Паулина Андреева: «Я не стремлюсь стать первой красоткой российского кино»

Паулина Андреева, актриса МХТ родом из Петербурга, замеченная ширнармассами после сериала «Оттепель», вот-вот появится в телепроектах «Саранча» с Петром Федоровым и «Метод» с Константином Хабенским на Первом канале. И ответила она тоже первой. Это неудивительно: Паулина вам еще покажет!

В ближайшие месяцы с вашим участием выйдут детектив про маньяков «Метод» и эротический триллер «Саранча». До этого вас узнали как роковую соблазнительницу из «Оттепели». По какому принципу выбираете проекты?

Сценарии «Саранчи» и «Метода» — сочные, полнокровные, в них живые люди. И это истории с большими женскими ролями, а ведь не так часто бывает, чтобы женщина была по-настоящему объемна в сюжете. Для меня большой подарок, что мне доверили масштабные роли. Вы, конечно же, хотите спросить про эротический жанр? Да, в «Саранче» есть не просто постельные сцены, там прослеживается драматургия развития интимных отношений героев. Я согласилась на эти сцены потому, что без них история была бы неполноценной. Это не тот тип сценария, где можно захватить лишь эпизод созерцания Луны, — мы не постеснялись показать, что же происходило дальше. Это не значит, что всем остальным режиссерам я даю зеленый свет на постельные сцены. Наоборот, красный: я свой ресурс исчерпала, развиваться по этому пути мне неинтересно.

Константина Хабенского, вашего коллегу по МХТ и партнера по «Методу», представлять никому не нужно, вы — начинающая актриса. Как вам работалось вместе?

У нас сложилась настоящая команда с ним и с режиссером Юрием Быковым. Снимали мы весело и продуктивно, фантазировали на площадке. И это было замечательное время, хотя дистанция от начала до конца съемок была очень длинной: мы прожили в Нижнем Новгороде полгода. Юмор на съемочной площадке не мешает, но только при условии, что все уже по уши в материале. Смех — показатель здоровой атмосферы. Да, мы делали сериал о жесточайших маньяках последних десятилетий, но если трагедию еще и снимать с трагичным лицом, то можно после этого отправляться в санаторий на процедуры. О Константине же могу сказать, что он профессионален, смел и что он мощный, как крейсер «Аврора». (Смеется.)

У актеров старшего поколения обязательно были роли мечты, пресловутые Гамлеты и Офелии. Вы кого-то мечтаете сыграть?

Знаете, нет такого. Моя фантазия намного скуднее того, что может предложить жизнь. Наш заштампованный мозг придумает: хочу исполнить роль Анны Карениной, например. Но существует множество факторов, которые способны испортить результат. Поэтому я мечтаю о команде единомышленников, а о материале, над которым с этой командой работать,— нет.

Вы в свое время учились на факультете журналистики в Петербурге, а потом вдруг оказались в Школе-студии МХАТ. Почему переехали в Москву?

СПбГУ, наверное, лучшее учебное заведение Петербурга, но лично я явно ошиблась с выбором. Два года спала на лекциях на журфаке и вдруг начала думать, что бы мне такое сделать, чтобы всех удивить. А не поехать ли мне в Москву и не попробовать ли стать актрисой? (Смеется.) Я очень смутно представляла, куда иду и на что, но Школа-студия МХАТ оказалась совершенно точно моим местом.

Еще во время учебы вы сыграли главную героиню, Плаксу, в спектакле Кирилла Серебренникова «Околоноля». А в какой момент вас пригласили в труппу МХТ?

До сих пор помню первую репетицию: от волнения приехала к театру за три часа до начала, на всякий случай. Кирилл Семенович — человек с харизмой, с позицией, со вкусом, он может вести за собой актеров. Результат мы видим сегодня: современное, свободное пространство «Гоголь-центра». Я с первого курса мечтала работать в Камергерском переулке, и наш дипломный танцевальный спектакль «Жизель, или Обманутые невесты» в постановке Аллы Михайловны Сигаловой оказался тем случаем, когда режиссер дарит студенту возможность предстать в лучшем свете. На премьере все сошлось, и Олег Павлович Табаков предложил мне попробовать поработать.

Наверняка у вас есть амбиции стать ведущей актрисой МХТ?

Не понимаю термина «главная актриса в театре». Страшное положение, ей все завидуют. Я к титулам не стремлюсь, будь то «секс-символ» или «первая красотка российского кино». Да, это вроде как комплимент и должно быть приятно, но сегодня СМИ могут поставить на пьедестал тебя, а потом Машу, Лену или Олю. Вот список Forbes — это серьезно. (Смеется.)

Около года назад Владимир Машков пригласил вас на роль в своей комедии «№13D», и теперь вы дефилируете по сцене МХТ в нижнем белье. Кажется, это противоречит вашей установке.

Мое частичное обнажение в спектакле обусловлено пьесой Рэя Куни. Не сказать чтобы я придавала этому много значения. Меня волнуют другие, более важные вещи, чем то, как выглядят мои филейные части из зала. Конечно, я позаботилась о том, чтобы они смотрелись хорошо. (Смеется.) Стараюсь, чтобы зрителям, как минимум в партере, нравилось увиденное. Чтобы им было понятно, почему они заплатили большую сумму денег за билеты. Это мотивирует поддерживать себя в форме, да я и не имею права выглядеть иначе.

Вы незаметны в соцсетях, и в светской хронике ваших фото не найти.

Я против даже мобильных телефонов на площадке: оставляю свой в гримерной, не фотографируюсь с партнерами, не выкладываю снимки моментально в «Инстаграм». Что касается светских мероприятий, то практически не хожу на них: просто много работаю. К тому же я не понимаю, как выкроить время, чтобы одеться, накраситься, подготовиться. Это же определенная сложная работа. Быть постоянно на виду— тоже путь к достижению разных целей в профессии, но я пока только на пробы хожу.

Акцентируете ли как-то свои модельные внешние данные во время проб?

Для этого есть художники по гриму и костюму, а я на пробы должна прийти свежей и готовой. При любой фактуре актера может спасти только талант, ну и фарт.

А какие еще есть варианты, чтобы получить роль? Миф «с кем-то переспать» по-прежнему рабочий?

Как говорится, скажите мне, где та постель, в которой всё дают, и все туда лягут. (Смеется.) Мне бы очень хотелось в этой гонке оставаться собой. В актерском мире это сложно, потому что существует специфика общения: люди иногда не ощущают границы между сценой или съемочной площадкой и социумом. Тут нетрудно потерять себя. Очень много соблазнов, все выставляется на продажу и так или иначе замешено на тщеславии — хорошая возможность для того, чтобы улететь на другую планету и даже не понять этого.

Что вы можете сказать о режиссерах своего поколения?

Здорово, что молодые ребята научились начинать смалого, — сейчас появляется множество короткометражек, причем не таких, в которых никто ничего не понял, кроме создателя. Они постоянно что-то делают, создают независимые проекты, маленькие спектакли на нетипичных площадках. Наше поколение осознало: чтобы сделать короткометражку, достаточно фотоаппарата Canon, друзей-артистов и света. С каждым днем растет техническая оснащенность, сейчас можно здорово снять фильм даже на айфон. Теперь молодежь не ленится, не страдает, что ей не дают денег, не предоставляют возможности. Сейчас модно действовать.

Фото: Альберт Плехов
Коллажи: Игорь Скалецкий
Интервью: Наталья Наговицына
Стиль: Асия Бареева
Визаж: Андрей Шилков
Прически: Наталья Коваленкова
Продюсер: Ксения Гощицкая
Птицы: BUMBLE BEE, NY

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также