Поп-иконы. Алла Михеева

Еще в детстве родители отдали их в театральные студии, чтобы занять чем-то полезным гиперактивных отпрысков. Они свернули горы, чтобы стать самыми кликабельными, и интуитивно выбрали модель поведения начинающих голливудских старз: очевидное обаяние и упорный труд, о котором мало кто догадывается. Оглавление
 

Алла Михеева

Телеблондинка сезона, начав карьеру на Пятом канале, теперь совмещает невероятные репортажи в «Вечернем Урганте» с работой в театре «Буфф», снимается в кино и сериалах, обнажается для журнала Maxim и ведет шоу для выпускников «Алые Паруса».

Вы в детстве хотели стать знаменитой? Чтобы поклонники несли цветы и бросались под машину?

Меньше всего хотела. Но у меня всегда были цели: сначала стать хорошей актрисой, потом режиссером, чтобы вывести отечественное кино на мировой уровень. И потому я пошла учиться на драматическую актрису театра и кино. А в детстве я показывала бабушке добрые сказки с участием актеров — мягких игрушек. В них зайчик мог и прирезать лису, но конец всегда был хороший. И еще, кажется, года в четыре меня поставили на табуретку и велели прочитать стихотворение Деду Морозу. Я растерялась, стих ему не понравился, и он не подарил мне законную куклу Барби. С тех пор я, видимо, Деду мщу. Вообще, я всегда была на сцене, даже выступала на Дворцовом мосту на конкурсе чтецов. Зачем я это делала? Видимо, некуда было выплеснуть театральную энергию, вот и играла на улице.

Какое событие главное в вашей в жизни?

Поступление в театральный и получение студенческого билета — самые важные события. Их перебьет только рождение ребенка. Cначала я купила в метро аттестат и пошла поступать за год до окончания школы, чтобы попробовать свои силы и на следующий год — уже наверняка! Прошла до конца, но аттестат, куда я нарисовала одни пятерки, выглядел весьма подозрительно. Впрочем, это мое объяснение. Помню, ходила по Фонтанке домой, на Гороховую, и представляла себе, что иду из Театральной академии. И случайным знакомым нагло в глаза врала, что я студентка. Наконец я поступила. Выбрала мастера, это Штокбант Исаак Романович. Ему девяносто лет. Я считаю, что он гений. С 2008 года я актриса, и сейчас мой мастер гордится моей ролью, то есть мной в «Вечернем Урганте». Ведь никто не знает, даже я сама и мои родители, я на самом деле такая или прикидываюсь. И целые семьи ссорятся из-за этого. Исаак Романович говорит: «Ты там выглядишь настолько естественно». А когда даришь счастье своему учителю — это высшая похвала.

То есть вы на телевидении работаете театральной актрисой?

Неважно, я даже сама не знаю, получаю ли я деньги за так или это мои превосходные актерские качества. Зачем разбираться? Если дар пропадет, я пойду к колдунье, она мне сделает зелье, и я его выпью перед передачей.

Вы хотите двигаться в сторону театра или телевидения?

Какие у вас тонкие вопросы! Я очень люблю театр. И безумно люблю кино, съемочный процесс, темп работы. Театр — как твой дом, родители. А кино и телевидение — как твоя собственная семья, муж, дети. Я бы хотела свою жизнь связать с кино, телевидением, но как мы никогда не бросаем своих родителей, так же я бы не хотела бросать театр. Навещать, периодически участвовать в спектаклях.

Уже репетировали получение «Оскара»?

Ой, я много думала, что буду говорить на церемонии, когда мне будет девяносто восемь с половиной лет и я все-таки получу статуэтку. Если я буду не замужем, никому привета не передам. Просто скажу: «Блин, мне уже девяносто восемь!» И войду в историю как первая женщина, которая так поступила. Шучу. Вообще-то, у меня была идея, чтобы с меня на сцене спадало платье, незаметно, невзначай. Хотя стоп, я вот вам расскажу идеи, а потом их используют. Ивану Андреевичу Урганту к тому времени будет уже лет сто пятьдесят, и он не поедет, будет мне завидовать. И благодарить его тогда будет сарказмом и лицемерием.

Какой могла бы быть ваша собственная передача?

Ну, в соведущие я бы пригласила Ивана.

И тогда уже он бы бегал с микрофоном?

А вы считается, что я бегаю с микрофоном? Вы смотрите у меня. (Грозит кулаком.) Он бы просто стоял и украшал. И были бы рейтинги. Надо же заводить передачу, чтобы были рейтинги. А вообще, такие вот late night show — это высшее, что есть на телевидении. И поэтому мне хотелось бы продолжать работать в «Вечернем Урганте» . И, как говорит Ваня, ближайшие тридцать лет. Я даже подумать о другом шоу пока не в состоянии. Но я могу вести церемонии, потому что обожаю красивые платья.
 

Фото: Натали Арефьева
Стиль: Лейла Эрдман
Визаж: Тима Лео


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме