• Развлечения
  • Музыка

Алексей Кестнер: «Я не даю зрителю указания, он должен сам искать и ассоциировать музыку с чем-то своим»

Алексей Кестнер, московский композитор и музыкант, написал музыку для одной из главных театральных премьер весны – спектакля «Волнение» по пьесе Ивана Вырыпаева, который поставил молодой режиссер Николай Гостюхин. В честь этого он едет в Пермь, чтобы вживую сыграть саундтрек к спектаклю на премьере 16 марта, а двумя днями ранее даст концерт, где прозвучат темы из спектакля и другие произведения автора.

До постановки пьесы «Волнения» было ли творчество Ивана Вырыпаева вам знакомо?

Да. Вы наверняка помните, раньше были ночные показы, и в уже далеком 2009 году показывали киноальманах «Короткое замыкание». Мне тогда особенно запомнились фильмы Кирилла Серебрянникова и Ивана Вырыпаева. Позднее, когда я работал над своим первым спектаклем, режиссер с актерами все время обсуждали новую пьесу Вырыпаева. Говорили «прекрасный драматург», и что это обязательно нужно почитать и посмотреть.

«Волнение»для вас выделяется среди остальных его пьес?

Конечно. Когда работаешь над чем-то, погружаешься в произведение глубже, чем когда просто смотришь или читаешь. В «Волнении» подняты очень важные темы, в том числе тема автора и творчества, которая, естественно, очень близка мне.

Как вы пришли к единому знаменателю с режиссером Николаем Гостюхиным? Он давал вам четкие установки или, наоборот, полную свободу действий?

С Колей очень приятно работать. С одной стороны, он дает полную свободу действий. С другой стороны, мы провели большое количество времени, разговаривая и приходя к единому пониманию пьесы. Он не давал никаких техзаданий, референсов, не говорил, «пиши вот так» или «не пиши вот так», но при этом мы старались выстроить общую образную систему.

В музыке к «Волнению» есть какие-то особые решения или фишки?

Для композитора каждое произведение – особенное, с одной стороны, основанное на опыте, с другой, в нем есть новые актуальные идеи, настроение. Если сводить написание музыки к набору приемов и заготовок, придешь к полной стагнации. Когда я начал работу над «Волнением», моей задачей было прочесть пьесу, и те впечатления, которые она будет вызывать у меня, постараться запечатлеть.

Будет ли в музыке какая-то главная тема, моменты, которые вызовут особые эмоции у зрителей?

Как и в любой музыке, в спектакле использована лейтмотивность. Есть несколько пластов. Музыка периодически отражает самое простое, она иллюстрирует то, что происходит на сцене. В других ситуациях она имеет прямое отношение не к действиям, а к смысловым пластам, демонстрирует мысли и переживания героев.

Я не могу давать прямые указания, как должна быть понята та или иная музыкальная тема. Зритель должен сам искать, запоминать и ассоциировать это с чем-то своим. Безусловно, есть темы, которые запомнятся, и зритель волен будет соотнести их с тем, что ему покажется важным в спектакле.

  • Кадр из фильма «Жертва» ( реж. Руслан Сорокин). В 2020 году выйдут два фильма с саунд- треками Алексея Кестнера. Кроме «Жертвы» это будет «Наташа» Василисы Кузьминой

Вы работаете в разных направлениях: музыка для театра, кино, компьютерных игр. Почему вам все это интересно?

В первую очередь, это все творчество, но творчество с разными законами, которые позволяют развиваться разносторонне. Я окончил консерваторию как классический исполнитель и считаю, что театр – это нечто близкое к классическому исполнительству. Каждый раз играешь по-разному, по-новому, потому что всегда влияют какие-то обстоятельства: то, как ты себя сегодня чувствуешь, с какими мыслями ты выходишь на сцену. Театр в целом и каждая пьеса – это не константа, они живые.

Поэтому процесс написания музыки к спектаклю, как мне кажется, должен включать в себя работу на площадке. Ты должен приходить смотреть, как живут актеры из репетиции в репетицию, почувствовать, как меняется их настроение на сцене, как ищутся с режиссером общие точки.

В кино интересно другое. Там тебе либо дают сценарий, либо с тобой разговаривает режиссер, либо тебе дают готовый кадр, либо тебе говорят, есть такое настроение, попробуй написать музыку, а мы потом посмотрим. В кино интересно попадание. Это похоже на снайперскую стрельбу, потому что надо попасть и в режиссера, и в то, что происходит на экране, и в зрителя.

Написание музыки для компьютерных игр чем-то близко к кино. Есть геймдизайнер, который рассказывает, что хочется получить от локации. И если спектакль и кино – это что-то линейное, определенным образом выстроенное во времени и пространстве, то в компьютерной игре ты должен рассчитывать, что человек может вести себя по-разному, может находиться в одной локации минут двадцать и ему не должно там надоесть, ему должно быть там очаровательно и удивительно.

Есть ли у вас какие-то критерии, по которым определяете, получилась или не получилась музыка к проекту?

Это всегда очень субъективные критерии. Музыка может нравиться и не нравиться одновременно, а может нравиться больше в одно время и меньше в другое. Как правило, лично мне это становится понятно спустя какое-то время. В принципе, с музыкой очень просто. Ее либо хочется слушать, либо не хочется, либо ты с радостью возвращаешься к тому, что сделал, либо тебе тяжело это слушать. Я определил для себя, что если тяжело или не хочется слушать, значит, произведение получилось не до конца.

Текст: Кристина Бабушкина, Анастасия Толкач. Фото: Слава Филиппов (slavafilippov)

18+

Комментарии

Наши проекты