Дом восходящего солнца

Марк Диновец – фэшн-персонаж и владелец бутиков «Милано». В свободное от моды время он снимается в кино и клипах, купается в проруби, катается на лыжах и путешествует. Съемки сериалов в Швеции и в Тунисе, клипы Аллы Пугачевой и Софии Ротару часто отрывают Марка от самого любимого дела – работы над интерьером собственной квартиры.

Длинноволосый человек с как будто вырубленным из камня античным лицом говорит: «Я не домосед, но люблю быть дома. Лучшие ощущения возникают на контрасте. Я пока еще не был в “Парусе” – это шикарный отель в Арабских Эмиратах, – но думаю, тут не хуже». Марка можно понять: квартира с окнами на Таврический сад – особенное место. В широком парадном подъезде дома князей Трубецких восстановлены гранитная лестница, входные двери с изящной резьбой в каждую квартиру и даже шпингалеты из латуни на светлых окнах. Несмотря на последний этаж, подниматься легко. Марк говорит, это потому, что лестница «физиологична». Раньше угол наклона ступеней проектировали так, чтобы по ним без усилий можно было взбежать наверх. Из-за дефолта 1998 года ремонт квартиры затянулся, и хозяин воспринимает ее как своего ребенка. Правда, получился скорее детеныш слона, которого вынашивали два года.

Три просторные комнаты, кухня-студия, две ванные комнаты и спортивный угол появились после полной перепланировки обычной коммуналки. Снесено было абсолютно все, пол залили бетоном, чтобы установить мраморные колонны – одна поддерживает потолок в прихожей, а две другие – в гостиной. Проектировал пространство архитектор Виктор Голуб. Остальным дизайном занимался сам Марк, наполнивший квартиру классическими вещами в духе русского ампира. Он говорит, что любит классику: она ложится на душу и никогда не выходит из моды. Слева от входной двери стоит шкаф-обманка. На его полках видны корешки старых книг, но на самом деле это тяжелые двери, которые раздвигаются, открывая полки с обувью. Колонна из розового мрамора ограничивает вход в коридор, одновременно представляя собой визуальный центр. Перед гостиной находится небольшое шестиугольное пространство с французской люстрой цилиндрической формы. Двери во всей квартире – со вставками из фацетного стекла, будто подернутого изморозью, а дверные ручки напоминают изящные куски льда.

Главная ценность квартиры – люстры, которые органично вписываются в высокие потолки. Отлитые из бронзы со старинных оригиналов, они неотличимы от антикварных.

Интерьер. Марк Диновец

Копия люстры из Зимнего дворца
Кажется, что отлитые из бронзы тончайшие дубовые листья колышутся на ветру. Люстра так понравилась многим, что теперь с нее самой делают копии. Например, такая же висит у министра труда и социального развития Александра Починка.

В круглой гостиной полностью восстановлена лепнина на потолке. А в центре висит уменьшенная и несколько расширенная копия люстры, которая находится в одном из залов Эрмитажа.

Две мраморные колонны отделяют возвышение, отделанное натуральным камнем. На подиуме расположена кухонная зона, блестящая лаконичным металлом hi-tech, и обеденный стол из массивного стекла на каменном основании. Центр помещения отражается в зеркале, что зрительно увеличивает пространство. Над зеркалом на каменной капители выгравировано римскими цифрами число «1999» – год, когда хозяева въехали в дом. Чтобы подчеркнуть плавные линии эркерного окна, потолку придали изогнутую форму. Между окном и стеклянным столом раньше была изразцовая печь. Ее переделали в стенной шкаф для посуды. Из окна с широким подоконником открывается вид прямо на стеклянный купол Таврического дворца. По аллее грустно вышагивает замерзший солдат. Марк рассказывает: «Это тот самый дворец, который Екатерина подарила Потемкину. Он его продал за долги, а она его выкупила и снова подарила. Помните?»   Интерьер. Марк Диновец

Хрустальные подвески
Над барной стойкой, повторяющей линии подиума с кухней, висит украшение из хрустальных подвесок. Наверное, в честь люстры в гостиной. Оно напоминает, как заманчиво было в детстве, забравшись на стул, тайком от родителей подергать за подобные подвески и ненароком открепить одну из них, сделав ее своим бесценным трофеем.

В противовес торжественной гостиной c камином, копиями античных бюстов, гобеленом на стене и французскими часами с изображением императора Марка Аврелия на кухне царит абсолютный минимализм. Совершенные линии металлической соковыжималки и штопора – аппарата, прикрепленного к стене, – напоминают кадр из футуристического фильма. Плита Kupperbusch почти как в «Незнайке на Луне» – тонкая полка, из-под которой выезжает поверхность для приготовления еды. Контрастируя со всей этой техногенной сказкой, на стене висят антикварные рекламы начала XX века, например фирмы Philips. Марк утверждает, что главный принцип, по которому он создавал свой дом: «Лучше не дороже, а чем лучше – тем лучше». Видимо, поэтому во всей квартире чувствуется абсолютная безупречность. Даже освещение здесь почти целый день естественное. Солнце встает в спальне, а садится в окнах гостиной, причем только когда день действительно заканчивается. И фэн-шуй здесь ни при чем.

Интерьер. Марк Диновец

Ванная с окном
В ванной комнате с настоящим дневным светом повсюду расставлены изумрудные акценты. Пол и стены отделаны плиткой Versaсe. Правда, знаменитый логотип в виде головы горгоны Медузы оказался не виден: на него нанесли клей и приклеили к стене. Оформляла ванную Марина, жена Марка. Благодаря ей здесь появились строгие белые каллы на длинных стеблях и плавающие цветы в пузатых вазах. Раковин две – мужская и женская, что можно определить по наборам предметов для красоты. Лежа в джакузи, можно смотреть телевизор или медитировать, глядя на безоконную стену дома напротив.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме