Эксперимент: Как «Девочки 24» борются с проституцией

Мы уже писали о том, что в Петербурге появился социальный проект «Девочки 24» — активистки борются с рекламой проституции на улицах города и сами привлекают внимание к этой проблеме. Наш внештатный корреспондент Виталина Коряковцева приняли участие в проекте и расспросили организатора Марию Галенко, чем опасна проституция без лица.

Мы встретились с активистками «Девочки 24» и получили специальные таблички, на которых были изображены наши имена и вымышленные номера телефонов, и отправились на Сенную площадь, в самый центр Петербурга. Грязно, шумно, много людей, а главное — рекламы девушек «24 часа». Достали распечатанные ранее плакаты, чтобы принять участие в проекте и сфотографироваться на фоне рекламы. Пока искали место с максимальной ее концентрацией, к нам подходили мужчины разного возраста и национальности — уточняли расценки и интересовались планами на вечер. Кажется, мало кто понимал, что это социальная акция, направленная против торговли людьми. Мимо энергичным шагом прошел седой мужчина в джинсовке и черных очках, он остановился около нас и наклеил на фасад здания розовый листочек «Алиса, 24 часа». Я попыталась догнать «распространителя» листовок, но меня неожиданно опередил другой юноша, который живо интересовался «Какие есть девочки» и «Кто сколько стоит».

Мы так и не решились вступить в дискуссию, ушли в сторону входа в метро — там много людей, удобнее привлекать внимание. «Шлюхи!» — раздался крик уроженца Средней Азии. Потом еще и еще один, громче, еще громче — около нас собралась толпа осуждающих людей, нас фотографировали на мобильные и призывали к порядку. Мы поспешили ретироваться.

Какой реакции ожидали идеологи проекта, и чего они вообще хотят добиться, мы узнали у организатора Марии Галенко.

Как бороться с проституцией, удаляя навязчивую рекламу — понятно, но что вы вкладываете в проект народной борьбы? Мы сегодня попробовали — прохожие яростно осуждали.

Изначально я хотела создать видеоролик о проблеме проституции при помощи своих друзей и коллег копирайтеров, дизайнеров и операторов – людей, которые могут снять продукт первоклассно. Но потом мы решили обратиться к жителям города с предложением об участии. Можно сфотографироваться на фоне рекламы проституции, закрыв лицо табличкой с вашим именем, если боитесь – можете посылать нам просто уличные зарисовки на фото, а лучше — видео. Далее мы добавляем наши кадры и монтируем большой, красивый ролик, который и запускаем в сеть. Таким он будет более жизненный и злободневный. Ведь от того, насколько зрители поверят в происходящее на экране – будет зависеть успех или полный провал проекта. Мы надеемся, что его просмотрит большое количество людей, и по сарафанному радио оно дойдет до правоохранительных органов. 

Как много людей уже приняли участие в проекте?

Больше, чем я ожидала. Мы запустили группу чуть больше недели назад, и все это время к нам активно присоединяются люди, участвуют, разводят дискуссии под фото. Рады тому, что «забить» на это уже не получится

Ваш проект и методы вынесения проблемы проституции в публичную плоскость уже активно критикуют. Обидно?

Нет, я даже рада, что есть социальная реакция. Если люди пишут гадости с кучей восклицательных знаков – значит, их это трогает. Какие-то интернетовские тролли нас точно не испугают. Я тоже умею ругаться. Самые безумцы пишут мне лично, жесткие комментарии доходят и до мирных девочек-участниц. Я не могу их оградить от таких сообщений, могу лишь предупредить о возможной реакции общества. Мы планируем сделать не яростны и протестный проект, а весьма тонкий и деликатный — прежде всего по отношению к самим девушкам, которые вынуждены работать в это сфере.

Но роликом-то вы не остановите проституцию!

Проституция – настолько широкая индустрия, что нельзя с ней справиться только тем, что выпустить социальный ролик, или закрасить объявления, как делают ребята из других социальных проектов. Через пару дней все возобновится, но вместо «Нади» появится «Сабина». Тем не менее, каждый из нас может что-то сделать. Журналисты могут поднять общественный резонанс, юристы могут помочь с обращениями к власти, а стоящий на остановке человек – содрать рекламу и выбросить ее в мусор. Бесит, когда вокруг разводят руками, мол: «Ну да, ужасно, но я то что могу поделать?». Все мы всё можем. Усложнить работу секс-торговцев — так точно.

Почему сейчас?

Потому что в Петербурге уже начался перебор с этой рекламой. Все мы привыкли к тому, что Сенная площадь – трэш, вспомните хотя бы «Преступление и наказание» Федора Достоевского. Но конкретно яркие листовки с предложением «знакомства» стали размножаться в геометрической прогрессии. Если еще несколько лет назад это были единичные случаи на фонарях в метро, и расценивалось как отклонение от культуры. Сейчас же их стало так много, что мы подсознательно начали считать это частью нормальной жизни. А это не так! Лично для меня последней каплей стал вопрос моей дочери: «Мам, а кто такая "Надя 24 часа"?». Я тогда ответила, как могла корректно, но обманывать детей считаю глупым, потому и родилось это движение.

Вы сами активно принимаете участие с работе проекта — как вам лежалось на грязном асфальте рядом с рекламой «Маши 24?»

Очень пялились прохожие. Кстати, женщина была только одна – пожилая дама наблюдала в сторонке за всем процессом съемки видео. В основном же это были мужчины, которые останавливались толпой и норовили залезть в кадр. Тогда я впервые почувствовала общественный интерес. Значит, мы все делаем правильно

Текст: Виталина Коряковцева


  • Автор: Лена
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также