Ирина Перрен

Прима-балерина станет главной героиней волшебной сказки, исполнив партию Авроры в предновогодней премьере Михайловского театра — «Спящей красавице» Чайковского в постановке Начо Дуато.

Что самое простое в работе над «Спящей красавицей» и что самое сложное?

Мне нравится, как Дуато показывает движения, это ведь очень важно, когда балетмейстер может красиво показать. Мне не так важны слова, комментарии, я в первую очередь ловлю какие-то ощущения от танца, и поэтому работать с ним просто. А сложности… Новые постановки — это всегда трудно, мы очень много времени проводим в репетиционных залах. Кроме того, в Петербурге в это время года вообще тяжело работать: очень мрачно.

По-моему, такая погода здесь шесть месяцев в году.

Ну нет, у нас бывают солнечные деньки!

А в «Спящей» будет солнечно? Спектакли Дуато фантастически красивы, но, как правило, довольно грустны.

«Спящая красавица» — необычный для Начо Дуато балет. Более классический стиль, более строгий — в пуантах, в пачках. Сюжет остается тот же, та же светлая сказка. Если честно, мне ближе его современные спектакли, когда он ставит более свободно. Но могу точно сказать, что это все равно будет балет Дуато — очень интересный, очень естественный и очень красивый.

У вас есть чувство, что вы работаете с большим хореографом?

Великим. Да, конечно. При этом Дуато дружелюбный и простой в общении человек. Он талантлив, но не выпячивает свой талант.

Его сильная сторона как хореографа — это ансамбли, движение масс. «Спящая красавица» — балет традиционно иерархический, выстроенный на балерину. В этой постановке вы чувствуете себя центром мира?

Нет (смеется), не чувствую. У Начо очень красивые массовые сцены, он замечательно разводит танцовщиков, создает настроение. Он никого не выделяет, работает со всеми солистами, и я тоже не хочу как-то себя выделять. Скоро моим сценическим партнером в «Спартаке» будет мальчик, который только в прошлом году выпустился из школы. Надо поддерживать молодые таланты.

Надеюсь, что скорее все-таки он поддерживает вас на сцене.

Да, и у него это неплохо получается. (Улыбается.)

Вам нравится ваша партия в «Спартаке»?

Да, очень. Конечно, хореография Георгия Ковтуна — это совсем другой стиль, но он мне нравится. Я танцевала премьеру, а однажды (в свой день рождения в прошлом году) даже умудрилась исполнить обе главные женские партии — Валерии и Сабины — в один вечер. Для меня классика всегда была немного сложнее, чем свободная хореография. Когда я танцую классику, то ощущаю, что работаю, а в более свободной хореографии чувствую, что танцую.

Не думали начать что-то сочинять?

Может быть, скоро начну. Сейчас я снимаюсь на Первом канале в телевизионном проекте «Болеро», который продюсирует Илья Авербух. Его идея — соединить классический балет и современный танец, а исполнителями выступают пары, составленные из балерин и фигуристов. Один из номеров мы поставили вместе с моим партнером Петром Чернышовым, пятикратным чемпионом США по танцам на льду.

Кончились репетиции, и у вас еще есть силы на то, чтобы куда-то пойти. Куда отправитесь?

В Эрмитаж, он недалеко. (Смеется.) На Вермера, на Анни Лейбовиц. В кино — мы с Маратом (Марат Шемиунов — муж Ирины и премьер Михайловского театра. — Прим. ред.) ходили на потрясающий фильм Вима Вендерса о Пине Бауш.

А что-то не связанное с балетом? Более обыденное?

Нет! У нас нет обыденной жизни. Свободного времени мало, наша жизнь— это театр.

Только Михайловский театр? А за его стенами?

Марат не только танцовщик, но и художник. Он устраивает выставки (например, сейчас выставка его графических работ «Художник» проходит в центре искусств «Невский, 8»), а я ему помогаю. Мы устраиваем в день открытия перформансы — театрализованные представления, основанные на взаимодействии с современными технологиями. Несколько раз делали спектакли с видеопроекциями. Этим многие занимаются, но нам хочется сделать что-то свое.

У вас бывают споры на работе?

У нас разный репетиционный подход, поэтому нам бывает сложно. Марат импульсивный человек, а я более спокойная в жизни и в работе. Разногласия возникают просто за счет того, что у нас разные подходы. В главном мы обычно согласны друг с другом, а в нюансах можем не совпадать.

Когда вы учились в Вагановском, о какой танцевальной карьере мечтали? Сбылась ли ваша мечта?

Я не помню, о чем мечтала, потому что в школе было очень тяжело. Мы только работали над собой, занимались, занимались и занимались. Я думаю, моя творческая жизнь сложилась куда лучше, чем я могла мечтать. Мне очень повезло, что я попала в этот театр, потому что чем дальше, тем интересней.

Интервью: Анна Гордеева
Фото: Alexey Onatsko 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме