«Планета веганов»: Каким был бы мир, где никто не ест мяса

В издательстве Ad Marginem вышла книга американской гастрономической писательницы Молли Уотсон «Станем ли мы все веганами?». С разрешения редакции «Собака.ru» публикует главу о том, какие изменения в области экологии, экономики, здравоохранения и даже культуры могли бы произойти, если бы все жители Земли пришли к веганству.

Для нашей планеты такой разворот стал бы радикальным

По данным Продовольственной и сельскохозяй- ственной организации ООН, с 1961 по 2010 год потребление говядины, баранины и козлятины выросло более чем вдвое. Потребление свинины и курятины увеличилось в три и в девять раз соответственно. Самые резкие изменения произошли в Японии, где на смену традиционной растительной диете с добавлением морепродуктов пришел более мясной рацион. Особенно это заметно на примере Токио, где с 1970 по 2005 год общее потребление мяса выросло на 160%, а потребление свинины — на 90%.

Если исходить из текущих тенденций, мировой спрос на говядину с 2015 по 2050 год увеличится на 95%. Спрос на другие виды мяса также устойчиво растет в развивающихся странах. В промышленно развитых странах на душу населения ежегодно приходится 80 килограммов мяса. В развивающемся мире этот показатель составляет всего 32 килограмма. Есть все основания полагать, что вслед за экономическим ростом в этих странах будет увеличиваться и спрос на мясо.


Забавно представлять, как курицы расхаживают по городским паркам, а свиньи барахтаются в фонтанах

Массовый переход к веганству не только устранил бы уже имеющиеся последствия потребления продуктов животного происхождения, но и повлиял бы на будущее

Некоторые критики высмеивают тех, кто хочет прекратить разведение скота, спрашивая, что произойдет, если огромное количество уже существующих животных будет выпущено на волю. Конечно, забавно представлять, как курицы расхаживают по городским паркам, а свиньи барахтаются в фонтанах, но все понимают, что в этом случае фермы будут закрываться постепенно, а не за один день.

Действительно, миллионы животных перестали бы рождаться; мегафермы и откормочные хозяйства закрылись бы. Проблемы здоровья животных в интенсивном сельском хозяйстве потеряли бы актуальность, потому что там их попросту бы не осталось. Меньшие по размеру интегрированные фермы, которые удобряют поля, выпуская животных пастись на них в определенное время года, должны были бы перейти исключительно на компост и зеленые удобрения. Такой цикл имеет ключевое значение для многих органических ферм, и нетрудно понять, что некоторым из них, особенно тем, которые занимаются восстановлением почв или у которых почвы изначально беднее, пришлось бы обратиться
к синтетическим удобрениям для обеспечения собственной окупаемости.

При подлинно веганской системе проекты регенеративного сельского хозяйства, в рамках которых домашние животные восстанавливают истощенную почву, пришлось бы приостановить. Животных, которые сегодня пасутся на полях и восстанавливают экосистемы, зависящие от аэрации почвы, контроля за состоянием травы и природных удобрений, получаемых от крупных жвачных животных — например, бизонов на западе США, — можно было бы выпустить на целинные и пастбищные земли. Однако без надзора за перемещением стад адресная регенерация могла бы прекратиться.

Разведение животных на мясо неэффективно с точки зрения соотношения затраченных и полученных калорий

Животные расходуют 90% потребляемой ими пищи на дыхание, хождение и воспроизводство; лишь около 10% идет на рост мышц, которые люди затем потребляют в виде мяса. Однако животные, особенно жвачные, такие как коровы и овцы, могут есть то, чего не едят люди, — например, большое количество травы. Они также могут использовать землю, которая не подходит для производства растительной пищи. Овцы, возможно, предпочитают сочные зеленые луга, но могут пастись и на засушливых и потому неплодородных почвах. Поэтому долгое время они служили важным источником продовольствия в таких районах. Они также использовались для борьбы с сорняками на полях под паром, показав не меньшую эффективность, чем гербициды.

Земля, отведенная под выпас овец, вновь стала бы частью природы, а не производства продовольствия. Большой вопрос, что стали бы тогда делать люди, которые сегодня зависят от шерсти и белка, поставляемых овцами. В веганском мире экономики, зависящие от шерсти, должны будут перестроиться. Например, Новая Зеландия экспортирует говядину, молочные продукты, баранину и рыбу, а также некоторую продукцию машиностроения, — ей потребуется экономическая революция.

Возможности регенеративного сельского хозяйства и способность некоторых животных использовать непродуктивные земли — повод задуматься над тем, какую роль может сыграть сокращение потребления мяса, но не полный отказ от него.


Новая Зеландия экспортирует говядину, молочные продукты, баранину и рыбу, а также некоторую продукцию машиностроения, — ей потребуется экономическая революция.

Наряду с домашним скотом из мировой веганской диеты будет исключена и дичь 

Есть разные мнения о том, что произойдет с популяциями диких животных, которые сейчас контролируются посредством охоты. Не приведет ли это к их взрывному росту? Или экосистемы придут к новому природному балансу? Скорее всего, сначала произойдет первое, затем — второе.

Веганство в масштабах планеты пойдет на пользу видам, которых отстреливают охотники или браконьеры, например слонам и носорогам. Однако это может создать угрозу для людей — к примеру, для жителей центральной Африки, в белковом рационе которых доля бушмита (любых диких животных – Прим. ред.) достигает 70%.

Спрос на бушмит идет рука об руку с обезлесением. Новые дороги, которые строятся для нужд лесозаготовки и промышленности, открывают доступ в районы, где обитают дикие животные, и другим лицам, что увеличивает вероятность браконьерства. Близкие контакты между людьми и дикими животными не сулят последним ничего хорошего. Всего за 20 лет популяция львов в Африке сократилась на 43% из-за расширения сельскохозяйственных угодий за счет среды их обитания. Сокращение естественной добычи заставляет львов нападать на скот, и фермеры вынуждены защищать свою собственность.


По данным Всемирного фонда дикой природы в период с 1970 по 2010 год численность диких животных сократилась наполовину.

Леса сводят под пахотные земли и пастбища, особенно в южной Америке, где растущий мировой спрос на говядину сделал выгодной вырубку дождевых лесов ради разведения скота. Обезлесение способствует глобальному потеплению, поскольку приводит к уничтожению деревьев, превращающих углекислый газ в кислород. Чем меньше деревьев, тем больше в атмосфере СО2.

Еще одной причиной обезлесения является разведение сои. Хотя на веганской планете спрос на сою увеличится, поскольку она является источником белка, того объема сои, который выращивается сейчас на корм животным, хватит с лихвой: в настоящее время около 85% мирового урожая сои идет на корм скоту. Легко предположить, что под нее не придется сводить леса.

Еще одно интересное последствие перехода планеты к веганству — возможное положи- тельное влияние на популяции диких живот- ных. По данным Всемирного фонда дикой природы и Лондонского зоологического общества, в период с 1970 по 2010 год численность диких животных сократилась наполовину, причем по большей части в развивающихся странах.

Помимо постепенного сокращения животноводства, из продовольственной системы будут удалены антибиотики и другие лекарства.

Поскольку около 80% антибиотиков, производимых в мире, вводятся сельскохозяйственным животным, это приведет к резкому сокращению количества антибиотиков, попадающих в экосистемы. Для фармацевтических компаний это станет финансовой катастрофой. 

Кроме того, глобальное веганство приведет к сокращению выделения метана и других веществ, загрязняющих природу. На домашний скот приходится 66% всего метана, производимого сельским хозяйством, хотя он дает лишь 37% от общего объема производимого белка. По консервативным оценкам, сельскохозяйственные животные выделяют 14% всех парниковых газов — примерно столько же, сколько производят все автомобили, поезда, корабли и самолеты мира, вместе взятые.

Согласно результатам исследования, про- веденного Оксфордским университетом в 2016 году, переход к веганству в мировом масштабе сократил бы объем выбросов при производстве продовольствия на 70%, и это с учетом роста производства удобрений, которые должны заменить навоз. Поскольку производство пищи дает 13% от общего объема выбросов, уступая только энергетике, это замедлило бы глобальное потепление и изменение климата.

Исследователи, участвующие в Программе продовольствия будущего Оксфордской школы Мартина, выяснили, что экономическая выгода от сокращения выброса парниковых газов за счет отказа от употребления продуктов животного происхождения могла бы составить 570 миллиардов долларов.


По консервативным оценкам, сельскохозяйственные животные выделяют 14% всех парниковых газов — примерно столько же, сколько производят все автомобили, поезда, корабли и самолеты мира, вместе взятые.

На обширных участках, отведенных сегодня под монокультуры, идущие на корм животным, можно будет выращивать пищу для людей.

По консервативным оценкам, это увеличило бы объем продовольствия для людей на 23% (с учетом прекращения производства мяса и других продуктов животного происхождения). Однако в этом уравнении трудно просчитать, сколько земли будет нужно для выращивания не зерна, а других растений, поскольку веганскому миру потребуется широкий набор растительной пищи для оптимального питания.

Переход к веганству оказал бы положительное влияние на океаны. Восстановились бы и те виды рыб, которые сегодня подвергаются избыточному вылову, и среда их обитания, поврежденная вследствие тралового лова.

Сокращение выброса парниковых газов пошло бы на пользу и океанам, которые сейчас нагреваются и в которых из-за изменения климата повышается уровень кислотности. Замедление глобального потепления положительно сказалось бы на 70% поверхности Земли, занятой океанами.

Нагреваясь, океаны влияют на погоду. Объем осадков сокращается в большинстве субтропических областей и увеличивается во многих умеренных широтах, что влияет на произрастающие там растения. При повышении температуры океанов на один градус частота возникновения мощных ураганов вырастает на 25–30%. Кроме того, более теплая океанская вода растапливает ледники и полярный лед, что ведет к повышению уровня моря.

В докладе ООН, выпущенном в 2018 году Межправительственной группой экспертов по изменению климата, отмечается, что при повышении мировой температуры на один градус уровень океанов поднимается на 2,3 метра, что грозит затоплением низинным территориям от Мьянмы до Флориды и делает сезонные штормы еще более разрушительными. Масштабный переход к веганству, вполне вероятно, мог бы замедлить все эти процессы, обусловленные влиянием изменения климата на океаны.

Людям веганская планета обеспечила бы более крепкое здоровье.

Меньше сердечнососудистых болезней и случаев заболевания диабетом второго типа, возможное снижение смертности от рака — в веганском мире всё это легко представить. Некоторые ученые утверждают, что число предотвращаемых смертей сократилось бы на 8,1 миллиона в год.

Стоит сказать и об улучшении качества жизни людей, которые перестали бы страдать от хронических болезней. Сокращение случаев заболеваний, обусловленных образом жизни, уменьшило бы нагрузку на здравоохранение, что привело бы к экономии на сумму от 700 миллиардов до триллиона долларов и уменьшило бы потерю рабочих дней. По некоторым оценкам, снижение смертности сэкономило бы от 9 до 13% мирового ВВП, то есть 20–30 триллионов долларов.


Хотя собаки плотоядны, их можно держать на тщательно продуманной веганской диете без ущерба для здоровья. С кошками ситуация сложнее.

Однако нужно иметь в виду, что от домашнего скота мы получаем не только продовольствие. Сельскохозяйственные животные утилизируют 48 миллионов тонн несъедобного для человека продовольствия: например, стебли кукурузы, картофельную кожуру, отходы от текстильной промышленности и производства алкоголя. Животные потребляют эти отходы, превращая их в продовольствие для людей, пищу для домашних питомцев и промышленные продукты, а также в 4,4 миллиона тонн азотных удобрений в виде навоза.

Здесь встает вопрос, вписываются ли в веганский образ жизни домашние питомцы? В принципе, поскольку веганы выступают против эксплуатации животных, домашние питомцы не вписываются в веганский образ жизни. Но большинство веганов животных любят и часто держат их дома. Тогда вопрос заключается в следующем: могут ли домашние питомцы стать веганами? Могут ли собаки и кошки перейти на диету без мяса? Хотя собаки плотоядны, их можно держать на тщательно продуманной веганской диете без ущерба для здоровья. С кошками ситуация сложнее: они, например, не усваивают витамин D2, то есть витамин D, содержащийся в растениях, в отличие от витамина D3, содержащегося в мясе. Собаки, как и люди, в какой-то мере могут усваивать D2, но ни собаки, ни кошки не способны получать витамин D из солнечного света, как это делают люди. Кошкам также нужно больше таурина, отсутствие которого чревато для них проблемами с сердцем и со зрением.

 


Для людей переход всей планеты к веганству означал бы, что производители мяса, сыроделы и рыболовы лишились бы работы. Исчезли бы целые отрасли.

В Великобритании непосредственно в животноводстве занято более 315 тысяч человек. Во Франции оно обеспечивает половину всего дохода от сельского хозяйства, который в 2012 году составлял более 132 миллиардов долларов. В Бразилии экспорт говядины дает работу 360 тысячам человек и приносит доход в 13,7 миллиарда долла- ров. В США в животноводстве занято 1,6 миллиона человек, а экспорт продукции приносит 31,8 миллиарда долларов.

Хотя на индивидуальном уровне веганская диета вполне может быть питательной, обеспечение пропитания всего населения стало бы серьезной проблемой.

Животные преобразуют низкокалорийную пищу вроде травы и злаков, содержащую мало нутриентов, в мышцы, молоко или яйца, которые богаты белками, жирами и микроэлементами. Одно дело, когда лишь малая часть населения пытается получить их иными способами, и совсем другое, когда то же самое делает всё население, — в этом случае потребуются серьезные экономические и социальные изменения.

Диеты, исключающие продукты животного происхождения, в основе которых лежат текущие модели питания, как правило, содержат недостаточное количество витаминов B12, D, E и K, а также кальция и незаменимых жирных кислот. При этом в масштабе всего населения диеты, включающие мясо, бедны кальцием и витаминами D, E и K. Неудивительно, что главную проблему представляют В12 и незаменимые жирные кислоты: проще всего их получать из животных источников.


Веганский мир не обязательно разрешит экономическое противоречие между здоровой и вредной пищей.

На выбор людей, стремящихся к правильному питанию, влияет и такой фактор, как стоимость. Во многих странах более здоровая пища стоит дороже. Например, в США в 2008 году 100 калорий брокколи стоили 1,93 доллара, а 100 калорий картофельных чипсов, в которых содержится намного меньше микроэлементов и пищевой клетчатки, — всего 33 цента; 100 калорий мини-моркови, богатой витамином А, стоили 2,5 доллара, а такое же количество сладостей — 39 центов.

Майкл Поллан, автор книги «Дилемма всеядного» (2006), отмечает: «Чем большей обработке подвергается пища, тем больше дохода она приносит». Дело не в том, что на веганской планете будет немного переработанной пищи или что в нынешнем всеядном обществе нам зачастую не хватает полезных питательных веществ, а в том, что веганский мир не обязательно разрешит экономическое противоречие между здоровой и вредной пищей, тогда как веганы особенно нуждаются в продуктах, богатых питательными веществами.

 

Возможно, наименее предсказуемым и самым интересным последствием перехода к веганству станут культурные изменения

То, что мы едим, влияет на формы ведения торговли, социальные практики и даже на культурные представления. Заменить рождественское жаркое грибным пирогом или тушеными кабачками нетрудно, но сколько времени уйдет, прежде чем такие блюда начнут дарить людям ощущение Рождества? Какой будет вкус у Дня благодарения без индейки? В тех случаях, когда еда является символом чего-то большего, чем просто праздник или традиция, как, например, баранья нога на еврейскую Пасху или цельная рыба на лунный Новый год, одним людям будет проще воспринимать новые блюда, чем другим. Антропологи, возможно, укажут на внутреннюю динамику, присущую социальным практикам: то, что для одного поколения является традицией, приобретет неузнаваемые формы три поколения спустя.

С 40-х по 70-е годы ХХ века доля курильщиков среди взрослого населения США оставалась на уровне 44%. К 2018 году этот показатель снизился до 16%, курение в офисах и общественных местах из нормы превратилось в недопустимое поведение. Может ли подобный перелом произойти и с потреблением мяса? И хотим ли мы этого?

 


В некоторых культурах рацион на основе продуктов животного происхождения обусловлен климатом. Как будет выглядеть инуит-веган или масай-веган?

В некоторых культурах рацион на основе продуктов животного происхождения обусловлен климатом. Как будет выглядеть инуит-веган или масай-веган? Каким будет веганство в регионах с коротким вегетационным периодом? Что произойдет с культурами, в которых продукты животного происхождения являются их неотъемлемой частью?

У других народов, живущих в областях, где трудно заниматься сельским хозяйством или где вегетационный период слишком короткий, рацион традиционно богат мясом, молочными продуктами и яйцами. Непохоже, чтобы все эти народы сильно страдали от такой диеты. Есть немало парадоксов, например эскимосская диета, которая кажется нездоровой, но при этом не ведет к появлению сердечно-сосудистых заболеваний, высокого давления и диабета второго типа, как могли бы подумать диетологи. В случае эскимосов высокая доля сырого или мороженного мяса вкупе со слегка забродившим мясом (брожение повышает уровень углеводов) кажется волшебным сочетанием.

Традиционная диета масаев состоит из молока, крови и мяса — зачастую сырого. Всё это они плучают от разводимого ими крупного рогатого скота. Некоторые масаи никогда не едят овощей и фруктов, другие едят их лишь изредка, однако, как и у эскимосов, на их здоровье это особо не сказывается. Возможно, это обусловлено высокой подвижностью масаев.

В любом случае, есть целые народы и культуры, построенные на охоте и поедании животных. Каковы будут экономические и культурные последствия, если эти практики прекратят свое существование? Можно ли их чем-нибудь заменить? Или же идентичность, формировавшуюся веками или даже тысячелетиями, невозможно сохранить в условиях таких радикальных перемен?

На самом деле веганской планете есть что им предложить.

Она почти наверняка будет более зеленой и здоровой для большинства людей. В то же время разнообразия на такой планете, судя по всему, будет меньше. Более здоровой — да, но возникает закономерный вопрос, насколько она будет приемлемой с социальной, психологической — да и с чисто человеческой — точки зрения?


Подписывайтесь на канал ресторанного обозревателя «Собака.ru» в Telegram — открытия, эксклюзивы и личные переживания по поводу петербургского общепита.

Саша Иорданов,
Комментарии

Наши проекты