Лев Лурье о том, как «владивостокские бэнкси» распишут историческое здание на Петроградской стороне

Номинант премии «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга», историк и краевед рассуждает на тему росписи брандмауэра доходного дома Селезнева и рассказывает, зачем это нужно администрации Петроградского района. 

Официальный сайт Кремля не называется «Голос Рашки». А вот в моем родном Петроградском районе появился «Голос Петроградки». «На данном портале, — сообщают на своем канцелярите местные начальники, — мы будем размещать вопросы и предложения администрации Петроградского района для сбора общественного мнения».

А вопросы у островных начальников такие. Некий продюсерский центр «33+1», прежде украшавший исключительно город Владивосток, теперь будет разрисовывать брандмауэры Петроградской стороны. Они начали уже несколько лет назад. На Гатчинской улице, 22, улице Красного Курсанта, 10, улице Ленина, 10, Ординарной улице, 5, Зверинской улице, 26, Введенской улице, 9, Бармалеевой улице, 21, улице Профессора Попова, 37, Малом и Чкаловском проспектах, Пионерской улице, 13, появились «Михаил Пыляев собирает анекдоты Петербургской стороны», «Двести лет победы над Наполеоном», «Ребятам о зверятах», «Луг», «Ангел Победы» и прочие монументальные росписи.

Павел Шугуров, лидер группы (человек разнообразных устремлений: фронтмен панк—группы «Задроты против», экс-руководитель отдела дизайна городской среды мэрии Владивостока, а ныне главный художник Южно—Сахалинска), объясняет, зачем надо уродовать брандмауэры: «Если для образа города глухие фасады — это важная составляющая, то для жителей, проживающих „здесь и сейчас“ — это проблема, такая же, как и дворы-колодцы. Существует медицинское обоснование вредности таких мест для психики. Молодая наука видеоэкология, занимающаяся изучением влияния плоских архитектурных плоскостей, утверждает, что постоянное наблюдение таких стен, на которых глазу не за что зацепиться, ведет к переутомлению и психологическому расстройству». Под влиянием молодой науки видеоэкологии руководители Петроградского района и отдали здания, построенные Павлом Мульхановым, Антонием Томишко, Андреем Аплаксиным, владивостокским бэнкси.

«Мы, — заявляет Шугуров, — объединили молодые творческие силы, которые хотели менять городскую среду. Петербург — это законсервированный город-музей».

Районному начальству по нелепой случайности достался уникальный, не имеющий аналогов в мире массив застройки, возникший всего за 10 лет с 1903 по 1913 год, когда Россия представлялась новой Америкой. Ни в какой Барселоне, ни в каком Брюсселе нет такого роскошного разнообразия эдвардианской архитектуры. В 1914 году строительство одномоментно закончилось — как детской в игре «Замри!». Незавершенность, проницаемость района — обилие сквериков на месте сожженных в гражданскую войну и блокаду последних деревянных домишек — придает здешнему пейзажу особую неповторимость.

Мещанское представление о прекрасном ненавидит пустоту, паузу. Нет, нужны кружевные салфеточки, морская раковина с надписью «Привет из Сочи», деревянная скульптура «Орел на скале», иконка с Николаем Чудотворцем, слоники, жаба с деревянной палочкой для привлечения денег, китайский фонарик. Вот теперь жителей Петроградской стороны спрашивают: что бы они предпочли, лошадку Лизетту или кораблик, на углу Ленина и Левашовского?

Как пишет в «Фейсбуке» знаменитый петербургский экскурсовод, одна из создателей музея Александра Блока Наталья Цендровская: «Боже, что за маньяки такие в здешнем начальстве. Это за какие ж суммы они планируют отчитаться, что с такой яростью подсовывают нам свое унылое г-но? Конечно, если они на своем официальном сайте называют Петроградскую сторону Петроградкой, чего же еще ждать. Да никто и не ждет от этих дикарей ничего, сидели бы себе тихонько, пилили бы что-нибудь менее заметное для глаз — нет, им надо испоганить дома, построенные Павлом Михайловичем Мульхановым, а как же».

Сбивать маску Мефистофеля работы Александра Лишневского — это пожалуйста. Давать разрешения на застройку сквериков уродливыми офисными зданиями, превратить Александровский парк в помойку и разрисовывать брандмауэры собачками, лошадками и корабликами — таков стиль нынешней «Петроградки».

Здесь что хорошо — всегда можно будет закрасить. Правда, снова за наш счет.

По материалам «ДП».

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Konstantin Tsap 14 авг., 2017
    Потрясающая безвкусица

Наши проекты

Читайте также