Евгений Финкельштейн: «Бизнес в России сейчас надо либо менять, либо закрывать все на хрен!»

Президент PMI Евгений Финкельштейн пригласил нас вместе отметить 18-летие своей корпорации и заодно по-дружески рассказал, почему летом расстался с «Русской медиагруппой» в Петербурге, как отстоял у города Театр песни Аллы Пугачевой. А теперь — женится.

Евгений Григорьевич, с совершеннолетием!

Спасибо! Это приличный возраст для проекта.

Это тот возраст, после которого можно задавать неприличные вопросы.

Попробуйте.

Правда, что история PMI началась с вашей проломленной головы?

Абсолютная. Когда мне было девятнадцать лет, я начал заниматься бизнесом — уехал в Голландию, у меня была компания по импорту-экспорту водки, мяса и других продуктов. Заработал первые деньги, был молод, захотелось шоу-бизнеса. Поступило предложение создать в Петербурге клуб «Планетарий» — первый опыт привоза артистов начался именно с него. Проект набирал обороты, у нас уже гастролировали Scooter, U-96, Роберт Майлз. Меня так засосала эта жизнь, что старший брат поставил ультиматум: либо возвращайся, либо занимайся клубом. Сыграл мой юношеский максимализм, и все закончилось моей проломленной головой. Пока лежал в больнице, арестовали почти весь бизнес в Голландии. Тогда пришло осознание, что надо заниматься артистами, — именно с этого момента появилась «Планета Плюс».

Начинали все как чистый фан?

Конечно! Бизнес пришел сильно позже.

Первые деньги унесли вас в космос?

Нет, после первых концертов мы потеряли огромное количество денег. Это был 1998 год, кризис. Должны были много заработать, но в итоге потеряли. Да и последующие три года, когда мы делали концерты — The Prodigy, Ванессы Мэй, — продолжали терять. Но, оставаясь в бизнесе вопреки финансовым проблемам, мы стали единственными промоутерами на рынке в тот момент.

Если первые концерты приносили убытки, почему не бросили бизнес?

Категоричность. Знаете, это признак либо нежного возраста, либо недостаточности ума. Вот у меня было и то и другое. Пытался доказать, что я самый умный.

А когда вас отпустило?

Меня до сих пор не отпустило.

Это заметно: первая творческая сеть «Я талант», билетный оператор «Кассир.ру», ресторан PMIbar, проект Театра песни Аллы Пугачевой.

Это свойство моего характера: быстро загораюсь и быстро остываю. Сейчас понимаю, что надо было сосредоточиться на чем-то одном, потому что бросания из стороны в сторону — неправильный способ управления бизнесом. Теряется эффективность, так как в бизнесе, особенно на уровне стартапа, требуются профессионалы, а они мало того что не хотят работать, так еще и постепенно начинают считать твой бизнес своим. Такая у нас ментальность. Особенно если филиалы компании находятся в других городах — тогда они вообще становятся бесконтрольными.

Как за эти восемнадцать лет изменились лично вы?

Повзрослела корпорация, вместе с ней и я. Сейчас пытаемся подстраиваться под текущие экономические изменения в стране, потому что надо либо меняться, либо закрывать все на хрен. Рынок начал падать три-четыре года назад, еще до ситуации с Крымом и санкций. Мы как билетный оператор это сильно чувствуем: первое, на чем люди начинают экономить, — развлечения.

В 2015 году вы написали колонку в «Деловом Петербурге» о том, что Петербург стоит в стороне от конфликта вокруг смены собственников «Русской медиагруппы». Понимали, насколько серьезный передел собственности?

«Русскую медиагруппу» изначально в Петербурге создал я, до меня ее не было. У «Русского Радио» тут толком не имелось собственности, сделка по радио «Спутник» моя, «Радио Максимум» вообще было в убытке — я выплачивал все долги и увольнял 75% сотрудников за свои деньги.

Что произошло?

В структуре холдинга сменилось руководство, которое перестало продлевать полномочия директоров в Петербурге. Мы пытались общаться, писали письма, хотели встречаться с топ-менеджментом, но с нами никто общаться не стал. Я в 2015 году вместе с группой артистов даже предложил выкупить холдинг — тишина. Вообще все, что касается «Русской медиагруппы», достаточно странно. Никто ничего не знает доподлинно.

Продажей рекламы теперь официально будет заниматься команда «Радио Рекорд».

Невозможно продавать «Динамит», когда у тебя есть «Рекорд», — это конкурирующие форматы. Для «Русской медиагруппы» мой уход как персоны для продажи — большой урон. Но я понимаю, что сейчас там речь вообще не о деньгах, а о личной неприязни.

Вы знакомы с Владимиром Киселевым, который, по сведениям СМИ, получил кредит у ВТБ на покупку холдинга?

Безусловно.

Ходят слухи, что в 2006 году у вас был какой-то спор из-за организации концертов.

Мы всегда были конкурентами, у нас постоянно происходили стычки по выступлениям Мадонны, The Rolling Stones и других топовых звезд.

И вы его в Петербург не пускали?

Все концерты тут были у меня. И я не думаю, что что-то изменится.

У вас была доля в «Русском Радио» — вы ее сохранили?

Да, но сейчас и ее пытаются у меня забрать через суд. Мы просто делали свою работу. Кто-то приходит в бизнес, кто-то уходит. Это нормальная конкурентная среда.

А что стало с сотрудниками холдинга в Петербурге?

Все уволены. Я уже не управлял этим процессом — был разогнан штат профессионалов, чем я очень расстроен.

Давайте поговорим о вашем личном долгострое — Театре песни Аллы Пугачевой. 

Мы выиграли практически все суды. Город лишил нас проекта незаконно, что показал суд, сейчас мы находимся на стадии переговоров с администрацией Петербурга о том, на каких условиях будет строиться эта площадка, задуманная еще восемь лет назад. Мы надеемся, что будет новое распоряжение правительства, которое продлит срок реализации проекта на четыре-пять лет.

Насколько сильно этот год со всеми перестановками изменил вас лично?

Я не поменялся вообще, отношусь к этому как к бизнесу. На чем-то заработал, на чем-то погорел. Вообще бизнес — живой организм. Буду больше заниматься «Кассир.ру», который сейчас показывает стабильный рост.


Я — гедонист, люблю пробовать все новое

А что вы считаете успехом?

Когда человек живет в кайф, в согласии с собой. Меньше работает, больше отдыхает. Желательно, чтобы была семья. У нас очень много богатых людей, которые забывают, для чего зарабатывают деньги. Жизнь с капиталом выше миллиарда — это уже гонка вооружений, никакого отношения к реальности не имеющая. Это работа ради работы, ради денег.

У вас с деньгами выстроены отношения?

Я хочу, чтобы их хватало, а у меня все время как-то мало. Денег вообще никогда никому не хватает, даже самым богатым людям. Мне вот хотелось бы, конечно, самолет какой-нибудь, яхту, может быть, остров еще. Предела совершенству нет.

Как проводите свободное время? Слышал, вы недавно вернулись из Абхазии.

Да, там потрясающе, как в каменный век попал. Я вообще гедонист: люблю хорошие вещи, машины, есть вкусную еду и пробовать все новое.

Вы в «Инстаграме» начали регулярно публиковать фотографии с симпатичной девушкой — обсудим?

Да, давайте лучше об этом! Мария Миро, главный редактор документального телеканала 24_DOC.

И все? Журналисты включают вас в список холостяков, но сообщают, что ваши намерения более чем серьезны: пишут про кольцо, которое вы подарили Марии.

Да, кольцо Graff. Маша официально уже моя невеста.

Тогда примите вторые поздравления! Кстати, у нас есть раздел «Свадьбы».

Думаю, в скором времени пригодится.

Текст: Михаил Стацюк
Фото: Сергей Мисенко
Стиль: Евгений Ежов
Визаж и прическа: Ольга Васильева

Миша Стацюк,
Комментарии

Наши проекты