История одного дома: как уникальный особняк Веге превратился в развалины

Экскурсовод и блогер Евгений Колесник сфотографировал и написал для нас историю одного из самых красивых и запущенных строений Петербурга – особняка Веге.

За колючей проволокой в промзоне Петербурга доживает свой век заброшенный и увядающий особняк Георгия Ивановича Веге, владельца Киновиевского ультрамаринового завода.

На 1876 год это был первое и единственное подобное предприятие в России. До этого материал ввозили из-за границы по очень высокой цене – от двух до восьми рублей за килограмм. После открытия завода качество ощутимо улучшилось, а цена снизилась до 50 копеек. Это было вызвано не только иностранной конкуренцией, но и внутренней. В то время многие ринулись в эту отрасль. В десятилетний промежуток с 1876 по 1886 в стране было основано восемь ультрамариновых заводов, из которых три принадлежали известным иностранным фирмам, а пять – русским предпринимателям.

Большинство из них вскоре закрылись, в их числе был Французский завод братьев Дешан в Москве, который в течение семи лет потратил на борьбу с конкурентами более трех миллионов франков. К концу XIX века предприятий осталось три, причем больше половины продукции делал Киновиевский завод Георгия Веге в Петербурге. В 1896 году он был удостоен высшей награды – Государственного герба на Всероссийской Художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде.

Как было принято в среде промышленников, при заводе хозяин возвел особняк, чтобы эффективнее контролировать дела. В случае с Георгием Ивановичем все было еще интереснее. Прямо к дому был пристроен печной цех из ажурных клепанных металлических конструкций, и окна парадной лестницы, украшенные наборными расписными немецкими витражами, выходили прямо в производственное помещение.

Во второй половине XX века особняк относился к НПО «Пигмент», и в нем, вероятно, располагалось правление или дом культуры с актовым залом и библиотекой. В 90-х его собирались реставрировать, даже начали подготовительные работы. Некоторые фрагменты лепнины были расчищены, и под слоем масляной краски и побелки проявились первоначальная расцветка стен и потолка, росписи и позолота. В то же время из Риги после реставрации вернулись уникальные витражи, которые сложили в ящики до лучших времен.

Но, как известно, лучшие времена не наступили. Начало ХХI века – точка невозврата для некогда роскошного особняка. Именно тогда был ослаблен контроль за зданием, и его финансирование прекратилось. В первую очередь, исчезли витражи, после пропали изразцовая облицовка единственной сохранившейся печи на третьем этаже и расписной фартук из метлахской плитки бывшей ванной комнаты и буфета. Позже частично были оторваны балясины лестничных ограждений и сняты резные дубовые двери и латунная фурнитура, сбита кариатида. Здание не отапливалось, со временем стала протекать крыша и завелась плесень. Это привело к тому, что за 18 лет осталось лишь несколько относительно безопасных для посещения помещений, в остальных перекрытия сгнили и рухнули вместе с лепниной и росписями.

Сложно принять тот факт, что спасти хотя бы остатки былой роскоши невозможно, несмотря на то, что здание является памятником архитектуры. Нынешний владелец уклоняется от обязательств по надлежащему содержанию и не пускает комиссию КГИОП. Недавно комитет подал требование по возбуждению уголовного дела. Если оно все же будет заведено, это может стать замечательным прецедентом в извечной борьбе за сохранение исторического наследия Петербурга.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров