Петербург стал пешеходным — пока лишь в фантазии нашего архитектурного критика Марии Элькиной

Разговоры об ограничении въезда в исторический центр города ведутся давно. Наш архитектурный критик Мария Элькина пошла дальше: представила, что случится, если Петербург в одно мгновение станет пешеходным. Спойлер: будет не очень.

Я проснулась рано утром, и на улицах Петербурга больше не было машин. Совсем! Ни одной! Очень странно смотреть в окно, и не видеть там машин. Идти по Невскому, и не видеть машин. Не ехать по Невскому на машине. Не ехать по Каменноостровскому. Не только я одна удивлена, растерявшихся толпы, десятки и сотни тысяч.

В один день машины запретили и они исчезли. Вроде бы, ничего страшного, но вслед за автомобилями стало исчезать еще кое-что. Сначала куда-то стали пропадать посетители кафе и магазинов, их стало значительно меньше. А потом и сами кафе и магазины начали бесследно исчезать, на их месте появлялись большие объявления со словом аренда и телефоном агентства недвижимости.

Дальше – хуже, стали исчезать люди. Они стали массово переселяться из центра в другие места. Зато дворы освободились и стало больше зелени, фактически произошла частичная дезурбанизация Петербурга, всего стало меньше – еды, людей, машин, только свободного пространства стало больше.

Нет, конечно, это слишком мрачная картина. Представим себе другую. В ней я бы предпочла быть владельцем сервиса такси. Uber и Yandex заранее готовятся к запрету на автомобильное движение и срывают куш в первые недели после запрета на движение автомобилей по центру Санкт-Петербурга. Поездки стоят дорого, зато теперь занимают ничтожно мало времени. Ездить на работу по центру становится накладно. Как-то само собой решается, что теперь в исторических районах Петербурга – всегда выходные, за исключением нескольких дней в году. Невский превращается в ярмарку с уличными музыкантами и шапито. Индустрия простых дешёвых развлечений процветает, становится все более изобретательной. Петербург теперь – город-праздник, который всегда с тобой. Каждый третий владелец квартиры превращает её в частный бар, небольшой ресторанчик, клуб игры в настольные игры, библиотеку и так далее - кому что больше нравится. Количество туристов утраивается. Так происходит до тех пор, пока губернатору это не надоедает, и он не распоряжается вернуть автомобильное движение в центр. Завлекательно, но не очень правдоподобно.


Всего вдруг стало меньше: еды, людей, машин. Только свободного пространства стало больше.

Может, вот так? Въезд в центр запрещают, но машины все равно ездят. Автомобилисты устраивают колоссальную акцию протеста, превосходящую по масштабам митинги за Навального и против передачи Исаакиевского РПЦ вместе взятые. Они блокируют движение по всем большим магистралям и не разъезжаются до тех пор, пока в правительстве не одумаются.

Скорее всего, конечно, не случится ни одного, ни другого и не третьего. Но что-то непредсказуемое точно произойдет. Запрет на въезд автомобилей в центр Петербурга — теоретически — мера возможная, хотя и очень жесткая. Из больших городов так поступили в Лондоне и Нью-Йорке, оба мегаполиса больше Петербурга, и в обоих – очень хорошо развитая система метрополитена. И тем не менее, лет через десять вполне можно будет перейти на общественный транспорт и такси, наверное. И даже тогда будет довольно сложно понять, что машины должны делать на границе периферии, где ездить можно, и центральной зоны, где нельзя. Наша система общественного транспорта слишком несовершенна, центр Петербурга слишком велик, владельцы машин в среднем богаче тех, кто автомобилем не владеет (и, значит, везут в старый город деньги).

Да бог с ним со всем, о каждом пункте можно спорить. Есть правило, которое общее совершенно для всех городов, больших и не очень, холодных и жарких. Любые перемены следует осуществлять только постепенно, шаг за шагом. Тогда они не будут иметь шокового воздействия, и их эффекты, положительные и отрицательные, можно будет оценивать от шага к шагу. В Петербурге пока не сделали в центре платные парковки. Вот сначала надо с ними закончить. Вполне вероятно, что этой меры хватит надолго, достаточно будет регулировать тарифы. Запрет на въезд в центр с места в карьер – типичное русское самодурство, прикрывающее нежелание действовать системно. В Петербурге вместо большинства автобусов – странные маршрутки, нет кольцевого метро, старые гремящие трамваи. Стоит ли усложнять эту и без того нелегкую жизнь?

Миша Стацюк,
Комментарии

Наши проекты