Юлдус Бахтиозина: «Я страдаю неприязнью к людям, не желающим думать»

искусство

Фотохудожница стала единственным на сегодня российским спикером престижной международной конференции TED (Technology, Entertainment, Design). На форуме, распространяющем уникальные идеи, Юлдус представила проект «Отчаянные романтики», в котором рассказывает о молодых русских романтиках в их вымышленном мире. Сейчас участница проекта BBC «100 женщин, меняющих мир», посвященного борьбе за гендерное равноправие, продолжает разрабатывать метод «русской Синди Шерман», сочетающий карнавальный сюрреализм с критикой культурных стереотипов и насмешливым присвоением глянцевой эстетики.

  • Платье Tadashi Shoji (Fashion Delicatesses), жакет Lanvin (ДЛТ)

  • Платье Zuhair Murad, топ Paco Rabanne, головной убор Nina Ricci (все — Femme Etoile), топ «Юлия Малярова»

  • Платье Zuhair Murad, топ Paco Rabanne, головной убор Nina Ricci (все — Femme Etoile), топ «Юлия Малярова»

В списке великих фотографов я бы предпочла быть где-то восьмой с конца.

После того как мне исполнилось пять лет, я приобрела убеждение, что человечество будет во мне нуждаться. Лет до восемнадцати в словах «Почему ты не как все?» я видела попытку обидеть меня, после восемнадцати поняла, что это стоит воспринимать как комплимент.

Я была одиноким ребенком. Когда осознала, что не могу найти человека похожего на меня, просто перестала заводить дружбу с людьми.

Не так давно я подумала: «Черт, а мне ведь почти тридцать, а я все еще такая невзрослая». Но потом пришла к выводу: «Зато я самая известная в Америке молодая старая дева из России», — и продолжила крутить педали своего розового велосипеда.

Не люблю, когда меня с кем-то сравнивают или пытаются провести параллель с тем или иным фотографом, впихнуть в существующую школу. Придумывание новых эпитетов, конечно, всегда сложнее, чем сведение к какой-то категории. Клиширование, все равно что цитирование, хорошо скрывает отсутствие собственных идей и выводов. Каюсь, я страдаю глубокой неприязнью к людям, не желающим думать.

Моя мама наполовину украинка с польско-еврейскими корнями, отец — татарин. Чтобы сказать, как это повлияло на мое творчество, мне надо сходить к психотерапевту. Думаю, что он задастся вопросом, почему я так упоенно люблю Россию и почему мое творчество сосредоточено вокруг всего русского. Вот теперь, я думаю, пора отправиться к нему пообщаться.

Любимые вопросы журналистов мне за последнее полугодие — о моем участии в конференции TED, о включении меня в список BBC Top «100 Women 2014» и о том, как я чувствую себя после таких событий. Уже не чувствую, это же уже прошлое. Уже биография. Приятная, безусловно. Но странно было бы остановиться при жизни и просто анализировать несколько строчек своего успеха. Это все равно что, собираясь в путешествие из Петербурга в Берлин, остаться где-то на заправочной станции и долго и упорно есть там чипсы. У меня такой список дел впереди, что именно он дает мне эмоции. Будущее меня возбуждает, прошлое — нет.

Я драматизирую все события моей жизни, постоянно ругаю себя, борюсь с собой, но если бы мне дали шанс родиться заново и стать кем-то другим, уверена, что я бы стала той же самой Юлдус. То, где я сейчас, — разум, тело, занятие— это настолько натуральное для меня состояние, где я есть я в гармонии со своей хаотичной жизнью.

Люди думают, что мне все дается легко, но фактически мне в жизни все приходится делать как минимум дважды. С первого раза у меня не получается ничего, но когда я что-то осваиваю, то ценю это и ни за что не отпускаю.

Я считаю себя самоучкой в той технике, в которой работаю последние два года. Пленочной фотографии меня в университете не учили. Мое «престижное образование в Лондоне» (цитирую журналистов) просто очень престижное. Меня, как и настоящего рэпера, воспитала улица, только улица была в Лондоне.


Художественнопромышленная академия имени Штиглица
Соляной пер., 13

За фасадом здания, построенного архитектором Максимилианом Месмахером и сочетающего черты ренессанса и барокко, в музейных залах нашли отражение почти все исторические эпохи и стили. Зал «Теремок» предназначался для отдела древнерусского искусства. В нем экспонируются предметы русского прикладного искусства: костюмы, коллекция русских этнографических кукол, изделия из кованого металла, мебель. Декор этого сказочного зала напоминает палаты Теремного дворца в Москве. Пилоны, арки, своды были покрыты золотыми и особо яркими яичными красками, отчего убранство зала казалось «живой сказкой, нашептанной русской природой». Нижние части стен набраны из цветных керамических изразцов.


Текст: Виталий Котов
Фото: Полина Твердая, Наталья Скворцова


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме