Стало ли метро Петербурга безопаснее после теракта? Отвечает аналитик движения «Транспорт и горожане»

Год назад, 3 апреля 2017 года в петербургском метро произошел террористический акт. Аналитик движения «Транспорт и горожане» Арсений Афиногенов написал для нас колонку о том, какие меры по усилению безопасности были предприняты руководством города, и почему это − пустая трата денег.

Год назад произошел один из самых страшных терактов в истории нашего города, в результате которого погибло 16 человек, а пострадало более 100. Это темная страница истории Петербурга, показавшая, тем не менее, сплоченность горожан.

Трагедия поставила вопрос безопасности на объектах транспорта на новый уровень. Через несколько дней Правительство России ужесточили правила: теперь все пассажиры за небольшими исключениями обязаны проходить через рамки металлодетекторов, а все «звенящие» должны быть досмотрены лично.

Возможно, вы решите, что так и надо, ведь как иначе останавливать террористов? Но здесь мы сталкиваемся с парадоксом: ради обеспечения стерильной безопасности на объекте он утрачивает свою основную функцию. Действительно, петербургский метрополитен после ряда предписаний прокуратуры запустил эксперимент на нескольких незагруженных станциях, начав пропускать всех строго по правилам. И даже на сравнительно безлюдных «Электросиле» и «Звенигородской» растянулись огромные очереди из пытающихся попасть внутрь пассажиров, за час в вестибюль могли зайти всего несколько сотен человек. Вскоре эксперимент свернули, а после многократных совещаний и запросов депутата Бориса Вишневского Минтранс сдался и согласился смягчить предписания.

  • Очередь у станции метро «Электросила» 26 июля 2017 года

Программа оснащения объектов транспорта металлодетекторами не нова. На нее в течение нескольких лет из средств федерального бюджета было потрачено 2,15 миллиардов рублей. Ежегодное содержание рамок, а также многократно увеличившегося персонала в метро легло на городской бюджет и сделало проезд дороже. При этом надо понимать: при отсутствии сплошного досмотра вероятность проноса запрещенных предметов существует всегда. А даже если бы каким-то невероятным образом поголовный обыск смогли бы осуществить без снижения провозной способности (нет, это невозможно), то условные террористы могли бы устроить взрыв на входе, прямо перед пресловутыми рамками. В час пик там скапливается огромное количество народа: посмотрите на «Чернышевскую», «Площадь Восстания», «Проспект Просвещения» и многие другие станции.

Кроме того, антитеррористические меры находятся в конфликте с правилами пожарной безопасности. Недавно прочитал печальную шутку: в школе половина окон на первом этаже зарешечена от террористов, а вторая половина − нет, для обеспечения противопожарной безопасности. Их несоблюдение может привести к не меньшим жертвам, в чем мы, к сожалению, недавно убедились.


Рамки, закрытые входы и переходы только усложняют жизнь, увеличивают время в пути и ухудшают качество жизни в городе

Единственное, чего можно добиться таким образом: потенциальные террористы будут учитывать увеличившуюся вероятность попасться на металлодетекторах и выберут другой метод. Даже если полностью обеспечить рамками со сплошным досмотром метро и вокзалы, останутся торговые центры. Если усовершенствовать и их, останутся улицы, дороги, наземный транспорт. Невозможно заполонить весь город охранниками, не получится поставить детектор в каждый трамвай. А значит, у злоумышленников всегда будет лазейка. А рамки, закрытые входы и переходы только усложняют жизнь, увеличивают время в пути и ухудшают качество жизни в городе.

Таким образом вопрос терроризма не решить. Помочь могут качественная работа спецслужб и грамотная внешняя политика, потому что чем меньше у нас врагов, тем меньше желающих организовывать подрывную работу внутри страны. Но главная мысль: теракт должен быть предотвращен не на стадии проноса бомбы куда-либо, а до нее. И тогда не понадобятся дополнительные миллионы и миллиарды на обслуживание возникшего в последние годы театра безопасности.

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты