В Петербурге начали снимать ограничения по коронавирусу. Вовремя ли это и не ждет ли нас вторая волна?

В Петербурге начали постепенно снимать ограничения, связанные с коронавирусом: горожанам разрешили находиться на улице без масок и перчаток, люди старше 65 лет больше не обязаны соблюдать самоизоляцию, возобновили работу непродовольственные магазины, открылись храмы. При этом главный санитарный врач города Наталия Башкетова уверена, что Петербург «категорически не готов к снятию ограничений». Не обернутся ли послабления новой вспышкой заболевания? Об этом «Собака.ru» рассказали специалисты Университета ИТМО.

  • Моделирование заражений и выздоровлений, проведенное Университетом ИТМО


Сергей Иванов

Старший научный сотрудник Национального центра когнитивных разработок Университета ИТМО. Занимается разработкой модели, прогнозирующей риск заражения в зависимости от введения/отмены мер

«Есть аргументы «за» и «против» снятия мер, но первых, на мой взгляд, больше. Если смотреть с точки зрения эпидемиологии и математики, эпидемия сейчас есть только в Москве и Московской области. Цифры в других регионах, в том числе в Петербурге, не соответствуют критериям эпидемии. В случае такого региона, как Петербург, речь должна идти о сотнях тысяч заболевших. 

Сейчас у нас нет критической ситуации — это однозначно. Те меры, которые не были научно обоснованы, стоит снять: например, запрет на выход из дома. В основном люди заражаются коронавирусом в помещениях, потому что в них сухой воздух — а это благоприятная среда для распространения вируса. При чем снижают влажность воздуха кондиционеры — это серьезный фактор, в Москве их очевидно больше, чем во всей остальной стране. Также заражению способствует общение между людьми, часто это происходит на конференциях, в учебных учреждениях. Так что если меры не связаны с тесным общением, их тоже можно ослаблять. 

Ни одна из стран не сидела на жестком карантине больше трех месяцев — поэтому, я считаю, и у нас пора меры ослаблять. Именно сейчас, летом, вероятность возникновения новой вспышки крайне мала.  

У нас уже сейчас люди не особо соблюдают режим самоизоляции, и роста заболеваемости не наблюдается — тренд на снижение уже пошел и вряд ли он вернется назад. До сих пор сидят дома в основном офисные работники — а они обычно общаются с узким кругом коллег. Заводы тем временем уже давно работают, они были открыты еще в мае. Так что вряд ли категория людей, которые сейчас работают удаленно, является ключевой для распространения инфекции. 

Также стоит учитывать особенности Петербурга: мы приморский город, у нас естественным образом выше влажность, которую вирусы не любят. Так что если говорить о рекомендациях, то желательно, чтобы воздух в помещениях меньше кондиционировался и больше увлажнялся — их нужно проветривать, на улице у нас летом достаточно влажно.

  • Моделирование смертности (ИТМО)

В первую очередь сейчас нужно защищать людей, которые входят в группу риска — пожилых с сопутствующими заболеваниями. Это нужно делать, пока опасность заражения не сойдет на нет. Какие это могут быть меры, нужно думать — но именно на них нужно сконцентрироваться. С одной стороны, у нас рано или поздно выработается иммунитет. С другой, есть те, у кого иммунитет уже ослаблен — и поэтому им нельзя заражаться.

Сейчас средняя смертность от коронавируса — 1%, он в Петербурге не является значимым фактором в смертности населения. Борьба с ним в нынешней ситуации, возможно, может нанести больший ущерб — не экономический, а медицинский. К тому же, у нас остановлено плановое лечение, что тоже влияет на здоровье людей. 

Если говорить про математическое моделирование, то в Петербурге мы уже вышли на тот уровень, который может стабильно сохраняться довольно долго — три-пять месяцев. У нас фоновый уровень заболевания ОРВИ в осенне-весенний период — порядка 3 000 человек в сутки. В ситуации с коронавирусом это несколько сотен — он не доминирует. В Москве ситуация хуже, хотя и там картина начала улучшаться. 

При этом, конечно, пока нельзя разрешать крупные скопления людей в закрытых помещениях — но концерты и конференции запрещены, кинотеатры и театры закрыты. А именно они представляют наибольшую опасность — если мы вернем людей на рабочие места, скорее всего, заболеваемость расти не будет.

К концу июня мы уже должны прийти к невозвратной ситуации, когда уровень спадет до незначимых чисел — в районе десятков, то есть это заражения, которые серьезно не влияют на картину. Поэтому в начале июля можно будет говорить, что коронавирус нам уже не страшен — и снимать большую часть мер, в том числе разрешать массовые мероприятия. Если говорить про рестораны, то на улице их можно открыть уже сейчас — а где-то через месяц и в помещениях».


Александра Борисова

Преподаватель Университета ИТМО, президент Ассоциации коммуникаторов в сфере образования и науки, научный журналист

«Согласно официальной статистике, количество выявляемых новых инфицированных в день в Петербург стабилизировалось. Это хороший результат, но неидеальный — все-таки в странах, следовавших жесткому карантину, это число снижается. Так, в Новергии (близка по населению к Петербургу) на пике в день регистрировалось порядка 300 новых больных (примерно как сейчас у нас), а сейчас — всего несколько десятков. Конечно, это сравнение весьма условное: население Новергии гораздо сильнее рассредоточено. Беспокойство вызывает заметный рост числа умерших в последние дни (снова пользуемся официальной статистикой) — с 10-15 человек в день до почти 30. Кроме того, официальная статистика общей смертности показывает, что число дополнительных смертей в городе по сравнению с предыдущими годами значительно превышает официальные смерти от коронавируса. Эта проблема наблюдается по всему миру — не все смерти, которым способствовал вирус, попадают по тем или иным причинам в статистику. Нужно дальше наблюдать за ситуацией, чтоб сделать более весомые выводы.

Тем не менее, желание открыть город понятно. И чтобы сделать это безопасно, существуют рекомендации европейского офиса ВОЗ. ВОЗ называет условия безопасного функционирования после карантина — когда вспышка болезни взята под контроль.

Во-первых, ВОЗ подчеркивает, что системы здравоохранения должны обладать достаточными мощностями для «выявления, изоляции, тестирования и лечения всех лиц, заболевших Covid-19, а также для отслеживания и помещения в карантин всех, кто с ними контактировал». Это важное условие — оно позволит вспышке не возобновиться. Кроме того, ВОЗ подчеркивает важность обеспечения безопасности для групп риска, профилактики и мер безопасности на рабочих местах и контроля за завозными инфекциями. Эти рекомендации вполне очевидны. Последним идет очень важный пункт: «У местных сообществ есть право голоса и необходимая информация, они заинтересованы в процессе перехода <от карантина к новой норме> и принимают в нем участие».

Таким образом, выход из карантина будет безопасным в том случае, если и работодатели, и город, и горожане осознают риск: вирус не исчез, меры предосторожности нужно предпринимать. Кроме того, существуют короткие и внятные инструкции, объясняющие степень риска в тех или иных ситуациях. Тогда люди могут им следовать, и можно будет наладить некую «новую нормальную» жизнь».


Алексей Боровков

Член экспертной группы при вице-губернаторе, проректор по перспективным проектам СПбПУ в интервью газете «Бумага»

«Можно говорить, что мы находимся на плато, но важно понимать, что это плато по ежедневному приросту заболевших. Общее число активных больных по-прежнему увеличивается. Мы идем в гору — и вершина впереди еще только маячит. Пик, в отличие от Москвы, Петербург не прошел. Мы пройдем вершину, когда ежедневно число выздоровевших будет больше, чем число заболевших.

Первое требование Роспотребнадзора для первого этапа снятия ограничений — коэффициент Rt (это среднее количество людей, которых инфицирует один больной до его изоляции — прим. «Собака.ru») ниже единицы. Для второго этапа он должен быть ниже 0,8, для третьего — ниже 0,5. По состоянию на 4 июня у нас коэффициент 1,01. 

Второе требование [необходимое для перехода на второй этап снятия ограничений] — должны быть свободны 50 % инфекционных коек. Этого у нас сейчас нет (по данным комздрава на 2 июня, в Петербурге заняты около 90 % коек для пациентов с коронавирусом — прим. «Бумаги»). Новых инфекционных коек в последние дни не вводили, число заболевших растет, а число выздоровевших кардинально не растет. Так что нет оснований полагать, что ситуация исправилась.

Мы застряли на плато. Сейчас мы уже задержались на две недели. Многое зависит от людей, их поведения и самодисциплины, а они считают, что эпидемия закончилась. Потому это может продолжаться достаточно долго — и июнь, и июль, и [август]».

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты