Александр Цой: «Мне некомфортно от количества внимания, которое получаю как сын Виктора Цоя»

Музыкант, дизайнер и сын лидера группы «Кино» наладил отношения с Петербургом, переехав в столицу, но вернется в родной город, чтобы представить на фестивале «Стереолето» свой видеоарт.

Я родился в Ленинграде. Совсем первую родительскую жилплощадь не помню, но рос я в квартире, находившейся в белом девятиэтажном доме-корабле на проспекте Ветеранов. Рядом был двор, в котором можно было играть, и небольшая лесополоса, где дети катались с горки.

Школа была тоже неподалеку — 395-я. Там я проучился три года. У меня был хороший классный руководитель, и об этом периоде остались нормальные воспоминания. А вот дальше все пошло хуже — я сменил большое количество школ и в итоге даже получил образование экстерном.

Иногда мне немного некомфортно от количества внимания, что я получаю как сын Виктора Цоя. Но твое происхождение — та штука, которую нельзя выключить: это просто есть. Я смирился, пытаюсь принимать эту часть своей жизни и быть с ней в гармонии.

Несколько лет назад я переехал в Москву, потому что Петербург успел сильно надоесть. Здесь не всегда все складывалось гладко, и были ассоциации, от которых хотелось дистанцироваться. Сейчас, когда прошло какое-то время, мои отношения с городом улучшились. Это примерно тот же эффект, как разъехаться с родителями. Чтобы наладить взаимоотношения с Петербургом, мне надо было его покинуть. Теперь я рад встрече, прогулкам и белым ночам.

  • Дом с башнями на площади Льва Толстого

  • Инсталляция «Жар-птица» на Новой Голландии

  • Кадр из фильма "Стена"

  • Похлебка в баре Fiddler's Green

Мой самый любимый район города — Петроградская сторона. Там я жил до переезда в столицу. Больше всего нравится та ее часть, что у Первого меда, площадь Льва Толстого и набережная Карповки за Ботаническим садом. Также люблю гулять по всем этим узеньким улочкам с интересной топонимикой — вроде Подрезова и Подковырова. Самые неприятные воспоминания у меня связаны с севером Петербурга. Когда мне нужно было не пойти в армию, я ездил через весь город к шести утра в больницу, которая находилась между Гражданкой и Просвещения. Я просто ненавидел этот путь, ради которого должен был вставать в пять утра.

В юности я ходил в кинотеатр «Родина». Мне импонировало, что там крутят старые фильмы. Можно было посмотреть, например, «Стену» Pink Floyd или «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Еще мне всегда нравился «Мираж Синема» на Большом проспекте, потому что до него можно было дойти пешком. В Москве я понял, как скучаю по такому формату: когда кинотеатр находится не в торговом центре, где тебя окружают люди с пакетами из продуктовых магазинов, — наоборот, зрители специально пришли ради кино.

Если мои друзья едут в Петербург, я советую им пойти на улицу Рубинштейна, где находится одно из моих самых любимых заведений на всем белом свете (и уж точно среди питейных) — немного матросский бар Fiddler's Green. Там же есть «Бекицер» и ресторан «Рубинштейн», который мне когда-то порекомендовал Юрий Каспарян.

Из новых городских пространств люб­лю Новую Голландию. Хотя недавно понял, что она мне даже больше нравилась, когда была закрыта для публики. Это делало ее более таинственной. Сейчас все красиво, но пропал мистический флер.

Я приеду в Петербург на фестиваль «Стереолето», чтобы показать мой видеоарт для проекта «Симфоническое кино», в рамках которого песни папы исполняет оркестр вместе с Юрием Каспаряном. Частично видеоперформанс делается вживую, поэтому он каждый раз немного разный.

Недавно я создал сольный проект. Я научился сам делать все составляющие: записал клавиши, басы, барабаны, сочинил тексты и музыку. Получился гитарный поп-рок в современном звучании. Я хотел выпустить его весной, но не успел, а теперь решил переждать папин 55-летний юбилей, чтобы не примазываться ко всей этой ностальгической истории. Скорее всего, релиз будет осенью.

andrey,
Комментарии

Наши проекты