интарсом Бусулисом, мы с ним спели дуэтом. Он из Риги, представлял Латвию на «Евровидении». Вот ему я написала песню.

У вас есть непоколебимые авторитеты в музыке?

Светоч, на огонь которого я всегда буду идти, — Борис Борисович Гребенщиков. Это просто мой гуру. А еще я люблю Леонарда Коэна.

С кем-то из музыкантов дружите?

Есть коллеги, но мало приятелей. Называть друзьями людей, которых я видела три-четыре раза за кулисами, не хочу. Правда, у меня очень хорошие отношения с Лолитой Милявской.

Не могу не упомянуть ваш наделавший шуму пост о Pussy Riot. Не жалеете, что тогда осудили их поступок?

Я была действительно глубоко оскорблена. И я по-прежнему считаю, что они струсили бы зайти в синагогу или мечеть. Я всего лишь выразила то, что было в головах у многих. Забудем их акцию, забудем Путина, начнем с простого: полуголые девки пошли в церковь. Неправильно, девочки! Скажите то, что вы хотите, но как-то по-другому.

Вице-губернатор Василий Кичеджи вручил вам почетный знак «За заслуги перед Петербургом». Как вы отнеслись к награде?

Я спокойно отношусь к наградам. Если когда-нибудь я заслужу звание почетного жителя Санкт-Петербурга, это будет равносильно короне, которую надели бы на мою голову. Но это надо заслужить. Как бы хорошо и много я ни пела, это остается песнями, а городу нужны дела. По крайней мере, я так считаю.

Детство Елены прошло в Снежногорске, где ее родители работали на оборонном заводе. Елена окончила Музыкальное училище имени Римского-Корсакова и БИЭПП (как актриса драматического театра). Продолжает играть в спектакле «Свободная пара». Елена — прекрасная горнолыжница и даже имеет дипломы тренера и судьи. Дед Ваенги — контр-адмирал флота Василий Журавель.

 

Текст: Дмитрий Первушин
Фото: Сергей Жуков

sobaka,
Комментарии

Наши проекты