Джеффри Шварц

Основатель обувного бренда Timberland Натан Шварц родился в  Одессе, его предки по мужской линии неизменно были мастерами сапожных дел. А Натан перебрался в Новый Свет и там сделался предпринимателем – но производству обуви не изменил. Со временем фирменные yellow boots от Timberland заслужили место в Британском музее дизайна, а нынешний президент компании Джеффри Шварц, внук Натана, отказывается бояться реалий российского потребления.

Откуда название Timberland? И что означает ваша эмблема – оранжевое дерево?
Название оригинальное, оно не менялось со дня основания компании (в 1978 году. – Прим. ред.). Это часть ее наследия, ее истории. С самого начала было ясно, что мы будем заниматься производством одежды и обуви для отдыха на природе. А дерево – это американский дуб – символизирует семейный бизнес. Timberland – дело моей семьи, и я представитель уже третьего поколения. Дерево, в отличие от цветка, живет долго: оно не умирает через год, а продолжает расти, развиваться.

Почему оранжевый цвет?

Впервые оранжевый появился на подкладке ботинок для парусного спорта. Мы просто хотели сделать ботинки максимально удобными и не задумывались, какого цвета они будут. Но в результате обработки кожа стала темно-желтой. Нам это понравилось, так и пошло.

А что выпускает бренд кроме известных всем непромокаемых желто-оранжевых ботинок?
Компания выпускает одежду, обувь и аксессуары для мужчин, женщин и детей. Продукцию Timberland можно встретить в восьмидесяти пяти странах мира, но на самом деле мы продаем идею.
Мы хотим, чтобы люди знали, что их ничто не останавливает. В этом наша философия. Куда бы вы ни шли – на работу, в институт, в школу, – вы должны чувствовать себя комфортно, ощущать, что ничто не может помешать вам достичь того, чего вы желаете.

Расскажите, где побывали yellow boots.

Ботинки побывали везде. Их носят на пяти континентах. В них поднимались на высоту три тысячи метров. У меня в чемодане лежат ботинки, которые я надевал на прием в Белом доме. Я сделал их сам. Конечно, с костюмом Brioni их представить сложно, но в Италии я видел и такое. По правде говоря, мы изначально не были заинтересованы в презентабельности вещей любой ценой. В первую очередь мы старались придать им необходимые, на наш взгляд, свойства: надежность, функциональность. Поэтому я предельно сосредоточен на качестве нашей продукции: вижу сотни вещей, которые хотел бы сделать еще лучше. Даже просто уметь шнуровать ботинки очень важно. Всегда всем показываю, как это правильно делается. Ведь хорошее настроение зависит от комфорта.

Найдете ли вы своего русского покупателя?

Россия – сложная страна, но я потомственный предприниматель и не умею бояться. Мы производим желтые ботинки. Не коричневые или какие-нибудь другие, а именно желтые. И мы верим, что если будем производить лучший продукт, лучшего качества, то найдем своего покупателя. Знаете, когда мы взялись за производство носков, у нас не было задачи сделать ка-кие-то новые носки или придумать фасон, который отличал бы нас от других марок. Мы хотели производить лучший продукт. Действительно лучший. И мы купили бренд SmartWool, который делал носки из шерсти овец-мериносов. Ноги оставались в тепле, когда холодно, и в свежести и прохладе, когда жарко. Или, к примеру, кожаная куртка Timberland: на нее спокойно можно вылить стакан воды – и с ней ничего не будет. Наши технологии не визуальны, как, допустим, у Nike – нет, здесь вся технология внутри. Вы выходите на улицу, идет дождь, но вы не промокнете!

Будете выпускать что-нибудь специально для России?

Не совсем так. Мы учимся на истории тех рынков, на которых присутствуем, – Индия, Китай, Америка. Ведь мы не должны навязывать какие-то свои фэшн-тенденции, нет. Чтобы быть успешным на глобальном рынке, нужно уметь слушать! Особенно это важно, если компания производит обувь для выезда на природу. Явное приглашение окунуться в историю и подсмотреть, что же носили раньше. Я, к примеру, люблю искать идеи в музеях. Или вот недавно смотрел фильм Куросавы 1930-х годов – и, конечно же, следил за обувью. Не потому, что я хочу производить старую обувь, я хочу научиться у истории чему-то новому. Считаю, у российских потребителей есть идеи, которые могут быть успешными и на других рынках. Кстати, фэшн-брендов, у которых объем продаж за пределами
США сопоставим с нашим, крайне мало.

И кто ваши конкуренты?

В своем сегменте рынка мы много с кем конкурируем – от Nike до компаний, производящих прогулочную обувь. А по большому счету мы конкурируем и с компанией Apple, и с компанией Sony. У Timberland есть существенный плюс: мы занимаемся общественными программами и большое внимание уделяем организации труда наших рабочих. Нельзя ждать, пока политики решат ваши проблемы, – это может произойти очень не скоро. Я считаю так: не беда, если у вас нет офиса в Кремле, – внутри вашей жизни вы можете свернуть горы. Именно вы можете сделать больше! Так что, где бы вы ни были, надевайте желтые ботинки и не пытайтесь изменить весь мир, измените то, что с вами рядом.

***************************************************************************
Подробности. Натан Шварц начал свою карьеру в Америке, купив долю в Abington Shoe Company еще в 1952 году. Сегодня выражение yellow boots ассоциируется с продукцией Timberland у девяноста процентов американцев. Кстати, в честь этих непромокаемых ботинок взял себе псевдоним Timbaland небезызвестный продюсер и битмейкер, по паспорту Timothy Z. Mosley. Компания Timberland imberland производит и одежду, и аксессуары. Любопытно, что среди них можно встретить мужские плавки с герметичным карманом для мобильного телефона.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме