• Развлечения
  • Театр

Театр «Кто»: «Мы очень простые, у нас нет декораций или световых эффектов. В нашем театре главное – актер и его коннект со зрителем, как и во времена Аристотеля»

Театр «КТО», созданный выпускниками мастерской Виктора Ильева Рамисом Заббаровым и Леной Костаревой, притягивает зрителей своей простотой, органичной актерской игрой и спектаклями о жизни обычных пермяков. Билеты одинаково хорошо раскупают как опытные зрители, так и далекие от мира искусства горожане. Мы вызвали Елену и Рамиса на разговор по душам, чтобы понять, каково это – содержать собственный театр и как добраться до сердца пермяка.

Кто решил, что вам нужен свой театр?

Рамис: Труппа театра «КТО» – это выпускники одного курса ПГИК. После выпуска мы работали в театре им. Короленко в Ижевске, но быстро поняли, что такая работа нам не подходит. Но театром заниматься очень хотелось, а работать под руководством других режиссеров – нет. Так и возникла мысль о создании своего театра.

Изначально нас было девять человек, и мы открывали гастрольный проект при поддержке «ЛУКОЙЛ-Пермь». Мы ездили по краю, играли курсовые спектакли. Затем мы с Леной ушли и создали театр «КТО». Сначала это был маленький подвал на улице Ленина, где по будням был магазин одежды, а по выходным – театр. В таком режиме мы отыграли год, пока театр не начал окупать себя. Потом появилась актерская школа, и нам стало тесно. Мы переехали в большое подвальное помещение на Куйбышева, где расположился зал на 54 места, репетиционный зал, фойе, склад, гримерка и офис. Позже было большое здание бывшей шиномонтажки на Тургенева с залом на 100 мест, которое нам досталось в ужасном состоянии, но пришлось выезжать из него по требованию пожарных, несмотря на то, что спектакли шли с полными залами.

Это странно, но нас всегда что-то выгоняет с насиженного места через пару лет: в помещении на Ленина началась реконструкция, а на Куйбышева случился потоп. Сейчас нам захотелось более уютное и комфортное помещение, и мы здесь, в небольшом зале с коврами на полу, где пока проходят актерские курсы, моноспектакли, концерты, занятия йогой.

Вы играете про простых парней, мужиков. Вам не хочется играть классику?

Елена: Нам нравится играть про себя. Виктор Афанасьевич научил нас быть на сцене настоящими, живыми. Мы против театральности, высокопарности, если вы понимаете, о чем мы. Спектакль «Пацаны» мы играем про наше общее детство, которое у всех в Пермском крае было похожим. Это спектакль-откровение про мечты и тайны. В какой-то момент мы начинаем играть его вместе со зрителем – смеяться вместе с ним, играть в «сифу», бегать, кричать. Зрительный зал превращается в тот самый двор из детства. Почти у всех зрителей появляются слезы на глазах, они подходят и обнимают актеров после спектакля. Это круто!

Рамис: На спектакль «Мужики» мужчины приходят, потому что их приводят жены, а встречают среди героев самих себя и своих друзей, потом жмут актерами руки, хлопают по спине. Им нравится, что театр живой и несложный для понимания. Мы часто слышим фразы в духе: «Мужики, это даже лучше, чем Эрмитаж». (Смеется.)

Мы очень простые, у нас нет декораций или световых эффектов. В нашем театре главное – актер и его коннект со зрителем, как и во времена Аристотеля. У нас театр для всех, в том числе и для тех, кто не любит ходить в театр. Не все хотят понимать высокое театральное искусство, разгадывать образы и замыслы. Мы похожи на стендап-шоу, где на сцене происходит откровенное общение, а зритель просто наблюдает.

  • Актеры театра «Кто»

Вы учите актерскому мастерству, и судя по историям ваших учеников, желающих масса. Почему людям это важно?

Рамис: Самое сложное и важное – это быть простым. Мы учим быть собой, быть настоящими как на сцене, так и в жизни. Есть стереотип, что чтобы быть актером, нужно обязательно читать с выражением, активно жестикулировать, громко говорить. А мы просим делать их простые вещи: выйти и погладить на сцене рубашку и начать напевать. Они удивляются: «А что, это интересно?». Конечно, интересно – зрителю всегда интересно наблюдать со стороны, даже если это обыденные вещи. Театр – это публичное одиночество. А если ты можешь уверенно стоять на сцене, то и в жизни многое будет даваться проще.

Сложно ли содержать театр?

Елена: Мы существуем без чьей-либо поддержки, грантов, субсидий. Все делаем сами. Если ты хочешь, чтобы театр был прибыльным, то и относись к нему как к бизнесу. А значит, делай свой продукт хорошо, думай о зрителе, чтобы он хотел в тебе вернуться. Мы даже почти не давали рекламы – те зрители, которые приходят на спектакли, рассказывают о нас своим друзьям, а те своим и так далее.

Текст: Анастасия Толкач
Фото: Марк Харитонов, архивы пресс-служб

Комментарии

Наши проекты