• Город
  • Общество
  • коронавирус 2019-nCoV

Герман Греф, Михаил Пиотровский и Алена Владимирская — о том, как мы будем жить после пандемии

Главный вопрос эпохи пандемии — как изменится жизнь и работа после нее, как мы будем лечиться, покупать продукты, в каких отраслях работать и как отдыхать. «Собака.ru» собрала футурологический прогноз от экспертов из разных областей: экономика и экология, здравоохранение и продуктовый ритейл, мода и культура. 

Здравоохранение


Илья Фоминцев

Онколог и директор фонда «Не напрасно»

Знаете, какой финал окончания пандемии я вангую? Тезис будет такой — мы справились лучше всех стран, у нас самая великая медицина. Поэтому нам и не надо ничего делать, просто давайте прославим врачей, выберем из них пару-тройку для героических образов в массовой культуре — такие новые Стахановы. Думаю, все будет именно так. Но никто не будет проводить анализ ошибок. Победителей не судят, а победителями мы сами себя легко назначим. Остается надеяться, что следующая пандемия будет лишь через лет 30-40 — примерно с такой периодичность они и случаются. Может быть, чему-то и в медицинском менеджменте научимся за это время — например, нормально разговаривать друг с другом.  

Читать полный текст интервью


Константин Ронкин

Президент Бостонского Института Эстетической Медицины

Как стоматология трансформируется из-за пандемии, будет зависеть от решений власти. Очевидно, что будут установлены новые правила эпидемиологической безопасности. В Штатах я уже получил e-mail с рекомендациями стоматологической ассоциации: что с оборудованием делать, как работать с компьютерными программами, как обратно запускать процессы. А в России пришел огромный список журналов, которые нам теперь надо заполнять, и приказов, которые надо выпускать, — работы прибавится.

Читать полный текст интервью


Дмитрий Морозов

Генеральный директор компании BIOCAD

1,5 года — это очень хороший срок для разработки вакцины. Но у нас главная задача сейчас — начать клинические испытания. Если мы, начав их, будем видеть хороший результат, сможем расширить исследование на группы риска. А кто у нас с вами в группах риска? Это, в первую очередь, врачи. Первая фаза клинических испытаний может занять 1,5-2 месяца, чтобы мы определили безопасную дозу и то, насколько применима вакцина у людей. После этого можно перейти ко второй фазе, чтобы на более широком контингенте проанализировать ее эффективность.

Читать полный текст интервью

Продуктовый ритейл


Григорий Кунис

Сооснователь сервиса доставки iGooods

Я уверен, что привычка покупать продукты через сервисы сохранится и после пандемии. С этим согласны большинство экспертов. Самое сложное, что нужно было сделать для развития электронной коммерции, это создать привычку, изменить паттерн поведения. Как только человек получает какой-то более или менее позитивный опыт, он будет пользоваться услугой и дальше. Кто-то с большей частотой, кто-то полностью перейдет в онлайн, кто-то эпизодически будет делать заказы, но тенденция сохранится. То есть главное, что сделала пандемия, она изменила отношение людей: если раньше услуга по доставки продуктов воспринималась как некая экзотика, то сейчас это стало обыденной вещью.

Читать полный текст интервью


Екатерина Ломакова

Вице-президент по коммерческой деятельности компании «Азбука Вкуса»

Если говорить о будущем после самоизоляции, я считаю, что тренд на покупку продуктов через сервисы доставки не уйдет и даст стимул для развития онлайн-торговли. Сейчас покупатели, которые по разным причинам не пользовались такой услугой раньше, получили этот опыт, и поняли, что это безопасно и удобно. Но все же мне кажется, что наши покупатели все равно будут выбирать походы в магазин, потому что для них важны эмоции, которые они получают, приходя к нам. Есть товары, которые можно спокойно покупать удаленно, — бытовая химия, бутилированная вода, молоко с долгим сроком хранения и другие. А есть продукты, которые покупатель хочет выбрать сам, — овощи, фрукты, мясо и рыба. В наших магазинах есть кафетерии, посещение которых для многих стало важной и приятной частью похода в супермаркет — люди приходят не только за покупками, но проводят время с семьей за чашкой кофе или чая с десертом.

Читать полный текст интервью

Сергей Николаев

Основатель сети чайных магазинов «Унция»

Думаю, у кризиса будут серьезные негативные последствия, но будут и позитивные. Относительно других мировых столиц в Петербурге и Москве очень неплохой уровень цифрового банкинга, хороший уровень интернет-телефонии, со скоростью интернета все хорошо. Все это – предпосылки к развитию. Сейчас доставка у нас развита гораздо лучше чем в Европе, а такие проекты, как «Самокат» или его реплика – «Яндекс.Лавка» – меняют потребительские привычки. Задумайтесь: условная бизнес-модель традиционного ритейла сложилась век назад. Это давняя вещь. Почему так делают – потому что все к этому привыкли. Когда-то в домах не было водопровода, и это считалось нормальным. Зачем водопровод, если есть колонка на улице. И доставка – это тот же самый водопровод: ставшие востребованными сервисы показывают, что это действительно удобно, что это не дороже обычных магазинов. Люди пробуют новые продукты и обкатывают новые привычки, в перспективе это может изменить рынок. У нас к этому больше предпосылок, чем в Европе. И это дает возможность пробовать новые форматы, получить пользовательский опыт для изобретения новых продуктов, которые впоследствии можно будет применять в других странах. У нас есть шанс стать инкубатором новой ритейлерской мысли. Аналогов «Самоката», например, нет в Европе и мы впереди даже относительно Штатов.

Читать полный текст интервью

Экономика и рынок труда

Герман Греф

Глава «Сбербанка»

Этот кризис, я думаю, поменяет приоритеты, которые национальные правительства поставили перед собой. Очевидным оказалось то, что ни в одной стране действующая система здравоохранения, страховой медицины, государственной медицины не смогла быть адекватной тому кризису, в который мы с вами все вместе попали. И выводы в этой части, конечно же, будут сделаны. Я думаю, что ускорятся те национальные тенденции, которые мы видели в последние годы. Все большее количество производств возвращаются в развитые страны, дешевизна рабочей силы перестала быть главным конкурентным преимуществом, все в большей степени главным конкурентным преимуществом становятся роботизация процессов и налоговые условия. Наличие всего цикла производства, включая циклы подготовки кадров и науки, является сегодня главным залогом успешности в будущем мире. Поэтому я думаю, что будет большая корректировка внутри национальных, экономических и социальных стратегий, которые правительства будут проводить после кризиса. Дефолта в 2021 году не будет. К сожалению, проблема бедности усугубится. В кризисы страдают в первую очередь неимущие. Уровень безработицы точно станет на проценты выше, чем в начале текущего года. Что мы будем делать? Нужно поддерживать нуждающихся, и для этого необходимо прежде всего создать систему их выявления. Все информационные системы, все новые технологии, в общем, сотрясение воздуха, если не приводят к тому, что мы точно понимаем в обществе, кому плохо и кому надо помочь. Собственно говоря, цель создания социальных и информационных систем состоит именно в этом.

Читать расшифровку эфира «Сбербанк TV»


Юлия Вымятина

Декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге 

Меньше всего пострадают крупные предприятия, фирмы, у которых есть накопленная финансовая «подушка безопасности», и те виды бизнеса, которые могут перейти на работу онлайн и/или заниматься доставкой товаров, а также обслуживать всеобщий переход в онлайн. Все виды бизнеса, связанные с интернетом и доставкой, получат возможность для развития и привлечения лояльных клиентов, многие из которых останутся с ними и после эпидемии. Больше всего пострадает сфера услуг, связанных с личным присутствием или перемещениями — рестораны, салоны красоты, частные медицинские центры (особенно стоматология), фитнес-центры, туризм. Пострадает и сфера маркетинга и PR, поскольку эти бюджеты первыми попадают под сокращения в условиях кризиса. Также сложно придется самозанятым, фрилансерам — во многих случаях их привычная работа может уже не вернуться.

Читать полный текст колонки


Алена Владимирская

Хэд-хантер

Больше всего пострадают туризм, рестораны и кафе, непродуктовый ритейл, особенно класса лакшери, авиаперевозки, логистика, девелопмент. Но сейчас гарантий нет нигде. Раньше мы говорили: если ты пришел в «Газпром» или госорганы, то теперь у тебя все будет хорошо всегда. В кризис после окончания карантина такого не будет. Газ, энергетика, госорганы — все будет сокращаться. Первая волна безработицы будет в июле, а вторая — в сентябре, искать работу лучше до этого.

Читать расшифровку эфира

Рестораны

Роман Певзнер

Коммерческий директор «Буше»

При пессимистичном сценарии индустрия сильно поменяется: выживут только максимально эффективные компании, вроде западных сетей фастфуда, потому что у них есть какой-то финансовый резерв и они очень хороши с точки зрения процессов. Думаю у них такие форс-мажорные ситуации были просчитаны гораздо лучше, чем у нас. Кроме того, думаю, выживут какие-то маленькие симпатичные ребята, вроде наших друзей из «Футуры», я верю, что такие проекты на это способны. Думаю, сократившись и сильно потеряв в своей эффективности, пройдут кризис сети, которые похожи на нас. Третья категория – это компании, которые изначально были заточены на доставку или занимаются только ею.  Они к этой ситуации были максимально подготовленны. 

Читать полный текст интервью


Алена Мельникова

Креативный директор гастрономического фестиваля Gourmet Days, управляющий партнер ресторанов The Repa и бистро «Яйцо и булочка»

В этой новой реальности, которая придет после кризиса, не смогут работать компании у которых нет уникального торгового предложения. О чем я говорю: вот открыл в свое время Дима Блинов Duo gastrobar, какое количество подделок под него после этого появилось? Вот их больше не будет. Я вспоминаю кризис 2008 года. Тогда больше всего пострадала рестораны категории B – средний ценовой сегмент. Премиальные проекты продолжили работать. Да, они перестали расти, у них уменьшилось количество посетителей, но не катастрофически. Категория С – столовые, кафе – в нее пришли люди, она стала самой быстрорастущей.

Читать полный текст интервью


Игорь Мельцер

Ресторатор, владелец ресторана La Perla

Я думаю, по рыбным заведения пандемия ударит чуть меньше, чем по остальным. Это небольшой сегмент рынка, и рестораны в нем тоже небольшие. Им изначально не требуется большого количества гостей. Плюс – в этом сегменте выше доля людей с более высокими доходами, а значит он более устойчив. Что касается рынка морепродуктов в целом, строить сейчас прогноз сложно. Здесь все зависит от той ситуации, которая была у поставщиков и производителей накануне кризиса. Нужно понимать, насколько компании были закредитованы, какие у них отношения с арендодателями, у кого какая финансовая подушка. Общий принцип такой: те, у кого что-то было не в порядке, пойдут ко дну. Кто останется на рынке будет понятно в октябре. Мой прогноз таков: если кто-то из поставщиков уйдет, на его место придут другие. 

Читать полный текст интервью

Культура


Михаил Пиотровский

Генеральный директор Государственного Эрмитажа

Всякие ограничения теперь все равно сохранятся. Никогда не будет больше такого большого, почти неограниченного доступа в музей. Очень долго будет такой жесткий способ ограничений […] Моментального эффекта, что «открыли двери — и все бегут», не получится — все будет постепенно. Нам предстоит еще серьезно поработать над логистикой, в том числе, как соблюдать ограничения. Если раньше была система ограничений — очередь или заполняемость гардероба, то здесь она будет более явная, и надо сделать так, чтобы она была менее обидной, чем та же очередь. То есть здесь предстоит еще большая организационная работа. В Эрмитаже существуют уникальные льготы, которых нет ни в одном музее мира — надо понять, как мы будем проверять, подходят люди под эти льготы или нет.

Из интервью ТАСС

Евгений Водолазкин 

Писатель

Значение литературы, после окончания пандемии, думаю, возрастет. Текущая эпоха, эпоха сосредоточения, предполагает источники сосредоточения. И литература — как раз такой источник. Мне кажется, читать будут больше, причем серьезные книги. Это не «мечта поэта», это чистая статистика. Уже в прошлом году серьезная литература впервые основательно опередила по продажам остросюжетную. Это начало очень большого процесса.

Читать полный текст интервью


Сергей Сельянов

Продюсер

Послезавтрашние проблемы в том, что восстанавливаться экономика (я имею в виду не только кино) будет лет пять. А это повлияет на платежеспособный спрос, то есть меньше денег будет у людей во всем мире. Пойдут ли они при этом в кинотеатры, непонятно. Есть два сценария. Один — позитивный: люди, изголодавшись, ринутся в кинотеатры. Второй — что падение числа зрителей окажется очень существенным — от 30 до 50%, так как страхи сохранятся, даже если деньги на билеты будут. Вообще в России кинотеатры почти 10 лет не повышали цены. Хотя этого очень хотелось, так как они относительно невысокие. Кино – самый доступный вид развлечений. Реальные доходы населения падают уже лет пять, если не больше, но люди в кино ходили, соответственно, бокс-офис увеличивался. Будет ли сейчас подорожание билетов, когда кинотеатры откроются, посмотрим.  Что касается изменения кинопрокатной структуры, это тоже пока гадания. Онлайн легальный и так развивался последнее время довольно успешно. Пиратский тоже само собой, хотя какие-то позиции удалось отбить. Процесс шел, но кризис его, конечно, еще больше подстегнет. В каких конкретно процентах это будет выражаться, пока никто не знает. Но социальные модели, скорее всего, изменятся. Если рынок пойдет в эту сторону, возникает вопрос: «Зачем тогда вообще снимать большое кино?» Не за чем. Ведь его смотрят даже не в планшетах, а в телефонах. Стоят фильмы дорого, а вы ничего не разглядите и не услышите. Сейчас много сил, денег и талантов вкладывается, чтобы на большом экране и с хорошим звуком вы все могли посмотреть. Технологически — это другая задача, более сложная. Для онлайна все это не нужно. Нужны по-прежнему мозги и идеи, но зрелище — нет. Большое кино перестанут делать — не только у нас, но и во всем мире.

Читать полный текст интервью


Павел Пригара

Директор ЦВЗ «Манеж»

Я думаю, никто еще до конца просто не понял тему пандемии, не осознал и тем более не превратил в какой-то материал. В социальных сетях у некоторых художников я вижу попытки осмыслить какие-то элементы текущей повестки — в виде скетчей. Мне кажется, большинство примеров говорит нам о том, что наиболее сильные художественные высказывания касаются вневременных тем, не ситуативных. Хотя есть мнение, что через эпидемии чумы, которые Европа пережила, родилось некое новое искусство. Но я не уверен, что это так.

Читать полный текст интервью

Экология


Ирина Шмелева

Руководитель лаборатории устойчивого городского развития университета ИТМО, директор «Института стратегии устойчивого развития»

Многие зарубежные аналитики говорят, что сейчас слишком рано задавать вопрос о том, приведет ли эпидемия к серьезным сокращениям выбросов СО2 и остановит ли глобальное потепление. И я с этим мнением согласна. Некоторые утверждают, что как только страны вернутся к восстановлению потерь от снижения экономического роста, климатические вопросы уйдут на второй план, и им снова не будет уделяться внимание, чего ни в коем случае нельзя допустить. Сейчас настало время правительствам задуматься о тех мерах, которые могли бы стать драйверами долгосрочных позитивных изменений. Например, развитие зеленой экономики, инвестиции в возобновляемую энергетику и в модернизацию систем здравоохранения. Тогда можно достичь устойчивого положительного эффекта в решении экологических проблем. 

Читать полный текст

Мода


Хатуля Авсаджанашвили

Фэшн-директор сети бутиков Babochka

Отменили мужскую неделю моды: есть подозрение, что в этом году вообще не состоится никаких показов. Многие дома сейчас активно разрабатывают формат онлайн-шоурумов. Я думаю, мы увидим, что получилось, уже в августе-сентябре — так, скорее всего, будут показаны коллекции весна-лето 2021. Кстати, если эта временная мера окажется эффективной, то она может войти в практику, чтобы облегчить сумасшедший график байеров, которые просто живут в поездках. Этот кризисный год — мы в моде говорим именно о таком интервале — покажет, насколько технологии войдут в нашу жизнь и закрепятся вне пандемии. Выживут сильнейшие — и это касается не только модной индустрии. Причем сильнейшие — это не те, за кем большие деньги, а те, за кем стоит идея и востребованность этой идеи. В моде это еще и те, кто хорошо и остро чувствует своего клиента. Те бренды, что были на хайпе поймали экономический рост на каком-то тренде или грамотном таргетировании, те, у кого дизайнерский креатив был заменен на менеджерский, будут ослаблены. В кризис все оголяется и обнажается суть: есть смысл, есть основа — компания выживет, а если это надуманная структура — нет.

Читать полный текст интервью

Денис Шевченко

Основатель Gate 31

После коронавируса у ритейла есть все шансы стать более осмысленным. Эта ситуация покажет, кто тут ради денег и бросил свой бизнес и сотрудников в первый же день, как только стало известно о закрытии магазинов, а кто принял социальные обязательства и с достоинством вышел из сложных времен.

Читать полный текст интервью

Туризм


Алексис Деларофф

Генеральный директор Accor New East Europe

В конце концов и текущий кризис когда-нибудь закончится – будет найдена вакцина, и, я уверен, деловые и туристические поездки возобновятся. Прежде всего, отелям необходимо адаптировать стандарты под санитарные нормы и новые ожидания клиентов — сервис, конечно, изменится. Accor уже сейчас пересматривает все операционные процедуры: внутри нашей группы должна соблюдаться социальная дистанция (не только среди гостей, но и среди сотрудников). Работаем над внедрением бесконтактных процессов: доставка еды в номер, заселение в отель, оплата. Очевидно, что единственный способ провести отпуск в этом году – это провести его в России. Уверен, что Петербург останется одним из основных направлений после снятия карантина — для внутренних туристов уж точно! Однако экономический кризис, который последует за пандемией, повлияет на покупательную способность и количество путешественников больше, чем закрытые границы.

Читать полный текст интервью

Юрий Набатов

Исполнительный директор ООО «Нева Тревел Компани»

Наши пассажиры в сезон это на 30% иностранцы, еще 30% из Москвы и других регионов России, а 40% — жители Петербурга и Ленинградской области. Туристов из-за рубежа в этом году мы вычеркиваем полностью. В ноябре встанет лед и навигация полностью завершится, поэтому если границы к тому времени откроют, то гостиницы, торговые центры и рестораны, которые безусловно тоже очень пострадали, буду постепенно восстанавливаться в декабре и январе, а у нас перспектив на восстановление нет. 

Читать полный текст интервью

Светская жизнь


Денис Попов

Основатель коммуникационного агентства Jet Set

Бренды, которые делали офлайн-мероприятия, теперь придумывают новые схемы коммуникации, новые способы донесения идеологии. Ведь ни один завод не закрыт, магазины работают, товары продавать надо. Осталось теперь придумать, как соединить всех метафизически. Празднование отмены «сухого закона» в США длилось почти год — люди выпили больше, чем за все время его действия. После окончания пандемии будет так же: большой всплеск любых мероприятий. Как только карантин снимут, начнется пандемия радости, и мы прекрасно пойдем веселиться с новым навыком — мыть руки. Мелкие игроки действительно уйдут, потому что они живут одним днем. Так было на моей памяти раз пять за последние двадцать с лишним лет: сгорали все молодые и дерзкие, которые за бесплатно готовы работать, — к сожалению.

Читать полный текст интервью

Комментарии

Наши проекты