Лев Лурье и Александр Цыпкин обсудят противостояние Петербурга и Москвы на интеллектуальных дебатах «Жить нельзя уехать»

20 июня в пространстве киноцентра «Родина» в очередной раз поднимется извечный вопрос — Петербург или Москва? Номинанты премий «Собака.ru» «Петербург будущего» и «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга» историк Лев Лурье и писатель Александр Цыпкин обсудят (и поспорят!) о противостоянии двух столиц на интеллектуальных дебатах «Жить нельзя уехать».

Внук знаменитого античника Соломона Лурье, сын историка Якова Лурье и создателя советской кардиореанимации Ирины Ганелиной Лев Лурье окончил физматшколу №30 и экономический факультет ЛГУ — на историческом факультете в ту пору не ждали людей с ФИО, похожими на его. В 2002 году он создал «Квартальный надзиратель» — краеведческое приложение к журналу «Собака.ru». В середине нулевых Лурье возглавил дирекцию документального вещания обновленного «Пятого канала», где стал автором и ведущим множества фильмов и программ. В 2016 году Лурье, силой своего интеллекта и благодаря исключительной любви петербуржцев к Сергею Довлатову, смог не только организовать в сентябре 2016 года фестиваль в честь 75-летия писателя «День Д», но и сумел установить памятник у его дома на улице Рубинштейна.

Александр Цыпкин родился в 1975 году в Ленинграде — в семье врачей. Окончил факультет международных отношений СПбГУ и более 10 лет специализировался в области стратегических коммуникаций. В 2015 году Цыпкин дебютировал в театре и литературе — его рассказы в Сети стали сверхпопулярными, а читки сочинений в компании Константина Хабенского (и не только!) собирают полные залы в России и за рубежом.


Александр Цыпкин

Из интервью для «Собака.ru»:

Сложность отношений с петербургскими девушками еще и в том, что они дают слишком много свободы мужчинам в вопросах интерпретаций их женских желаний. С московскими проще, они тебе сразу доступно, и чаще матом, если не понял, все про себя объясняют. Вот ты привез ее после свидания к дому на такси и прощаешься, сидя в машине. Московская тебе прямо скажет: «Ты совсем охренел? Встал и пошел проводил меня до дверей, времени два часа ночи, меня же здесь убить могут. И больше так не делай». А питерская молча выйдет, даже улыбнется на прощанье и пойдет через путаные дворы-колодцы к своей парадной. Но запомнит. И может через месяц бросить тебя без причины, а ты, как дурак, даже не знаешь почему.

Еще такой нюанс: в Петербурге важна форма подачи информации. Если ты ввалился домой пьяный с помадой на лице, но как-то красиво все обставил: и извиняешься глубокомысленно и про любовь говоришь вдумчиво, тебя в Петербурге простят. А в Москве скажут: «Так, ты мне мозги не засоряй, вернемся к сути: это вот чья помада у тебя на щеке?» И в Москве развод — это чаще всего развод, а в Питере — переход в другие отношения и двадцать пять возвращений или переход в дружбу. В Петербурге, кстати, так принято: после любви дружить. Потому что город маленький, все друг друга знают, и ты с людьми выстраиваешь отношения осторожно и бережно. Я вообще считаю, что если вы были близки и расстались по какой-то причине, не связанной с предательством, то у вас намного больше оснований для дружбы, чем у каких-то знакомых по работе. У меня, кстати, есть теория, почему сейчас в правительстве так много людей из Петербурга: не только потому, что наш президент родом из этого города, а потому, что петербуржцы генетически строят отношения более дальновидно и в результате ведут более эффективную стратегическую работу и у них всегда большой выбор надежных товарищей.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram — подборка главных новостей за день.
Дарья Гладких,
Комментарии

Наши проекты