Екатерина Бокучава

Директор ювелирного бутика Stephen Webster известна еще как первый светский хроникер журнала «Собака.ru», в этой должности она проработала четыре года. Свой стиль начала оттачивать уже в годовалом возрасте, когда любила аккуратно складывать свои вещи в чемодан, и продолжает до сих пор, открывая новые, порой неожиданные для себя бренды.

О детстве
«Шмоточки», как я ласково называла свои вещи в раннем детстве, я любила всегда. Когда мама сокрушается, что я слишком много денег трачу на шопинг, то корит себя, что к этим самым «шмоточкам» приучила меня сама. Хотя, как мне кажется, в моем детстве все дети одевались одинаково. Время такое было.

О поколении 1970-х
Поколение 1970-х, обреченное на отсутствие всякой моды, в начале 1990-х весьма успешно фарцевало. И я, как и многие мои сверстники, предпочитала американскую одежду. Это джинсы Levis 501, обязательно на пуговицах, футболки-«регбийки» фирмы Polo, кроссовки Nike, куртки L.L.Bean. Высшим проявлением стиля в те годы было, когда на улице такие же фарцовщики начинали с тобой разговаривать по-английски. Америка – как запретный плод. Попасть туда было заветной мечтой любого фарцовщика, и к ее осуществлению многие шли тернистым путем. Мне же, семнадцатилетней студентке, поставили визу без каких-либо трудностей.

Бокучава c Аленом Энумбой, байером бутика Opium

О стиле, приобретенном в Нью-Йорке
Конец 1990 года. Жизнь в East Village, неформальные друзья (художники, музыканты, байкеры), музыка, которую я слушала тогда, – все это отразилось на моем внешнем виде, и я незаметно для себя из псевдоамериканки превратилась в настоящего панка – гота, коим и вернулась домой. Помню, что за глаза меня называли «самой запаренной девушкой Петербурга». Моему внешнему виду удивлялись друзья, бабушки крестились, мама переживала. Но я чувствовала себя комфортно во всем черном, в скелетах и черепах, с кучей серебряных украшений и, главное, в косухе зимой и летом.

О любимых брендах и магазинах
За последнее время я заметно поменяла свой гардероб, но «нотки прошлого» то и дело вплетаются в мой внешний вид. Сегодня у меня в шкафу прекрасно уживаются Stella McСartney и VolgaVolga, Undercover и «6267», Аltieri и Christian Louboutin, Yves Saint Laurent, Вalenciaga и Maison Martin Маrgiela, Ann Demeulemeester, Marni и Rick Owens, Yohji Yamamoto и Comme des Garcons. Мне категорически не везет с распродажами. Я вообще редко дожидаюсь скидок, что, наверное, иногда стоит делать! Некоторые вещи мне нужны здесь и сейчас, некоторые покупаю с расчетом на будущее. В любом случае решения принимаю моментально. Есть какие-то безупречные для меня единицы, за которые я готова выложить кругленькую (для своего кармана) сумму, несмотря на то что мне придется ограничить себя в чем-то другом. При этом я точно не жертва моды! Идеальным для себя считаю бутик «День и Ночь», который вправе стоять в ряду таких мест, как лондонский Dover Street Market, миланский Corso Como и парижский Collette, где работают родные и чрезвычайно профессиональные люди. Естественно, низкий поклон Миле Ануфриевой за Vanity и Денису Белову за Opium.

Об иконах стиля
Только Тина Канделаки считает себя иконой стиля. Я же, наверное, до сих пор в поиске. У меня нет кумиров в плане моды, но есть люди, которыми я искренне восхищаюсь. Например, моя лондонская подруга Галина, которая не только безупречно одевается, но и умудряется украшать собой ту или иную вещь! Копировать ее бессмысленно, хотя искушение велико. Еще есть потрясающий французский парикмахер Паскаль, живущий в Лондоне. После того как пообщаешься с ним на тему моды, стиля, машин, часов, ресторанов, гостиниц, хочется убить Сергея Зверева! У этого человека собачий нюх и орлиный глаз на вещи – мы начинаем читать о них в глянце после того, как он перестает их носить. Я искренне преклоняюсь перед вкусом Татьяны Поляковой, она работает бренд-менеджером одной известной компании, которая в одежде от Comme des Garcons и кедах Converse, с тонким мундштуком, томным взглядом и в кожаной короне от Татьяны Парфеновой выглядит как прима-балерина Мариинского театра!

О любимых аксессуарах
Есть вещи, которые хочется «обнять и плакать», настолько сильно ты их любишь и готов заносить «до дыр». У каждого они свои. Я же обожаю свой потрепанный «вещмешок» Balenciaga, малюсенькую сумочку, которую набиваю так, что ручка вот-вот порвется, и cамую лучшую обувную колодку Yves Saint Laurent – это туфли и сапоги, в которых можно не только элегантно выглядеть, но и бегать за автобусами без вреда для здоровья. Еще я люблю очки из Linda Farrow Gallery от Basso & Brooke и Luella, а также зеркальные очки Police, купленные за пять фунтов на лондонском рынке; свой старенький дорожный чемодан Louis Vuitton, который совершенно безбоязненно сдаю в багаж; куртку Undercover, в которой меня уже раза три принимали за бомжа; смартфон Blackberry, который хоть и не работает в России как полагается, зато в Англии исполняет практически все желания; кольцо от Solange с именем моего сына Давида; мои духи Рatchouli от Lorenzo Villoresi; напрочь растерзанный (уже грязно-розовый) ежедневник Hermes, в который у меня получается записывать только свои долги, и тяжелую серебряную зажигалку, которую хотя и очень берегу, но постоянно где-то оставляю.

Катя Бокучава в украшениях Stephen Webster

Об антимоде
Прошу учесть, что все нижесказанное (да и вышесказанное тоже) – мое субъективное мнение, а не диагноз, но меня искренне пугают: любые подделки (качественные и некачественные); спортивный костюм Juiсy Couture в ресторане; evening gown look с утра (если, конечно, девушка не проснулась в таком виде вне дома); маленькие собачки под мышкой на вечеринках; сумка Birkin на дискотеке; телефон Vertu как ювелирное украшение; мужчины, одевающиеся под тинейджеров, и выпускницы средней школы в маминых Chanel и Valentino. Все вышеперечисленное так же нелепо, как сандалии с носками! Сорри!


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме