Екатерина Бокучава

Екатерина Бокучава

Ресторатор, кулинар, директор бутика Stephen Webster и пионер жанра светской хроники в Петербурге открыла на Петроградской первый в городе ювелирный концепт-бутик Laboratory.

Какие качества перешли к вам по наследству от родителей и что в вас открыли дети?

У меня было отличное детство, золотое. При этом я была настоящим панком. Росла без бабушек и дедушек, а мама и папа жили полной жизнью. Думаю, таких семидесятников, как я, которые «воспитывались в ресторанах», много. Посему когда в третьем классе нам предложили подумать, как мы будем отмечать день рождения Ленина, я пригласила всех в ресторан «Зеркальный» гостиницы «Ленинград», сославшись на то, что там отличный ансамбль. Заметьте, абсолютно искренне. В школе меня недолюбливали: из пионеров погнали, устав ВЛКСМ даже почитать не разрешили, училась я нестабильно. Ничто не предвещало того, что из меня получится что-то толковое. Сейчас смотрю на сына, как в зеркало. Ругаюсь, сучу ножками, а про себя думаю: «Катя, расслабься, он еще круче будет». Традиции в нашей семье — от папы-грузина, которого, к сожалению, нет с нами уже два года. Меня не ограничивали, но воспитывали в строгости. Культивировалось понятие «дружба». Вот, пожалуй, с этим у моего сына определенные сложности. Время сейчас, увы, иное.

И в семнадцать вы улетели в Америку на пять лет.

Я часто говорю, что всего, чего я добилась в жизни, могло бы не случиться, если бы я не уехала в Нью- Йорк. Даже не представляю, как моя мама, до пятого класса водившая меня в школу за руку, позволила мне умчаться за океан. Такой шаг — мощнейшая школа жизни, которая ставит мозги на место. Правда, если они есть. Мне не стыдно рассказывать о том, что я была бомжем, пусть и две недели, жила в приюте для бездомных детей, работала на трех работах по восемнадцать часов в день. Я во многом преуспела, но судьбе было угодно вернуть меня домой. Зато я поняла: если хочешь в жизни чего-то достичь, расставь приоритеты. На первом месте дело, потом здоровье и на третьем — личная жизнь. Хотя, может, эта формула была верна тогда и только для меня? Но меня она не подводит по сей день.

И в журналистике, и в бизнес-проектах вы стали абсолютным пионером — до вас ничего подобного никто в городе не делал.

Я рада, что оказалась в 1999 году в «Собака.ru», хотя к закату «Светская хроника» мне поднадоела. Понимаю, как было непросто со мной работать, но раз все терпели мой скверныи характер, значит, я делала что-то нужное. Я всегда рвалась в большую публицистическую журналистику, но в университете меня успокаивали, что жанр коротких заметок один из самых сложных в профессии. Видимо, я так в этом убедила себя и окружающих, что получила приглашение стать пресс-аташе Петербургской хоральной синагоги и даже ходила на встречу с раввином, которому пришлось мне отказать. Что касается моего первого бизнеса, то ресторан «Место» в 2002 году стал предвестником «Террасы», чем я горжусь. Вместе со столичными партнерами мы добились того, что бренд Stephen Webster cтал в Петербурге, как говорится, «велл-ноун и маст-хэв». Надеюсь, так произойдет и с Laboratory, хотя это рискованный шаг — попытаться изучить вкус нашего, так сказать, населения за свой счет. Я собрала около двадцати редких контемпорари-брендов со всех концов света. К счастью, настало время, когда люди поняли, что быть «юник», не таким, как все, — здорово.

Первое «Место» было рестораном для своих. Второе стало гастрономическим клубом. И между закрытием первого и открытием второго был большой перерыв.

Да, почти пять лет. Если честно, после первого опыта я решила, что больше никогда этим заниматься не буду. Но, видимо, в глубине души очень хотела. Надо отдать должное моим друзьям, они поверили в меня как в повара. Им было непросто. Мне тоже. Поначалу гости, не видя в меню знакомых названий, просто уходили. Но я стояла на своем, не хотела готовить стандартный набор, к которому все привыкли. И вот спустя два года могу сказать: я рада тому, что осталась верна своей идее. К нам приходят есть, а не тусоваться.

Что вас сейчас увлекает?

У меня есть кулинарные амбиции. Это нормально для человека деятельного — иметь амбиции. К нам приходят иностранцы с толстыми справочниками, где «Место» значится в топ-10 заведений для посещения, а ведь у нас вообще нет русской кухни. Стало быть, мы отвечаем их стандартам. Было бы прекрасно открыть ресторан в Лондоне. Или купить квартирку в старом Антибе и, сидя перед окном и глядя на море, — никогда не думала, что мне захочется отшельничества, — писать книжки. Главное — поселить внутри себя мечту. Это немного иначе, чем добиваться цели. Не идти по головам в желании добиться. Не сопротивляться действительности, так как она порой сильнее. Не разочаровываться, когда не получается. И быть благодарным тем людям, которые тебя поддерживают. Мне необычайно повезло с партнерами в моих столь разных бизнесах. Да и вообще с друзьями. И тем, что меня окружают сердечные люди, я обязана родителям, которые научили их любить и ценить.

  В концепт-сторе Laboratory Катя собирает и бренды, которые можно встретить в Colette и Dover Street Market, и русских дизайнеров Ольгу Аверьянову, Яну Расковалову. Личная рекомендация — «утонченные, нежные изделия из золота и бриллиантов Diane Kordas, абсолютно новое прочтение драгоценных металлов и камней, и украшения от Bjorg, наполненные скандинавскими мифами».

Текст: Яна Милорадовская

Фото: Михаил Макаренко


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме