Игумен Ростислав: «Церковь пользуется архаичным языком»

РПЦ убедительно вышла из подполья и стала государством в государстве с политической программой по любым вопросам. Такой поворот событий разделил общество на несколько лагерей. Одни забыли о том, что смысл церкви в истине и ценностях, которые она исповедует. Другие запамятовали, что Нагорную проповедь и слова «Не судите, да не судимы будете» еще никто не отменял. Что такое РПЦ сегодня, куда она идет и как ведет народ свой ко Христу — вот вопросы, которые хотелось бы не обсуждать, но и не обсудить тоже нельзя.

 

Игумен Ростислав (Якубовский)

Церковь пользуется архаичным языком

Если погуглить словосочетание «прогрессивный батюшка», то имя настоятеля петербургского Свято-Успенского подворья монастыря Оптина пустынь, иконописца, реставратора и фотографа выпадет первым.

 

Церковь несет нравственные ценности, которые заповеданы, переданы ей Христом. И в том, конечно, польза от ее деятельности несомненна. Но при всех достоинствах церковь из-за охранительной, консервативной рефлексии во многом осталась далеко в Средних, даже византийских веках. В то время как современный мир стремительно, динамично меняется, церковь часто — в лице своих адептов — представляет устаревшие мировоззрения.

Она пользуется архаичным языком, красивым, великим, поэтичным, через который просветились многие народы. Но в то же время язык этот ужасен тем, что он стал идолом для многих внутри церкви. И он отвратителен в том смысле, что отвращает людей от церкви, потому они не могут понять, о чем же идет речь в богослужении. Это не значит, что надо уничтожать церковнославянский язык. Он может существовать, к примеру, для любителей старины. Но не предложен современный язык. И мелодичное мурлыканье оказывается важнее, чем смысл богослужебных текстов, апостольского, евангельского чтения.

У нас боятся сделать какие-либо шаги, потому что считают, что они приведут к нестроениям и расколу. Творческая воля в отношении текстов парализована. На низком уровне богословие, многие аспекты жизни не осмыслены. Например, множество церковных людей думают, что планете Земля семь с половиной тысяч лет. Другие не могут согласиться с научным сообществом, что потоп не был всемирным. Что этот назидательный образ создан иудеями на основе месопотамского мифа. Хотя даже одна уникальная флора Австралии развенчивает тот факт, что эта катастрофа была всемирного масштаба.

«Молодежь не может прийти в структуру, которая стала „динозавром“»

 

Семьдесят лет гонений на церковь дали очень плохие результаты. У нас появилось поколение священников, которые носят длинные седые бороды, облачены в схимы, стали архимандритами и вследствие прекрасных человеческих качеств и благообразной внешности пользуются авторитетом. Но порой они не имеют серьезного богословского образования, а то и здравого смысла. Эти лица деструктивно влияют на церковные процессы. Их некогда правильный концепт стояния за веру — когда тебя лупят со всех сторон атеисты и коммунисты, а ты знай стой — сейчас устарел. Этого уже недостаточно. Нужно быть и образованным, и понимающим, что происходит вокруг. Молодежь не может прийти в структуру, которая стала «динозавром». Молодежь четко понимает, что правда и что неправда. Любая фальшь чувствуется, даже на интуитивном уровне. Если патриарх говорит, что православные «не умеют ходить на демонстрации», а только на молебны и к поясу Пресвятой Богородицы, люди чувствуют неправду. Они могут сегодня сходить на молебен, а завтра — выразить в рамках закона политическую позицию как граждане. Иначе коррупционеры будут и дальше разворовывать бюджет и прямым образом приводить к гибели людей, которые не получили медицинской помощи или разбились на плохих дорогах. Можно перед камерами гладить ребеночка по головке и давать ему леденцы, игрушки, а можно попытаться прекратить утечку средств из бюджета и тем самым спасти здоровье огромного количества детей.

По тому ли пути мы идем? Стоит ли предпочитать памятники церковной архитектуры в ущерб социальным проектам? Ведь у нас, к примеру, огромное количество матерей-одиночек, которым приходится оставлять любимых детей, чтобы как-то существовать. Не лучше ли обратить внимание хотя бы на них?

 

Факт

В городе отца Ростислава, в прошлом авангардного художника, называют отцом-байкером. Впрочем, внешняя сторона не должна отвлекать от слов настоятеля, который за годы своей службы сделал подворье теплым, живым и гостеприимным для каждого из своих прихожан. А в загородное хозяйство подворья в поселке Сосновый Бор Выборгского района Ленобласти съезжаются паломники и гости со всей страны — там братья возрождают монастырские аграрные традиции.

 

 

 


Наши проекты

Комментарии (15)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме