Папины дочки

Интересно ведь, чему учили и как воспитывали отцы-селебрити своих
дочерей. Об этом, а также о книжках на ночь и побегах из дома рассказывают пять красивых девушек, которые и сами уже известны – каждая в своей области.

Текст: Игорь Кузьмичев, Григорий Карцев, Дарья Тарасова, Виктория Пятыгина. Фото: Анна Студеникова, Тимур Тургунов, Сергей Усовик

Дочь Михаила Пиотровского, директора Эрмитажа. Окончила восточный факультет СПбГУ, по специальности проработала всего год и перешла в банковскую сферу.

В детстве я часто бывала в Эрмитаже, но вовсе не с папой – занималась там в искусствоведческом кружке, у нас были лекции и экскурсии. Но когда удавалось пройти по залам с папой – это, конечно, было гораздо увлекательнее. Его рассказ о какой-нибудь картине в сто раз интереснее, чем рассказ самого хорошего экскурсовода, – он каждому человеку умеет сказать то, что будет интересно именно ему.

Семья наша на удивление дружная. Даже то, что папа мне и моему брату Борису в детстве уделял мало времени, нас не обижало. Мы понимали – он человек серьезный и очень занятой, своеобразный и очень замкнутый. Хотя родителей, конечно, всем детям всегда не хватает. И это нормально.

Папа прекрасно знал, как на меня повлиять, например, говорил: «Если будешь плохо учиться в школе, будешь ходить в длинном темно-синем халате и никто не увидит красивых платьев, которые я тебе привожу». Я, конечно, пугалась страшно и быстро подтягивала все «хвосты».

Нас всегда учили быть самостоятельными, ни от кого не зависеть. Когда я училась в университете и не могла что-то перевести с арабского, обращалась за помощью к папе, но он мне неизменно отвечал: "В словарь посмотри". А особенно показательна история моей стажировки в Тунисе. В России была перестройка, и всех студентов – тринадцать мальчиков и одну девочку, то есть меня, оставили в чужой стране без стипендии. Полное безденежье, мы практически голодали, посольство помогало очень мало. Я позвонила домой, рассказала папе, какая тут тяжелая ситуация, как я хочу домой, – а он мне ответил: «Если ты уверена, что использовала все возможности,
которые у тебя были, возвращайся, конечно. Но если ты сама себе не сможешь такого сказать, ты потом просто станешь меньше себя уважать». В итоге тринадцать мальчиков уехали, а я, единственная девочка, осталась. Пришлось ходить по арабским семьям, продавать
им книги. Потом появилась работа в культурном центре, я стала вести курсы русского языка – все наладилось. Я доказала себе, что могу преодолеть любые трудности.

Когда я вернулась в Петербург, шел 1991 год, по специальности работу было сложно найти. Но я, еще когда училась в университете, ходила на курсы экономфака. У меня мама экономист, так что параллельный интерес к финансам у меня всегда был. И как раз открылся «Дрезднер Банк», я решила попробовать себя на новом поприще. Несколько лет проработала там, дослужилась до должности руководителя подразделения торговых и клиентских операций и перешла в другой банк, «Ренессанс Капитал», на должность руководителя проекта. В Москву переехала из-за работы. Муж мой тоже получил предложение работать в Москве.

Лучшим семейным отдыхом у нас всегда была и остается поездка в выходные на дачу в Комарово. Когда я приезжаю в Петербург, мы собираемся вместе, Борис готовит шашлыки – очень приятно проводим время. Жаль, после рождения дочки Ксении – ей сейчас три с половиной годика – крайне редко получается встречаться. Кстати, она уже относится к дедушке крайне уважительно.

Сегодня Мария – руководитель проекта московского банка «Ренессанс Капитал». Все ее время уходит на работу и воспитание трехлетней дочки Ксении.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме