Светлана Ходченкова

За год появилось пять фильмов и два сериала с ее участием, а триллер «Шпион, выйди вон», который выйдет на экраны в ноябре, актриса в компании Гэри Олдмана и Колина Ферта представляла на Венецианском кинофестивале.

Насколько сложно было работать в «Шпион, выйди вон» — западной картине с опытными актерами?

Во-первых, я получила потрясающий опыт общения с великими людьми. Никогда не забуду, как дергалась перед тем, как оказаться с ними на ковровой дорожке Венецианского кинофестиваля во время премьеры «Шпиона». Странное дело: в личном общении тот же Колин Ферт просто душка, а вот Олдмана я всегда немного побаивалась, несмотря на то что у нас по сценарию был роман. Я играла жену российского шпиона, которую уводит от мужа-изверга шпион английский, эдакую «красотку из спецслужб». Приятно удивил подход англичан к съемкам. У них все гораздо чище — имею в виду техническую и организационную стороны процесса. У нас на съемочной площадке очень любят трепаться: соберутся и мусолят что-то, переливают из пустого в порожнее. В «Шпионе» — быстро пришли, быстро сделали дело и все свободны.

Какие существуют стереотипы на Западе по отношению к русским актерам?

Все сказано моей ролью — роковая красавица, опасная женщина. «Там» нас воспринимают именно так: считают опасными. Кстати, оказалось, что я говорю по-английски лучше, чем нужно для фильма. Произошла курьезная ситуация. Мы начали снимать, и ко мне подошел режиссер: «Света, ну английский-то твой...» Я поначалу расстроилась: «Что, неужели так плохо?» — «Нет, — говорит, — слишком хорошо. Не хватает типичного русского акцента в твоем английском». И он начал объяснять, как мне нужно «правильно» коверкать английские слова.

Вас сейчас считают именно комедийной актрисой. Но самые яркие ваши роли — драматические: «Благословите женщину», «Не хлебом единым». Какое амплуа более важно?

Все дело в том, что изначально я училась именно на драматическую актрису. Безусловно важно уметь преображаться, рыдать и хохотать одинаково убедительно. Сейчас у меня нет конкретного амплуа, и мне хочется попробовать разные роли. Если люди считают, что я хороша в комедиях, — еще одна монетка в мою копилку. В принципе не имею ничего против отечественных комедий. Все дело не в их якобы низком качестве. Про-блема в том, что комедийных актеров и режиссеров должно быть в разы больше, тогда каждый найдет фильм с шутками по своему интеллекту.

У вас есть режиссерские амбиции?

Наверное, я смогла бы ставить фильмы, но займусь этим не очень скоро — только когда мне надоест играть. Пока что я не наигралась.

Оправданны ли ожидания относительно телепроекта Валерии Гай-Германики «Краткий курс счастливой жизни», который идет по Первому каналу?

Валерия продолжает действовать в своем стиле — делать кино острое и честное. Хорошо, что ее фильмы многим не нравятся, это признак качества. Пусть сравнивают «Счастливую жизнь» с сериалом «Школа», но мы пошли гораздо дальше. Моя героиня — абсолютно свободный человек, что расходится со стереотипом красивой блондинки, сложившимся в нашем обществе. Пока я ехала к Германике на пробы, по дороге передумала сниматься. Я вошла со словами: «Извините, пробоваться не буду, сниматься тоже. Просто хочу с вами познакомиться». Судя по выпученным глазам продюсера, для него это было полной неожиданностью. Для Германики — нет. Валерия сказала: «Не будете, и правильно! Нефиг вам там делать». На этом мы расстались. Лишь после нескольких личных бесед с ней я изменила решение. Я снимаюсь в сериалах, но сама их не смотрю. Не потому что там все плохо. Наоборот, уровень отечественной продукции растет, на мой взгляд. Мне просто некогда следить за перипетиями сюжета. Когда выдаются свободные минуты, хочется расслабиться. Я предпочитаю каналы типа National Geographic и Discovery. Как актриса я участвовала в огромном потоке российских сериалов, но меня этот механизм не съел.

Нужны ли современные продолжения классических советских фильмов вроде «Служебного романа» и «Иронии судьбы»?

На мой взгляд, очень, ведь мы привязываем современную культуру к культуре предыдущего поколения. Я отчетливо осознавала, что за роль в «Служебном романе — 2» меня будут сильно кусать со всех сторон — и зрители, и критики.

Какие классические советские или российские фильмы, повашему, имеет смысл переснять?

Вы хотите, чтобы я нашим сценаристам, большинство из которых и так абсолютно ничем не занимается, лишь клепает ремейки старых картин, накидала новых идей? (Смеется.) Ну уж нет, пусть напрягут свои мозги и что-нибудь новенькое и интересное придумают. От этого выиграют все вокруг.

Интервью: Глеб Тарабутин
Фото: Фредерик Небенгер 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме