Нонна Матеркова

Российская предпринимательница, живущая в Лондоне, учредила фонд Calvert 22, чтобы познакомить Запад с современным отечественным искусством, а теперь запустила международный проект Calvert Forum.

Как возникла идея форума?

Я же экономист и вижу, что происходит и в России, и в Великобритании. В Англии на втором месте по числу занятых в отрасли, после финансов и сервиса, стоит сектор креативных индустрий. Сюда входят и весь арт, и дизайн, и IT, и фэшн, и медиа. В Петербурге, да и в России в целом этот сегмент развит куда меньше, хотя за ним большое будущее. Если мы говорим о сбалансированной экономике и уходе от нефтезависимости, надо развивать малый и средний бизнес креативного класса. Calvert Forum прежде всего исследовательский проект, который мы запускаем в Петербурге и дальше будем развивать в различных регионах. Будем изучать, какой зарубежный опыт полезен для каждой конкретной российской области. Когда мы провели экспертизу, выяснили, например, что берлинские ноу-хау очень подойдут Петербургу. И тут же пригласили к сотрудничеству представителей мэрии Берлина и тамошней ассоциации дизайна и креативных индустрий.

Чем еще занимается ваш Calvert 22?

Организуем стажировку для студентов. Кроме освоения кураторской деятельности у нас можно набираться журналистского опыта: полгода назад открыли онлайнжурнал Calvert Journal, единственный англоязычный ресурс об искусстве России. Он очень успешно развивается, интерес отовсюду, мы даже не ожидали, что помимо Америки и Европы будут отклики из таких стран, как Афганистан, Чили и Иран. Это, конечно, хороший шанс для художников, да и просто для творческих деятелей из России быть услышанными за рубежом.

Вы рассчитываете на прибыль в будущем?

Нет, это исключительно благотворительное предприятие. Абсолютно не думаю ни о какой прибыли в данном случае: для того чтобы зарабатывать, у меня есть свой бизнес.

Откуда у вас вообще стремление поддерживать арт-сферу? Почему, например, не молодые спортсмены?

Я уверена, что у спорта тоже огромный потенциал. Просто по складу личности мне ближе искусство. Я ведь из Петербурга.

Из семьи художников?

Нет. Но у меня замечательные родители, я ими горжусь. Мама — математик, преподавала в Университете экономики и финансов, а папа был военным моряком, замначальника Училища имени Фрунзе. Благодаря им я в детстве занималась хореографией, игрой на пианино. Родители очень внимательно относились к моему образованию. Я хоть и училась в математической школе, но художественная сфера была важной частью моей жизни. На Западе в интервью меня часто спрашивают: «А что вы делали в детстве?» «Вы знаете, “Макдоналдсов” не было, — отвечаю я. — Мы ходили в музеи». Почти каждые выходные мы с мамой и папой куда-нибудь отправлялись, часто ездили гулять в Павловск. Все это сформировало меня как личность.

Вы учились в Лондонской школе экономики, открыли в Англии собственный бизнес, связанный с финансовым консалтингом. Когда же напомнило о себе детство, проведенное в Павловске?

Когда я приобрела финансовую независимость, у меня появилось желание научиться ориентироваться в современном искусстве. В Британии я обнаружила, что это определенный феномен. Хотя теперь я живу там, но часто приезжаю в Россию: у меня здесь мама, я люблю свою родину. Видеть то, что происходит вокруг, иногда больно. Людям элементарно не хватает общения, им нужно больше знать друг о друге и о том, что происходит в мире. И мне кажется, что созданная нами культурная площадка сможет играть объединяющую роль.

В одном из интервью вы сказали, что арт-рынок в России более или менее сформирован. Кто, на ваш взгляд, основные игроки?

Я же еще училась в Институте искусств Sotheby’s, и там мы изучали эти вопросы. Участники рынка образуют треугольник: внизу — коммерческие галереи, выше — коллекционеры и фонды, пик — музеи. Если говорить обо всех этих слоях, структура стала складываться. Появилось много и галерей, и фондов. Марина Гисич, Анна Нова, Аслан Чехоев в Петербурге — все это люди, которые просто любят искусство, вкладывают в него деньги, делают это абсолютно искренне. Я таких уважаю.

Сами инвестируете в современное искусство?

Лет семь-восемь назад, когда начала интересоваться, что-то покупала. Иногда художники мне что-нибудь дарят.

Кого можно увидеть в вашей домашней коллекции?

Как говорится, usual suspects: Бродский, Мамышев-Монро, Чернышева. Но это, конечно, нельзя назвать серьезной коллекцией. Энергию я предпочитаю направлять на проекты Calvert 22. В 2014 году, например, мы будем проводить в Англии четыре выставки, посвященные России. Кураторами выступят Олеся Туркина, Екатерина Деготь. А еще галерея Tate собирается формировать коллекцию восточноевропейских художников, и меня пригласили в качестве консультанта.

Наверное, все российские художники хотят с вами дружить?

Я не знаю. Но я тоже хочу со всеми дружить.

Проект Calvert Forum получил поддержку факультета свободных искусств и наук СПбГУ и Эрмитажа. Ректор факультета Алексей Кудрин и директор Эрмитажа Михаил Пиотровский приняли участие в дискуссии «Креативные индустрии», прошедшей под эгидой проекта 14 сентября в Петербурге. Одно время Нонна Матеркова работала в администрации Санкт-Петербурга — начальником отдела Комитета финансов.


Текст: Анна Сметанина


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме