• Развлечения
  • Театр

Знакомьтесь, Ян Гэ – актриса «Гоголь-центра» сняла в изоляции клип, короткометражку и готовит сериал

Живущая в России режиссер, певица и актриса «Гоголь-центра» Ян Гэ из-за китайского паспорта не смогла вернуться в Москву после гастролей в Германии. Она рассказала в прямом эфире «Собака.ru», как проводит карантин в Берлине (спойлер: очень плодотворно!) и по чему скучает. 

Про карантин в Берлине

В Берлине я застряла так. Я приехала сюда из-за спектакля «Гоголь-центра» «Декамерон». Это совместный проект Германии и России («Гоголь-центра» и Deutsches Theater Berlin – Прим. ред.), в котором участвуют по пять артистов из каждого театра. Я вот за русскую актрису. (Улыбается). Мы сыграли здесь этот спектакль про чуму в Средневековье, а вернуться обратно я уже не смогла из-за того, что у меня китайский паспорт. Границы закрыли.

Когда карантин только начался, в Берлине были жесткие меры, а примерно три недели назад все начало открываться. Уже работают магазины и торговые центры. Я даже купила себе шмотки. Правда, количество людей в ТЦ ограничивают. Например, не больше 10 человек. У входа выстраиваются очереди, люди ждут, когда кто-то выйдет, чтобы можно было зайти. В парках уже все гуляют, устраивают пикники, занимаются йогой. Насколько знаю, мало людей заразились коронавирусом, еще меньше – умерших. Сами немцы удивлены этому, так как Берлин – интернациональный город, здесь куча иностранцев, а вирус не развивался.

Про «Гоголь-центр»

Я родилась в Пекине, по студенческому обмену переехала в Тулу, где училась на переводчика, а после пошла на актерско-режиссерский курс во ВГИК к Сергею Александровичу Соловьеву. Потом Кирилл Семенович Серебренников как-то услышал, как я пою. Ему как раз для спектакля «Без страха» Владислава Наставшева нужна была актриса с азиатской внешностью. А дальше он решил, что Гэша теперь будет работать с ним. И вот семь лет я уже в «Гоголь-центре». Это дольше, чем институт даже – моя вторая семья.

 

Чем заняться в самоизоляции

Я почти вообще не отдыхаю – каждый день просто пролетает. В Берлине я уже два месяца, но время проходит, как никогда, быстро – не чувствую стресса и не паникую. В России все так сильно за меня переживают: мама, коллеги в театре, а я как будто единственный спокойный человек. Отношусь ко всему, как к приключению.

Когда я поняла, что остаюсь в Германии, то успела тут купить холсты, краски, кисточки и укулеле. Теперь я пишу картины и играю. Счастлива, что так вышло – это новые знания, которыми наслаждаюсь. Правда, пришлось срезать ногти, а я без них как будто голая. Еще придумала себе мотивацию, как учить немецкий: пишу коротенькие песенки из простых слов. Потому что общение не помогает – в Берлине все говорят на английском. Ну и, конечно, снимаю. Смонтировала на айфоне клип на песню «Черепаха». Не умела этого делать, но моя подруга Анна Цуканова-Котт сказала: «Гэша, если ты режиссер, то должна монтировать сама!»  И я скачала несколько программ на телефон и научилась! Хотя вообще не дружу с техникой – никогда не знаю, куда нажать.

 

Про искусство в карантине

С началом карантина посыпалась куча предложений: «Давайте снимем кино в зуме!» Я все понимаю и рада, что все стали активнее. Но идеи у всех одинаковые, и визуально это не может быть красиво: просто квадратики экрана без сюжета и взаимосвязи. Такие видео – это не киноискусство. Во ВГИКе мой мастер Сергей Александрович Соловьев учил, что кино – двигающиеся картинки. До того, как поймешь сюжетную линию, ты видишь в каждом кадре красоту. Я подумала, что и в изоляции можно сделать что-то стоящее. Так появилась короткометражка «Ничто не может помешать нам любить», которую мы с командой сняли на удаленке всего за неделю. Я вообще люблю быстро работать и не умею долго сидеть на одном проекте. Потому что мы стремительно меняемся –  через неделю ты уже можешь быть другой.  

Не люблю рассказывать о чем-то, пока это не состоялось, но сейчас делаю сериал. Это довольно интересный и трудный опыт. В кино долго готовятся раскадровки, локации, требуется куча людей. А сейчас есть только ты. Это супер тренирует способности. Свой дебютный фильм «Ню» я делала почти на ноль рублей, а «Троицу» со сравнительно небольшим бюджетом. Я умею снимать «по-бомжарски». Сейчас на сериале у меня очень милая женская команда. А когда проводила кастинг операторов в Берлине, то нашла новую подружку. В Москве тоже есть съемочная группа – это люди, чьему вкусу доверяю.

Что будет после карантина

Все будет меняться в хорошую сторону. Самое важное – в карантине мы стали людьми. Мы были так заняты, мало виделись с семьей и помогали друг другу. Коронавирус остановил мир, но вернул нам человечество. Сейчас все равны – никто почти не зарабатывает. Поэтому время уходит на заботу о других. Миру, наверное, не хватало любви и теплоты. Мы живем в чудесное время, чтобы осознать, кто мы такие.

Потом, думаю, все будет идти как обычно – вернутся кино и театр. Но изменится то, что мы больше будем ценить все: ощущение от сцены, от дыхания зрительного зала. Мы снова начнем путешествовать, гулять, есть вкусное мороженое в чужой стране, держаться за руки и просто улыбаться незнакомцам на улице. Думаю об этом – и на душе становится теплее. 

Это интервью прошло в прямом эфире в Instagram «Собака.ru». Ниже можно посмотреть его видеозапись. Следите за эфирами в нашем аккаунте!

Комментарии

Наши проекты