18+
  • Здоровье
  • Здоровье
Здоровье

Личный опыт. «Боль, стыд и звонки бывшим»: как я переболел оспой обезьян

Подписаться:

Поделиться:

Петербургские медики выявили уже два случая заражения оспой обезьян. Оба пациента — мужчины, которые вернулись в город из-за границы. В других странах, например, США, счет заболевших идет на тысячи и они открыто делятся опытом. Одним из таких стал американский ВИЧ-активист, писатель, режиссер и журналист Чарльз Санчес. В издании TheBody он рассказал о болезни, симптомах и стигме, с которой пришлось столкнуться в клиниках. Публикуем перевод!

FOTOGRIN

Все началось с тошноты и рвоты

Я начал чувствовать себя немного не в своей тарелке в четверг, 14 июля. В этот день я должен был вести прямой эфир в соцсетях. За полчаса до запланированного шоу меня стошнило. Я понял, что не могу вести трансляцию и общаться, поэтому отменил ее и пошел спать. На следующий день заметил несколько подозрительных шишек, похожих на укусы насекомых. Уже тогда я знал, чтопо миру распространяется оспа обезьян, читал про симптомы и решил, что мог заразиться. Я пошел в ближайшую клинику и сдал тест. Ждать результат нужно было несколько дней.

Следующие три дня я помню плохо: не мог нормально есть, температура то поднималась, то опускалась, еще была потливость, сильная жажда, головная боль, тошнота, отсутствие аппетита. А по телу распространялись высыпания. Сначала они выглядели как укусы клопов, затем стали походить на прыщики, наполненные гноем, а потом покрывались струпьями. К счастью, у меня менее 20 таких поражений, из них только одно на лице. Но самое ужасное — это попытки сходить в туалет. Я испытывал жуткую боль, я буквально кричал.

Я был в отчаянии и очень жалел себя. Надо сказать, что в последний год наслаждался тем, что называл «сексуальным возрождением», то есть был сексуально активен и ни в чем себя не ограничивал. Я сидел в комнате и накручивал себя, считая, что оспа — страшное следствие этой глупой свободы.

Стыдная фотосессия

В понедельник я связался со своим лечащим врачом, который предложил мне обратиться в отделение неотложной помощи. Я поехать в больницу Бельвю, так как в газете New York Times писали, что она стала эпицентром лечения оспы с начала вспышки в мае. По приезде меня отправили в кабинет, хотя он был больше похож на стеклянную камеру с граффити, грязью и металлическим туалетом.

Подошла медсестра и поговорила со мной через стекло, записала список моих симптомов и спросила, нужна ли мне вода или что-то еще. Потом ко мне зашел врач в защитном костюме. Поскольку они до сих пор не так много знают об этом штамме обезьяньей оспы, то по протоколу должны соблюдать осторожность. Кроткий доктор средних лет изучил мои жизненно важные органы, сфотографировал высыпания, что было довольно унизительно. Хотя бы потому что он снял на камеру мою задницу и застенчиво спросил меня, не могу ли я «раздвинуть?». Мое личное пространство его не беспокоило — мне даже не дали больничного халата.

После «фотосессии» врач выписал мне рецепт на обезболивающие, но поскольку официальный результат анализа еще не пришел, он не мог назначить лечение. Мне сказали, что запишут на видеоконсультацию к инфекционисту и отправили домой. Я чувствовал себя немного лучше, а уже на следующий день пришел положительный результат теста.

Marina Demidiuk

Звонки секс-партнерам

На следующий день передо мной стояла неприятная задача — связаться с половыми партнерами и сказать им, что я заразил их обезьяньей оспой. Ответы варьировались от плача и страха до гнева. Я их не виню и прекрасно понимаю.

На телеконсультации врач предложила на выбор противовирусные препараты, но сказала, что это только экспериментальные методы и пока нет доказательств того, что они подействуют на оспу обезьян. Медицинское сообщество мало что знает об этом заболевании, поэтому они собирают данные по каждому случаю. По ее словам, уникальность обезьяньей оспы заключается в том, что инфекция проявляется у людей в области гениталий, даже среди тех, кто не имел половых контактов. Она сказала, что у меня действительно хорошее здоровье, и поскольку моя вирусная нагрузка ВИЧ неопределяема, а количество Т-лимфоцитов «прекрасное», выбор принимать противовирусное лечение или нет был за мной. Так как я начал чувствовать себя лучше, то решил отказаться от таблеток. Она также сообщила мне прекрасную новость: после перенесенной болезни у меня будет к ней иммунитет.

На момент написания этой статьи я прошел через худшую из болезней. Симптомы уменьшились, и я мог спать всю ночь, не просыпаясь в потном месиве. Ко мне вернулся аппетит, а посещать туалет я стал значительно реже. Я останусь в изоляции до тех пор, пока струпья не отпадут с поражений и врач не скажет, что я больше не заразен. Я также простил себя за то, что заболел.

А теперь я хочу обратиться к читателям: мы должны помнить уроки коронавируса, ВИЧ и других вирусов. Они не делают различий между людьми, заразиться может каждый. Пожалуйста, воздержитесь от обвинений и не грозите пальцами тем, кто заразился обезьяньей оспой. Я думаю, что мы все слишком хорошо знакомы с тем вредом, который могут нанести стыд и стигма, связанные с болезнями.

Ваш город
Новороссийск?
Выберите проект: