Знакомьтесь, Кантемир Балагов — будущее российского кино (он уже выиграл в Каннах)

26-летний ученик Александра Сокурова снял фильм «Теснота», который выиграл приз ФИПРЕССИ в каннской программе «Особый взгляд», стал лучшим дебютом «Кинотавра», победил на фестивале «Зеркало», а 3 августа выходит в прокат.

Как вы пришли в кино?

Я из абсолютно не кинематографической семьи. Мама — учитель химии и биологии, работает завучем в школе, а у папы частный бизнес. С детства я смотрел много мейнстримного кино, а лет в восемнадцать-девятнадцать начал сам создавать небольшие ролики. Потом вместе с друзьями в Нальчике снимал интернет-сериал с эпизодами по десять минут. Но хотелось чего-то другого, и мне посоветовали обратиться к Александру Сокурову, который на тот момент вел уже третий год режиссерскую мастерскую в Кабардино-Балкарском университете. Я понятия не имел, кто это, но все же написал Александру Николаевичу, и меня сразу зачислили на третий курс.

Что можете сказать о системе обучения в его мастерской?

Во время учебы наш мастер запрещал знакомиться с его собственными фильмами, чтобы выпустить не двадцать новых Сокуровых, а режиссеров со своим почерком. Он говорил, что нужно как можно больше читать и меньше смотреть современных картин. Ему не нравилось, что у меня насмотренность американских лент, которые засоряют мозг, поэтому упор был на литературу и классические вещи. Меня поразила французская новая волна, особенно «Мушетт» Робера Брессона, кино оттепели — «Мне двадцать лет» Марлена Хуциева, «Крылья» Ларисы Шепитько. Эти картины могли бы выйти и сегодня — наверное, это настоящая режиссура: снять фильм, который никогда не постареет.

Учеба — это то замечательное время, когда ты ищешь свое видение, когда можно и нужно совершать ошибки. Потому что если ты сделаешь их в дебюте, то уже ничего не исправить. Раз в полгода мы снимали учебные короткометражки. Среди них есть те, к которым я отношусь с теплом, но лишь потому, что это мои первые шаги. Не могу сказать, что сильно ими горжусь. Вообще, мне кажется, что если режиссер не видит минусов своих фильмов, то есть сомнения в его профессионализме.


Я понятия не имел, кто такой Сокуров, но он сразу взял меня на третий курс

Как получился ваш дебютный полный метр «Теснота»? Вы сразу обратились в фонд Сокурова «Пример интонации»?

Сначала я попытался найти продюсера в Москве, потому что фонд моего учителя как раз выпустил дебют Иры Коваленко «Софичка» и его возможности были исчерпаны. Но никто не видел коммерческого потенциала в моем фильме. Через какое-то время у «Примера интонации» появились ресурсы, и Александр Николаевич согласился запустить картину. Начался подготовительный период, и я переехал в Петербург. В это время наш кастинг-директор Владимир Голов нашел в столице главную героиню — актрису Дарью Жовнер. Она как раз окончила школу-студию МХАТ, и для нее это тоже дебют в кино, как и для меня. Сами съемки длились двадцать четыре дня: двадцать мы снимали в деревне Суоранда Ленинградской области, еще четыре — натуру в Нальчике.

Действие картины происходит в 1998 году. Почему вы решили высказаться о 1990-х? Вы же были тогда еще ребенком.

Да, мне было лет семь-восемь, но я ощущаю это время, оно живет во мне. Воспоминания о 1990-х возникают вспышками, и мне почему-то хочется туда возвращаться. Может, потому, что это было мое детство. Кроме того, сценарий основан на реальных событиях — в тот период происходили похищения людей. Сейчас людей на Северном Кавказе не воруют.

  • «Теснота»

  • «Теснота»

  • «Теснота»

  • «Теснота»

  • «Теснота»

  • «Теснота»

В «Тесноте» используется реальная запись казней русских солдат в Чечне. Вы сразу решились на такой радикальный ход?

Да, это было прописано еще в сценарии. Мне хотелось передать контекст: где мои герои живут, в какое время, почему они такие. Я сам посмотрел это видео подростком вместе со своим друзьями. Отчетливо помню, как мы одновременно ощущали страх, но в то же время нас завораживала это пленка. Это было не смакование, а первое настоящее столкновение со смертью. Вообще, в фильме нет сильного акцента на войне в Чечне — она идет фоном, чтобы объяснить, почему у героев именно подобные характеры. Главное в картине — это семейные отношения с национальными нюансами.

Александр Николаевич давал какие-то советы в ходе производства?

Он никогда не давил на меня: на съемках был всего два или три дня, а на постпродакшн помогал сократить фильм. Мы вместе вырезали минут сорок. Сокуров предлагал еще уменьшить хронометраж, но я уже подустал от фильма и настоял на той версии, что есть сейчас. Александр Николаевич всегда оставлял последнее слово за мной, потому что у каждого должен быть свой путь. Я благодарен, что получилось не продюсерское, а режиссерское кино.

Уже готовите на волне успеха новую картину?

Сейчас работаю над историей о девушке, которая возвращается с фронта в родную деревню и пытается наладить свою жизнь. Некоторые мотивы взяты из книги Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо», но сценарий авторский. Меня пугает эта суматоха вокруг «Тесноты». Очень боюсь синдрома второго фильма: на меня возложены большие надежды, которые я могу не оправдать. Пытаюсь от всего этого абстрагироваться и продолжить снимать.


Дебютная картина живущего в Петербурге уроженца Нальчика Кантемира Балагова скрупулезно воскрешает быт конца 1990-х: на стенах постеры с «Титаником», из колонок звучат хиты Татьяны Булановой, на героях паленые сникерсы. У свободолюбивой девушки Илы из умеренно ортодоксальной еврейской семьи ради выкупа похищают брата и его невесту. В прокат ее выпустит кинокомпания «Пионер».

Текст: Елена Анисимова

Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Комментарии (0)
Автор: andrey
Опубликовано:
Люди: Александр Сокуров, Кантемир Балагов
Материал из номера: Июль
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также