Sonic Death

Арсений Морозов, экс-лидер Padla Bear Outfit, главной надежды русского рока последних трех лет, распустил группу. Теперь в дуэте с барабанщиком Никитой Крикуновым он играет гараж и поет о любви.

Зачем вы собрали Sonic Death? Не могли исполнять музыку на стыке гаражной психоделии и панка в рамках Padla Bear Outfit?

Арсений: С Padla Bear Outfit мы зашли в тупик. Смена аранжировок, плавание по жанрам — постепенно это стало похоже не на поиск своего, а на полную потерю себя. К тому же сам я всегда мечтал играть песни живьем максимально приближенно к тому, как они записаны. Так появились Sonic Death.

Правда, что вы братья, а Никита недавно вернулся из армии?

Никита: Выдумки фанатов.

Где вы играли до встречи с Арсением?

Никита: В не слишком известной блэк-метал-группе, у нас не было записей и концертов.

А вам нравится группа Padla Bear Outfit?

Никита: Нет. Если ищете глубокие мысли, то читайте книги, а не слушайте рок.

На концертах вы будете исполнять песни Padla Bear Outfit или только новые?

Арсений: На концертах Sonic Death будут играть песни Sonic Death.

Сменив группу, вы хотите сменить и аудиторию?

Арсений: Да. Если раньше на наши концерты ходили люди, на мой взгляд, далекие от музыки, больше интересующиеся просто всем новым в культуре, то сейчас мы стараемся делать музыку для меломанов. Хотя процент тех, кто ходит на все подряд, все равно велик.

Sonic Death — так назывался один из альбомов Sonic Youth. Для вас важна эта аллюзия?

Арсений: Серьезно, есть такой альбом? Я только что узнал об этом от вас, мы не слушаем Sonic Youth. С названием Padla Bear Outfit было связано много всего пафосного, типа «лучшая новая русская группа», «сводный крестный племянник Гребенщикова»… А Sonic Death — очень стандартное, незаметное название, оно означает всего лишь конец эры звуков.

Padla Bear Outfit всегда были, что называется, в тренде. А Sonic Death играют модную музыку?

Арсений: Я не совсем понимаю, что такое тренд. Кто трендовей — Vivian Girls, Salem или Бритни Спирс? Мне кажется, есть новые группы, новые хорошие группы, новые хорошие группы, о которых пишут, старые хорошие группы, о которых все забыли, новые плохие группы и просто группы. А тренд — это как ярлык в магазине, чтобы покупателю было легче разобраться. Я не верю в глобальные веяния, которые влияют на умы музыкантов и заставляют их менять звук. Скорее музыканты должны направлять тренд силой своего таланта.

Сейчас вы стали петь про любовь: «вместе навсегда», «побудь со мной рядом, не уходи»… Почему вы решили использовать языковые клише группы «Руки вверх!»?

Арсений: Раньше я не хотел писать про события из своей жизни, зато обращался к бездонному источнику внутренних противоречий, который есть в каждом. Часто эти песни становились не совсем понятными даже мне. Возможно, какуюто часть в этом желании скрыться играли комплексы. Когда вы говорите, что мы поем песни про любовь, мне это нравится. В текстах мне сегодня близки красота и ясность. Безусловным плюсом я считаю их реалистичность. Каждый сюжет действительно происходил с нами, а мысли приходили именно в наши головы, а не в головы тех, кем нам хочется казаться.

С Padla Bear Outfit вы выпустили два студийных EP, все остальное, включая три релиза Sonic Death, записано в домашних условиях. «Сделай сам» — ваша идеология?

Арсений: Своими студийными записями я лично всегда был доволен меньше, чем домашними. Почему-то всегда так получалось, что после студии запись тебе как будто не принадлежит. Думаю, для неканонических жанров музыки время студий прошло, практически все можно делать дома.

Способна ли музыка влиять на социум? Ваше сердце требует перемен?

Арсений: Нет, я подрос и не жду перемен, так как понимаю, что их не будет. Музыка, вступающая в резонанс с политической ситуацией, мне неинтересна. На декабрьские митинги я не ходил, потому что это похоже на масс-маркет. А на «Марши несогласных» — было дело, но тогда, в 2008-м, это напоминало хотя бы секонд-хенд. Никита: Я не вижу смысла ходить на какие-то митинги, непонятно кем спланированные. На подобные акции можно сгонять, если есть желание огрести дубиной по хребту.

Поколение двадцатилетних принято обвинять в асоциальности и аполитизме. А вам близки культ детства, ностальгия и прочий чиллвейв?

Арсений: Чиллвейв — не-е-е-т! Детство у меня было сумбурное и несчастливое. Мне скоро тридцать, так что обвинения не ко мне.

У Sonic Death есть конкуренты?

Никита: «Пицца Хат».

Текст: Вадим Чернов
Фото: личный архив


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме