Британская лаванда, дамасская роза и японский пион: 13 парфюмерных новинок апреля

Редактор красоты нашего журнала Алла Шарандина провела парфюмерную ревизию и выбрала ароматы, мимо которых этой весной пройти нельзя.

British Collection

Jo Malone London

Горная и из Прованса — это первые ассоциации к слову «лаванда». Но не единственные. Что с чисто английским пылом доказывает лимитированная коллекция одеколонов с искомой нотой в сердце. ВWisteria & Lavender британская лаванда сплетена с глициниями и гелиотропом, как в ухоженных садах особняков Белгравии. В Silver Birch & Lavender душистые пучки расставлены по столешницам из белой березы и обожженного дуба. А Lavender & Coriander демонстрирует, что будет, если растолочь лавандовые соцветия со специями.

Saffron Lazuli

Carolina Herrera

Кобальтовый весенний тотал-лук от Каролины Эрреры был замечен на показе Нью-Йоркской недели моды, а теперь делает проходку по полкам бьюти-ретейлеров. Увесистый флакон из синего стекла заполнен шафраново-ирисовым миксом. 

Body Paint

Vilhelm Parfumerie

Налюбовавшись в Эрмитаже обнаженными, но непроницаемыми фигурами танцовщиц Матисса, Ян Альгрен дал «носу» Марку-Антуану Кортичато наказ смешать густой, как краска для боди-арта, аромат. Гуашь из дубового мха, груши, зеленого и красного перца разведена прозрачной Iso E Super и ждет на тест в бутиках Molecule.

Miss Dior Rose n’Roses

Dior

Парфюмер Dior Франсуа Демаши решил подарить нам розовые розы. Подошел к вопросу со всей серьезностью: в гигантский (судя по одуряющему сладко-медовому запаху) букет он включил грасскую розу сентифолию, дамасскую, турецкую и болгарскую. Мускус скрепил конструкцию вместо атласной ленты.

Fashion Intervention

M.INT

Главный городской департмент-стор регулярно подвергается фэшн-интервенции. Но что-то подобное громогласной компании с ежевичным ромом, османтусом, амброй и карамелизированным сахаром видит, наверное, только на афтепати Best Dressed!

L’Ombre de Merveilles

Hermes

К выходу самого сумеречного фланкера Eau de Merveilles французский дом заказал фотографу Ринко Каваути серию снимков в духе ее альбома Hanabi («Фейерверки») 2001 года. А парфюмер Кристин Нажель сделала к ним галерейную подпись чайными листьями и ладаном.

Memoire de Daisen-In

Ella K

Коробка с возвышенным хокку и иллюстрацией художника Сенджиро Наката — подходящая обложка для «Воспоминания о Дайсенин». Сад камней в Киото Соня Констан вырастила для своей марки заново, удобряя клен и японский пион бензойной смолой и минералами.

In The Dark

Floraiku

У японцев три главных искусства — тядо (чайная церемония), кадо (икебана) и кодо — составление благовоний. Последнему посвящена целая коллекция Floraiku и ее ньюкамер с упавшей в горячий пепел розой.

Baccarat Rouge 540

Maison Francis Kurkdjian 

Стандартные 70-миллилитровые пузырьки урезаны в объеме вдвое, но достоинство сохранили полностью. Те же четкие грани и золотая крышечка в духе дорической капители сдерживают бешеный амброво-шафрановый напор Baccarat Rouge 540 в 35-миллилитровом формате. Кроме этой парфюмерной воды, постройнели на размер еще девять избранных, включая Amyris, Aqua Universalis и агендерных новичков Gentle Fluidity. 

Black Opium Eau de Parfum Neon 

YSL

С 2015 года в ночное нас снаряжают родные Натали Лорсон, Мари Саламань, Оливье Кресп и Онорин Блан. Иконический Black Opium от этих парфюмеров — твист на айриш кофе. Пьянит в нем вместо односолодового Tullamore Dew совершенно безумная тубероза, а в чувство приводит двойной эспрессо. Золотой коктейльный стандарт в високосном году нарушила питайя. Драконов фрукт перетягивает на себя все внимание, кислит, веселит и балансирует. Всем танцы!

La Vie est Belle Intensément

Lancome

Если бы La Vie est Belle был блогером, то точно миллионником. Дарлинг консультантов любых парфюмерных сетей, бестселлер, счастливчик, сладкий франт — праздничный аромат стабильно всех интригует, как шелковый бант на голой спине. Но нынешний апрель идет в комплекте с революционными тезисами и для него: вместо пудровой гурманской пирамиды из бобов тонка и горки пралине нам выдают малиновый звон с отголосками ванили и ириса. Кажется, это все еще бант, но уже на нагретом монокини.

Explicite

Ex Nihilo

Если парфюмерная вода многозначительно представляется как Явная из рода Запретных (Explicite, коллекция Les Interdites), то ждать стоит восточно-цветочную леди-вамп с амброй и ванилью. Однако Явная, помимо игр в соблазнение, уважает риск: в ее пирамиде ярко звенит ландыш — пробуем угадать с блоттера, краснокнижный или нет. 

Mickey’s Blood

Yan Frolov

Петербургский кощунник Ян Фролов дождался, пока отгремят чествования столетнего юбилея Микки Мауса, и пустил мультветерану кровь. Оказалось, что она пахнет ушедшим детством: «кока-колой» из металлической банки и малиново-персиковой жвачкой.

Текст: Алла Шарандина

Фото: архивы пресс-служб

Наташа Лыбина,
Комментарии

Наши проекты