Владимир Любомиров

Владимир Любомиров

Командор Яхт-клуба Санкт-Петербурга, архитектор и девелопер построил в Лахте порт Геркулес, в котором с партнерами по бизнесу разививает яхтенный спорт. Сегодня на базе порта стартует международная регата и фестиваль классических яхт.

Как вы совмещаете занятия парусным спортом и бизнесом?

Я больше двадцати лет занимаюсь бизнесом, успел попробовать себя в разных сферах, и вот некоторое время назад они все сошлись в одной точке. Первый яхт-клуб, «Терийоки», я построил и как девелопер, и как архитектор. Это был серьезный проект именно с точки зрения девелопмента: в Зеленогорске это место занимал пляж, где ничего не было и строить ничего было нельзя, хотя сто лет назад там и располагался яхт-клуб. На строительство у нас ушло в общей сложности пять лет, из которых три — только на проекты и документацию. Ну, а где яхт-клуб — там и яхтенный спорт, и общественная деятельность, связанная с его организацией, парусные регаты, школа.

По первому образованию вы физик. Как перешли от физики к архитектуре?

В 1991 году, когда я был физиком и занимался наукой, к счастью, в нашем государстве наступили перемены, но, к сожалению, наукой заниматься стало невозможно. И был выбор: уехать за границу и остаться ученым либо остаться в России и реализовать себя по-другому. Я остался в России, поскольку жить без русского языка достаточно сложно. Сначала нашел себя в строительстве, а потом и в архитектуре.

Чем объясните выбор сферы бизнеса?

Тому есть и несерьезное, и серьезное объяснение. Первое состоит в том, что мой прадед был архитектором, то есть сыграли свою роль гены. Более серьезное я бы сформулировал так: физика — это все-таки творчество, хоть и точная наука. И девелопмент, архитектура — тоже творческая деятельность. Вы занимаетесь преимущественно малоэтажным строительством. Это сознательный подход? Мне никогда не нравилось, как выглядят новостройки нашего города, хотелось понизить его этажность. Поэтому я и стремился всегда строить поселки, таунхаусы. Кажется, мне удалось сделать на этом поприще многое.

Вы публично выступали против строительства небоскреба в Коломягах.Чем эта история закончилась?

Скорее не небоскреба, а высотного дома. Он частично врезался в квартал, который я спроектировал и построил с коллегами. Это один из редких кварталов Петербурга, застроенный плановыми малоэтажками, таунхаусами, коттеджами — все не больше четырех этажей. Так получилось, что компании «Окстрой» было выгодно возвести в этом районе высотный дом. Кончилось тем, что высоту урезали, но печально, что его так и не завершили. Так и стоит недострой, вот уже больше десяти лет.

Сейчас в городе обсуждают небоскреб «Лидер» в Московском районе. По-вашему, его строительство — это достижение или непоправимый вред?

Лично я считаю, что ничего плохого в небоскребах нет. 145 метров — это, в общем-то, и не небоскреб. В Московском районе он ничего особенно не испортит. С другой стороны, я абсолютно не вижу необходимости строить в Петербурге высокие здания, поскольку земли много. Современные города, кроме азиатских, развиваются не в высоту, а в ширину. У нас потребности в таком количестве квадратных метров нет, нет дефицита жилья: его можно купить в любом районе, на любой вкус, дешево или дорого.

Для вас яхты в первую очередь увлечение или бизнес?

В юности я занимался виндсерфингом, а в XXI веке перешел на более серьезные парусные суда. Это стало любимым делом сначала именно как хобби.

Какова, на ваш взгляд, перспектива развития яхтенного спорта и вообще водного транспорта в нашем городе?

В советское время Ленинград был лидером по части парусного спорта, водных видов транспорта, частных яхт, катеров. Но в 1990-е такое положение стало сходить на нет, и период этот длился до 2000 года. В новом веке опять началось развитие, оно коснулось в первую очередь моторных яхт, которые называют катерами. Во всем мире тенденция другая, там преобладают парусные частные яхты. Сейчас и Россия двигается в том же направлении, парусных яхт покупают столько же, сколько моторных. Однако они не так часто базируются в Петербурге. Члены нашего клуба держат здесь катера, а парусные яхты — там, где больше возможностей, развита инфраструктура: на Средиземном море, на Северной Балтике.

Сколько денег нужно, чтобы заняться яхтенным спортом?

На самом деле одна из задач порта Геркулес — дать такую возможность самому широкому кругу. Во Франции это доступно практически любому человеку, лишь бы он хотел. Самая дешевая яхта, которую можно купить у нас, — маленький швертбот, он поможет влиться в сообщество — стоит от ста тысяч рублей. Впрочем, есть еще виндсерфинг, это существенно дешевле. Люди начинают с доски с парусом, а потом переходят дальше.

 

Владимир Любомиров является совладельцем яхтенного порта Геркулес, который открылся в 2009 году и стал первой классической морской мариной, построенной в России в XXI веке. Сейчас здесь работают серф-станция, детская и взрослая парусные школы, которыми руководит деловой партнер Любомирова Виктор Лось. На базе порта проводятся чемпионаты России и Европы, с 14 по 19 августа здесь пройдут международная регата и фестиваль классических яхт.

Текст: Мария Элькина

Фото: архивы яхт-клуба Санкт-Петербурга


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 4 авг., 2014
    Комментарий удален

Читайте также

По теме