«Все криво-косо»: дом Бака отремонтировали, но жильцы жалуются на низкое качество работ

Летом в знаменитом доходном доме Юлиана Бака на Кирочной улице начали капитальный ремонт — первый с момента постройки в 1905 году. В конце января леса демонтировали, но жильцы этому не рады — уже с осени они начали замечать нарушения, а зимой стали свидетелями окраски дома при недопустимой температуре. «Собака.ru» сфотографировала обновленное здание и поговорила с одной из жительниц дома.

Марина Жукова, жительница дома Бака:

«Ремонт фасада провели с нарушение всего, что только можно. Сначала неудачно наложился чемпионат мира, леса не устанавливали, потому что до окончания игр это было запрещено. Соответственно работы начались позже, но все равно мы были полны надежд, потому что проект компании «МИР» нам понравился: они собирались реставрировать плитку на балконе галереи и внешний металлодекор. Очевидно, что авторы проекта отнеслись к дому аккуратно и с любовью.

Но проблемы начались с первой же недели: леса поставили во дворе и стали прямо на балконах распылять щелочную антипожарную смесь. В дом несколько раз вызывали скорую, потому что этот состав разъедает кожу и вреден для аллергиков, жители начали увозить детей из города, потому что существовать было невозможно. Работы велись вопреки всем технологиям и описаниям.

Когда спилили козырьки, мы поняли, что потери могут быть необратимыми – их можно и нужно было аккуратно снять. Сначала сквозь них установили леса, вытащить их было сложно, и они просто распилили несущую конструкцию в трех местах. Потом козырьки увезли в мастерскую – не то чтобы плохую, но явно не лучшую в городе, выбрали ее в первую очередь по принципу экономии.

Однажды мы услышали, как один из реставраторов сказал: «Сегодня мы поняли, что этот проект не принесет нам ни денег, ни славы». Примерно с середины сентября специалистам перестали платить зарплату, а их задачи переложили на чернорабочих, все окончательно поплыло. Работы начали затягиваться и переноситься на холодный период. Мы требовали остановить капитальный ремонт и дождаться окончания зимы, но нас никто не слушал. Сделали теплый контур, который никак не протапливался и не был замкнутым. У нас есть съемки, где видно, что стоит тепловая пушка, а уже в пяти сантиметрах от нее температура -7.

Например, по нормам окрашенный фасад должен простоять при температуре +8 дольше двух суток. А тут не проходило и пяти минут, как краска оказывалась в минусе. Мы наблюдали, как в -12 рабочие набирали краску на кисть, она тут же замерзала, а они пытались как-то ее разогреть, чтобы закрасить то, что уже потрескалось. Дом изначально был двухцветным, цвета эти известны, но это не было учтено, так что сейчас у нас очень странно сочетаются желтый и розовый. Исторические тона мы потеряли.

Мы, наверное, далеко не все можем увидеть, но где-то начиная с октября нарушения были по всем фронтам. Козырьки еще не вернули, весь лицевой фасад красили в декабре и январе при минусовой температуре – мы очень боимся, что все это сразу посыпется. Штукатурку наносили прямо на ржавые детали, у нас есть огромный фотобанк – хоть выставку делай. На краске образовался иней – дом покрылся пятнами, как ягуар, если присмотреться, вообще нигде нет ни одного ровного места, все криво-косо. Металлодекор так и не забрали на реставрацию – чернорабочие чистят его корщетками и «Уайт-спирит» и красят. КГИОП не отвечает на наше письмо с декабря.

Огромный ущерб нанесли окнам – их залили грунтовкой, а она вступает в химическую реакцию со стеклом. Рабочие пытались счистить пятна и царапали окна лезвиями – сейчас неповрежденное окно найти в доме очень сложно. По правилам, прежде чем начинать окраску, окна они должны были закрыть, но этого не сделали даже с витражами – несмотря на предписания, защитили только четыре из всех 20. Во всем , что происходило, было нелепое пренебрежение и неуважение к истории.

Сейчас реставрационная компания хочет, чтобы мы подписали документы о том, что они все сдали, но мы отказались это делать, поэтому работы снова начнутся в апреле – они будут переделывать все, что сделали плохо. Но леса ставить уже не будут, так что промышленные альпинисты будут создавать иллюзию работы, а мы даже не сможем оценить качество – когда стояли леса, мы по крайней мере могли это контролировать».

Довольны жильцы остались только реставрацией открытой галереи, для которой были изготовлены копии утраченных фрагментов метлахской плитки. Сохранившуюся историческую плитку оставили на месте.

Здание в стиле необарокко с элементами модерна было построено в 1904-1905 годах по проекту архитектора Бориса Гиршовича по заказу инженера путей сообщения Юлиана Борисовича Бака. Оно задумывалось как первоклассное жилье для состоятельных жителей Петербурга. Особенностью дома, превратившей его двор в один из самых известных в городе, стали воздушные галереи на уровне второго и четвертого этажей, соединяющие между собой корпуса здания.

Редакция «Собака.ru» направила запрос в реставрационную компанию «МИР» с просьбой прокомментировать ситуацию.

Фото: Зинаида Вильчук

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты