Модерн среди хрущевок: 7 самых красивых дореволюционных зданий на окраинах Петербурга

Специально для «Собака.ru» краевед и журналист, автор рассылки «Бумаги» с историями петербургских домов Алексей Шишкин составил список из 7 самых красивых и необычных дореволюционных зданий за пределами центра Петербурга. В топ попали старинная усадьба, рабочий городок, складская контора, католический костел и сразу две психбольницы.

  • Фото: @vera_vladykina

  • Фото: @a_babochkinaa

  • Фото: @sabinalto

  • Фото: @sabinalto

Гаванский рабочий городок

Гаванская улица, 47

Почти центр, но все же не совсем, Гавань – особенный район, который или обожают или не переваривают. Самое импозантное дореволюционное строение здесь – рабочий городок. В 1904 году компания со сложным названием «Товарищество устройства и улучшения жилищ для трудящегося нуждающегося населения» купила на Гаванской улице участок земли под его возведение. По факту это были классические доходные дома – жилье в аренду, только предназначенное строго для пролетариев. В уставе товарищества было прописано, что квартиры здесь смогут снять только представители «трудового» населения столицы, а не «богемные буржуа». Инициатором стройки был юрист Дриль (мемориальная доска ему до сих пор украшает одно из зданий), председателем товарищества – архитектор Николай Дмитриев. Гаванский городок был рассчитан на 1000 человек. Тут сразу было запроектировано все необходимое для жизни: в квартале имелись магазины, столовая, амбулатория, школа, ясли, площадки для игр на открытом воздухе (ведь рабочие не ездят на дачу, но сидеть в четырех стенах тоже не хотят). Жители могли пользоваться услугами библиотеки и лекционного зала.

Отдельно была продумана защита от стихии. «Для защиты от наводнений площадь построек поднята на один аршин выше профиля улицы и окна в подвалах будут расположены выше уровня подъема воды во время наводнений. В постройках будет 150 квартир по 2 или 3 комнаты, ценою от 8 руб. 50 коп. в месяц до 17 р. 25 к. вместе с отоплением; отдельное помещение устроено будет для яслей. При каждой квартире кухня и кладовая для припасов. Отопление водяное», – писал журнал «Зодчий» в заметке о городке.

Кроме отдельных квартир для рабочих с семьей были здесь и общежития для холостых. Комнаты выходили в общий коридор. Гендерный курьез: в женском коридоре общая кухня была, а в мужском – нет.

Даже если вы равнодушны к истории петербургского быта, загляните в Гаванский: как минимум полюбуетесь на элегантные фасады в стиле модерн. Заодно можно выпить кофе в кафе «Мука» рядом.

Костел Святого Сердца Иисуса

Улица Бабушкина, 57

Район нынешних «Ломоносовской» и «Пролетарской» сто лет назад относился к Александровскому пригородному участку – то есть был чем-то вроде сегодняшних Мурино и Кудрово. Жили тут в основном рабочие литейных, машиностроительных, фарфорового и прочих заводов, отдельной кастой считались железнодорожники. Среди рабочих было немало поляков и литовцев – правоверных католиков. Начиная с 1890-х они ходатайствовали о строительстве в районе костела, но разрешение было получено только в 1905 году.

Проект разработал этнический поляк Стефан Галензовский. Первоначально храм предназначался исключительно для рабочих Фарфорового завода, которые, кстати, сами трудились на его строительстве. Денег на возведение монументального неоготического здания не хватало, выручали открытки с изображением проекта, которые продавали в западных губерниях. Но даже с таким необычным инструментом финансирования стройка шла тяжело. Еще не оконченную церковь освятили только в начале 1918-го, высокие шпили-колокольни, например, построить так и не успели. В ленинградский период это стало и вовсе невозможно – храм забрали у верующих и переделали под нужды треста «Спецстрой». Сейчас церковь вернули католическому приходу и постепенно реставрируют. Правда, остается больной вопрос – строить ли башни. Верующие хотят видеть задумку Галензовского воплощенной, а вот специалисты по охране памятников против, ведь нельзя добавлять к федеральному памятнику никогда не существовавшие детали.


Пять самых уродливых зданий Петербурга: субъективный топ от краеведа

  • Фото: @madame_modernisme

  • Фото: @madame_modernisme

  • Фото: @madame_modernisme

  • Фото: @madame_modernisme

  • Фото: @madame_modernisme

  • Фото: @madame_modernisme

  • Фото: @madame_modernisme

Психиатрическая больница Скворцова-Степанова

Фермское шоссе, 36

Городская психиатрическая больница № 3 имени И. И. Скворцова-Степанова — не только психушка из старых песен группы «Пилот» и городских анекдотов, но и яркий памятник модерна. Она была основана в 1870 году как Дом призрения душевнобольных Цесаревича Александра. После больница сменила еще несколько имен, но оригинальную функцию всегда за собой сохраняла. В итоге на территории уцелело больше десятка старинных зданий. Самые любопытные из них выстроены на рубеже XIX и ХХ столетий архитектором Люцедарским в модном стиле модерн. Такая расточительность связана с тем, что в больнице содержались в том числе и пациенты из богатых семейств. Были даже «личные павильоны», созданные для конкретных больных. В приют на Удельной в ту пору доставляли в том числе заядлых морфинистов, неудачливых самоубийц – жертв «декадентской моды» начала ХХ столетия. До недавнего времени вход на территорию был относительно свободным, но нашествие экскурсантов и инста-блогеров заставило врачей ужесточить пропускной режим.

Дача Сиверса

Проспект Стачек, 158

Еще одно здание в списке, успевшее побыть психиатрической лечебницей. Классическая история: бывший загородный замок аристократа достался государству, которое устроило в нем приют для душевнобольных. Оригинальную двухэтажную барочную усадьбу для лифляндского барона Карла фон Сиверса, генерала на русской службе, выстроили еще в 1750-х. В 1760-х тут не раз останавливалась по пути на охоту Екатерина II. После Сиверса домом владел ее фаворит Григорий Потемкин, правда, покорителю Крыма усадьба оказалась не по карману. Царица пришла ему на помощь и выкупила дачу в казну за 30 000 рублей – их Потемкин потратил на покрытие карточного долга. Екатерина же наградила усадьбой более бережливого сановника Остермана, а тот перестроил дом на Перергофской дороге в стиле классицизм.

Остермана сменил сенатор Павел Щербатов, а в 1828 году комплекс зданий снова достался государству, которое обратило усадьбу в больницу. Свою новую функцию «дача Сиверса», как ее продолжали называть, сохранила вплоть до Великой Отечественной. Старым ленинградцам она была известна как больница Фореля, в честь сочувствовавшего коммунистам немецкого врача. А дальше произошло самое интересное, то, из-за чего усадьба попала в этот список. В годы блокады комплекс сильно пострадал, и советские строители решили в прежнем виде его не воссоздавать. Вместо этого усадьбу отдали Кировскому заводу. Так дача Сиверса получила новое имя «Кировский городок» – тут разместился заводской ДК, столовая, конторы, общежития и квартиры для работников предприятия.

Колоннады XVIII века дополнены тут сталинскими неоклассическими башнями. Фигурные балконы времен Екатерины соседствуют на фасадах с логотипом производителя танков и тракторов. А еще, говорят, при послевоенном ремонте под штукатуркой обнаружили следы барочной лепнины – ее авторство приписывают самому Бартоломео Растрелли. 

  • Фото: @o_leningrade

  • Фото: @o_leningrade

  • Фото: @o_leningrade

  • Фото: @o_leningrade

  • Фото: @o_leningrade

  • Фото: @o_leningrade

Дача Бертлинга

Болотная улица, 13

Район между нынешними станциями метро «Лесная» и «Площадь Мужества» до революции был застроен дачами. Причем, жили тут не только летом, для многих лесновские дачи были выгодной альтернативой городским квартирам. Для таких круглогодичных дачников даже придумали специальное прозвище – «зимогоры». Желтая пресса начала ХХ столетия могла потешаться над ними, выдавая заголовки вроде «В Лесном профессора Политехникума чуть не загрызли волки», намекая на удаленность и «дикость» района. Но фактически это были не выселки, а скорее малоэтажный район для верхушки среднего класса –интеллигенции и служащих. Это жанр скорее американский, чем русский, недаром именно тут решил выстроить себе дачу топ-менеджер американского производителя швейных машинок «Зингер» Генрих Бернлинг, управляющий петербургским отделением. Тогда, в отсутствии пробок и светофоров, домчать на личном авто от Болотной улицы до нынешнего офиса «ВКонтакте» он наверняка мог даже быстрее, чем сегодня.

В 1915 году Бертлинг скончался, и его вдова продала дом шведскому кораблестроителю Видстедту. Он, впрочем, тут долго не прожил, так как покинул Россию накануне революции. А летом 1917 Лесное наконец присоединили к городу. На волне демократизации состоялись выборы местной подрайонной думы и управы, которая и разместилась в теперь уже бывшей даче на Болотной. Первую скрипку в этом органе играли большевики. Председателем и вовсе был Михаил Калинин – будущий формальный глава сталинского СССР. Именно на совещании на даче Бертлинга было принято решение о вооруженном восстании в Петрограде. Благодаря этому при застройке района в советский период деревянную дачу удалось сохранить, превратив в музей – единственную в районе.

  • Фото: @dmitriy_slam

  • Фото: @jam93.39

  • Фото: @ivandrone

  • Фото: @dmitriy_slam

  • Фото: @dmitriy_slam

Дача Чернова «Сосновка» 

Октябрьская набережная, 72

«Громадный парк, местами переходящий в настоящий бор, изобилует большим количеством искусственных и естественных прудов с островками, на которых раскиданы беседки. Ближе к Неве помещается барский дом той своеобразной архитектуры, которая должна собою напоминать не то средневековый замок, не то русский богатый дом. Если ехать на Шлиссельбургском пароходе вверх по Неве, то башенки этого дома видны на куще деревьев, среди фабричных зданий», – так в 1915 году писал о пригородной даче генерала Чернова «Сосновка» «журнал красивой жизни» «Столица и усадьба».

Замок-терем построил в 1889-1893 годах архитектор Александр фон Гоген. Знатоки города наверняка угадают руку автора музея Суворова на Кирочной улице. Только «Сосновка» больше, чем на 10 лет старше своего центрового брата. На ней зодчий обкатал многие приемы неорусского стиля. Начиная с 1943 года дача принадлежит военному радиоцентру. Сейчас учреждение фактически не функционирует, но бдительно охраняет свою территорию. Попасть за забор можно ровно один раз в год, да и то только с экскурсией от музея «Невская застава». Места разбирают за считанные часы, а то и минуты – желающих взглянуть на уникальный дом очень много. Внутри уцелели в полной сохранности витражи «День» и «Ночь», двери с травлеными стеклами, металлические витые лестницы, лепнина и еще много всего. Самостоятельно осмотреть его даже и не пытайтесь – стражи радиоцентра строги и неподкупны (да, я пытался).

Дом общества товарных складов

Черниговская улица, 13

Это необычное здание близ станции метро «Московские ворота» было возведено для конторы «Санкт-Петербургского общества товарных складов» – фирмы, которая в начале ХХ столетия всерьез рассчитывала стать монополистом на рынке хранения товаров, прежде всего муки и зерна. Собственно, склады разных типов находились неподалеку. А в самом здании кроме офисов размещалась купеческая гостиница и буфет (строго без спиртных напитков). На фасаде до сих пор сохранилась оригинальная вывеска с логотипом первых владельцев – «Акц. Общ. СПб товарных складов».

Выстроил все это великолепие архитектор Иван Эскузович, он известен не столько как зодчий, сколько как мастер театральной машинерии и театральный же функционер. Ему приписывают заслугу сохранения после революции лучших театров Петрограда, в том числе и Мариинки. Неудивительно, что и сам дом его авторства похож на театральную декорацию во вкусе мирискусников. Сейчас строение на ремонте – уже многие годы его пытаются приспособить под нужды Петербургской Ветеринарной академии.


5 самых красивых заброшенных домов Петербурга, которые могут исчезнуть

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты