• Развлечения
  • Искусство

Как продавать традиционное искусство через NFT? Объясняет арт-продюсер Надя Тайга

В Петербурге арт-продюсера и куратора Тайгу знают как евангелиста проекта Эрмитажа и Студии Berengo Glasstress Gotika — коллаборации современных художников уровня Ильи и Эмилии Кабаковых и мастеров венецианского стекла. В октябре выставка откроется в Главном штабе — уже без участия Нади. Она же сейчас помогает традиционным художникам продавать произведения как NFT на платформе Snark.art.

  • Илья и Эльмира Кабаковы, Arch of Life, 2015

Я родилась в городе Колпашево Томской области, где не было художественного музея — природа была лучшим художником и арт-наставником. Поэтому я — человек, который буквально вышел из сибирской тайги: это дало мне невероятную свободу перехода между мирами и сферами деятельности. Для меня работа с новыми пространствами, включая metaverse и криптоарт, естественна, ведь, если ты из Сибири, ты всегда немного инопланетянин. Я окончила психологический факультет в Новосибирске, в 90-е была главным редактором и издателем газеты «Коммерсантъ-Сибирь», потом издавала в регионе журнал «Большой город». Сделав карьеру в российской журналистике, я уехала в США: шел кризисный 2009 год — рынки упали, галереи закрывались, а я мечтала о работе с современными художниками. Познакомившись с основателем cтудии Berengo и проекта Glasstress Адриано Беренго, я сразу поняла, как соединить традиционное венецианское стекольное ремесло и contemporary art. Начинала с ними работать, привлекая к проекту российских художников, а затем спустя пару лет возглавила проект, и мне удалось реализовать изначальную мечту — сотрудничество Glasstress и крупного российского музея. Когда случайно познакомилась с Дмитрием Озерковым, то все пазлы сложились, и мы сделали в 2015 году совместный с Эрмитажем проект Glasstress 2015 Gotika.

Выставка Glasstress 2015 Gotika прошла в рамках Параллельной программы 56-й Венецианской биеннале: произведения в стиле готика и неоготика из собрания Эрмитажа соседствовали с работами Тони Крэгга, братьев Чепменов, Recycle Group и еще 50 художников. Чтобы в сжатые сроки создать 80 новых работ, cтудия Berengo задействовала лучших муранских маэстро стекольного ремесла, традиции которого передаются из поколения в поколение. Стекло — это сложный материал: он открывает колоссальные возможности для современных художников, при этом содержит в себе и много ограничений. С технологией блокчейн — та же история.

  • Ив Суссман, 89 seconds Atomized

  • Ив Суссман, 89 seconds Atomized


Snark.art

Курируемая платформа для продажи токенизированных произведений искусства основана в США в 2017 году Андреем Алехиным и Михаилом Либманом — одними из пионеров криптоискусства. Работает с международными традиционными институциями, которым интересно исследовать возможности блокчейн-технологий и выйти на рынок криптоискусства.

Я познакомилась с основателями платформы Snark.art после возвращения в 2019 году из Венеции в Чикаго, где я занималась организацией проекта «Корабль толерантности» Ильи и Эмилии Кабаковых. К тому моменту Андрей и Миша (Андрей Алехин и Михаил Либман. — Прим. ред.) сделали несколько очень сложных и интересных проектов с художниками на блокчейн.

Один из самых важных сюжетов для истории цифрового NFT-искусства — это коллективное владение 10-минутным видео Ив Суссман 89 seconds Atomized. Оно основано на ее проекте 89 seconds at Alcazar, которое в свою очередь пересматривает шедевр Веласкеса «Менины». Копии видео хранятся в Музее Уитни, MoMА и ряде других музеев и частных коллекций. Snark.art разбил видео на 2304 атома (токена) размером 20x20 пикселей, дав возможность людям приобрести за 100 долларов кусочек работы и стать совладельцем всего видео общей стоимостью более 200 тысяч долларов. Чтобы посмотреть видео целиком, обладатель одного токена может заказать просмотр всего видео на 24 часа неограниченное количество раз. Это пример, когда технология блокчейн позволила войти еще глубже в работу художника. Видео Ив дает возможность зрителю почувствовать себя мухой на стене ателье, в котором Веласкес писал «Менины», а разбив работу на атомы — зритель может проникнуть еще глубже в пиксели. Моя мечта организовать биеннале криптоарта, чтобы показать авторов, которые работают с блокчейном именно как с новым медиумом.

После того как на Christie’s работу Бипла продали за эквивалент 69 миллионов долларов, вокруг NFT поднялся невероятный шум. Теперь мы получаем от художников десятки заявок в день о размещении на Snark.art — с сентября 2020 года рынок криптоарта начал стремительно расти на 25–30 % каждый месяц. Если два года назад художники традиционных медиа еще скептически относились к NFT и мы тратили много времени, объясняя им перспективы блокчейна, то сейчас все значительно проще. В марте мы продали несколько коротких анимаций художницы Татьяны Бродач, которая создает пластилиновые скульптуры и до коллаборации со Snark.art просто даже не знала, как ее анимации могут продаваться. Одно из ее видео ушло за 3 ETH (~$3,550) — примерно столько стоят «материальные» работы Татьяны.

  • Татьяна Бродач, Portraits on the Como Lake#2, 2019

Один американский коллекционер купил работы в формате NFT для своих детей, которым сейчас 5 и 7 лет, — он считает, что в будущем они оценят именно цифровое искусство. Среди тех, кто покупает на Snark.art, есть молодые люди, сделавшие капиталы на криптовалюте, — их закономерно интересует токенизированное искусство. Но есть и те, кто раньше собирали антиквариат или покупали традиционных художников на аукционах, — в мир криптоарта они в том числе попадают благодаря Snark.art. Традиционный мир искусства все ближе подходит к цифровой реальности. Недавно крупная берлинская König Galerie сделала двойное открытие выставки The Аrtist is Online: на своей площадке в бруталистской Церкви Святой Агнессы и в пространстве игры Decentraland, которая работает на блокчейн-платформе Ethereum. Галереи хотят привлечь внимание богатых криптоколлекционеров и уже начали, как первый шаг на этом пути, давать возможность заплатить за искусство биткоином или эфиром. Наша платформа помогает не только художникам, но и галереям зайти на рынок криптоискусства.

Сейчас сложно быть скептиком, да и нужно ли? Критика редко конструктивна в долгосрочной перспективе — лучше поддерживать и двигаться вместе с новым. Когда я работала корреспондентом в Новосибирске в начале 90-х, мне выдали мобильный телефон — я была абонентом № 2 в городе. Тогда оператор сотовой связи пророчил, что скоро у каждого будет мобильный — это звучало нереально, а по прошествии времени моя 98-летняя бабушка последние годы ее жизни активно пользовалась Skype и планшетом. Я верю в то, что сейчас время людей с «геном исследователя и первооткрывателя» — и таких людей, способных к риску и открытых новому, на рынке криптоискусства очень много. У меня этот «ген» точно есть. Я прошла через сибирские леса, соприкоснулась с тысячелетней историей муранского стекла, и сейчас мне комфортно на не изведанной до конца территории metaverse и цифрового искусства на блокчейн.


Проект Burn Before Reading

Коллаборация поэта и искусственного интеллекта: AI сгеренировал алгоритм поэмы, фрагменты которой зашиты в цифровых «печеньках с предсказаниями». Было выпущено 10 тысяч бесплатных печенек-токенов. Владелец может открыть «печеньку» и получить поэтическое предсказание, сгенерированное искусственным интеллектом, а может не открывать с шансом заработать на перепродаже. Burn before reading — размышление о ценностях и выборе, возможностях социальной коллаборации и спекуляциях на крипторынке.

Текст: Александра Генералова

Фото: архивы пресс-служб

Комментарии

Наши проекты