Дизайнера Михаила Орлова приговорили к трем годам колонии. Комментируют владелец бара, адвокат и рестораторы

В Крыму в Ялте петербургскому дизайнеру интерьеров Михаилу Орлову вынесли приговор, обвинив в смерти двух гостей от удара током, который случился через два года после сдачи проекта. Мы разобрались в резонансном деле и опросили экспертов: рестораторов и адвоката.

Кто такой Михаил Орлов?

Начинавший саксофонистом у Богдана Титомира и Анжелики Варум, в двадцать один год Орлов стал промоутером — «Конюшенный двор», запущенный им на канале Грибоедова, был первым ночным клубом в Петербурге. Спродюсированный Орловым в начале нулевых «Онегин» с интерьером Антона Горланова до сих пор вспоминают как одно из главных заведений города. В 33 года Михаил решил самостоятельно заняться дизайном очередного подшефного заведения, это было SpoonCafe на Большой Морской. Отучившись в New York School of Interior Design, он сделал псевдосоветские Mari Vanna в Петербурге и Нью-Йорке и стилизованные под прованс «На речке», Baranka и «Чиполлино», а затем переключился на нью-йоркский индастриал в Cafe Berlin и Tony's Kitchen. В 2014 году Орлов переехал в Крым, где занимался клубом BarFly на пляже гостиницы «Ялта-Интурист» и панорамным рестораном «Чайка».

Что случилось?

23 августа 2014 года два посетителя BarFly в состоянии алкогольного опьянения поднялись на сцену, чтобы поблагодарить диджея. Танцуя, один из них наступил ногой на софит, его ударило током, друг попытался ему помочь и тоже получил разряд, оба погибли. Экспертиза показала, что к софиту не был подключен провод заземления.

Как развивалось дело?

Сначала главными подозреваемыми СК называл директора заведения и электрика. После СМИ сообщали, что судить будут владельца бара. Но в итоге единственным обвиняемым оказался дизайнер Михаил Орлов, разработавший концепцию. Михаил утверждает, что на тот момент в баре он не работал, но часто там появлялся, так как жил рядом. Никаких документов, подтверждающих, что Орлов занимал какую-либо должность в заведении, предоставлено не было. Суд основывается на показаниях свидетелей, которые утверждают, что он был директором по устной договоренности. На этом настаивает в том числе инвестор BarFly Михаил Жарницкий — глава петербургской Городской инновационно-лизинговой компании.

Суд длился 1,5 года, и в 2015 году Михаила Орлова осудили на три года колонии, хотя он не находился в момент ЧП в ресторане и не отвечал за электрооборудование. В марте 2016 года обвинительный приговор был отменен Верховным судом Республики Крым. Разбирательства продлились еще на два года, в это время Орлов находился под подпиской о невыезде.

Что решил суд?

14 февраля стало известно, что приговор Орлова остался неизменным, но, кроме него, также два года колонии дали администратору. Они обвиняются в том, что, действуя «группой лиц по предварительному сговору» оказывали «культурно-зрелищные услуги», не отвечающие требованиям безопасности. В деле также указывается, что именно Орлов «подыскал для ресторана электротехническое оборудование». Это решение полностью дублирует вынесенное ранее и отвергнутое Верховным судом.

Что говорит владелец заведения?

Мы связались с Михаилом Жарницким, свидетельствовавший против Орлова, но он отказался от комментариев, сказав только: «Я не настолько отслеживал эту ситуацию. Есть решение суда, и я с ним спорить не могу».

Где сейчас находится Орлов?

Адвокат Михаила Анна Яшина в комментарии нашему сайту сказала, что местонахождение Михаила ей неизвестно, на суде он не присутствовал, так как был в больнице, а сейчас он объявлен в розыск.

Будет ли оспорено решение?

Да, на это у защиты есть десять дней. Анна Яшина утверждает: «Приговор очень жесткий, мы ничего подобного не ожидали. В деле было множество свидетелей, которые подтвердили, что ни к чему, кроме творческой составляющей, Михаил отношения не имел. За проводку отвечал электрик, который в ходе следствия рассказал, что ремонтировал именно эти софиты. Но эти показания даже не отражены в деле».

Как отреагировали крымские рестораторы?

Татьяна Большакова, 10 лет работающая в ресторанном консалтинге в Крыму, рассказала нашему сайту: «Я назову этот приговор беспощадным и бессмысленным, он наносит непоправимый урон крымскому ресторанному бизнесу. Мы видим, что люди, которые в нем работают, бесправны. Конечно, никто такого не ожидал. Когда дело отправили на доследование, была надежда на то, что в ситуации разберутся и поймут, что дизайнер не имеет никакого отношения к исправности электротехнического оборудования. Но этого не произошло. В любом заведении должен быть человек, который отвечает за пожарную безопасность. Для этого существует регламент и определенные документы. Такие вопросы не могут решаться устно. Михаил просто стал удобным обвиняемым».

Также мы поговорили с ресторанным экспертом Виктором Киселевым, который работал вместе с Орловым над винным баром «Публика» в Севастополе: «Я был уверен, что мы встретимся с ним на следующей неделе, мы даже назначили встречу, и решение суда меня поразило. Сам Михаил полагал, что его отпустят, воспринимал происходящее скорее как шутку. Я считаю, что директора просто пытаются снять с себя ответственность. На самом деле, это был несчастный случай: алкоголь, недосмотр охраны, пустившей людей на сцену – это уже нарушение техники безопасности. К тому же, существует договор, заключенный с электриком, и подписи Михаила на нем нет. Об этом говорит и Верховный суд. Надеюсь, хотя бы общественный резонанс поспособствует тому, что дело будет рассмотрено более детально и решение пересмотрят. Но, может быть, и нет, мы же в Крыму живем».

Что думают о ситуации рестораторы в Петербурге?

Эльдар Кабиров, совладелец Red. Steak & Wine, 22 cm: «В ресторане, как в любой коммерческой организации, должен быть генеральный директор, который действует от юридического лица. Он несет любого рода ответственность. В таких моментах хозяйственной деятельности, как пожарная или электротехническая безопасность, с ним делят ответственность назначенные сотрудники, у которых есть определенные допуски и разрешения. Они должны обеспечивать требования согласно нормативным актам. Лицо, которое не имеет юридического статуса в организации, например, оформитель, не может нести никакой ответственности».

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также