Данила Козловский: «Мчаться со всех ног в Голливуд, забыв о своем кино, было бы во всех смыслах неправильно»

В прошлом году Данила Козловский появился в самых заметных фильмах года: в комиксе «Шпион» и в побившей все кассовые рекорды драме «Духless». В этом году актер готовится взять штурмом Голливуд в экранизации суперпопулярной фэнтези-франшизы «Академия вампиров». Написав текст в жанре ЖЗЛ, который, пожалуй, идеально подошел бы для страницы актера Козловского в «Википедии», Лидия Маслова решила обратиться к Даниле напрямую. Разговор с места в карьер затронул горячую тему.


Везде уже написали, что ты будешь сниматься в американской «Академии вампиров», но ты нигде толком об этом фильме не сказал. Расскажи мне.

Подробно не могу, извини. Только кратко. «Академия вампиров» — это такая книжная серия, ее автор — Рэйчел Мид, американская писательница. Вышло уже шесть книг, наш фильм — по первой.

Любишь фильмы про вампиров?

Люблю, хоть и не скажу, что много смотрел. Ну, «Интервью с вампиром», понятно, «Дракула» в разных видах, «Бал вампиров». Все это почти классика, пристраиваться рядом как-то нескромно, но, вообще-то, «Академия вампиров» — это дико популярная сейчас на Западе история: миллионные тиражи на всех языках, гигантский фан-клуб от Перу до Японии. Голливуд такие вещи не пропускает. Съемки начнутся в мае, режиссер — Марк Уотерс, на одну из ролей утвердили меня.

Большая роль?

Хорошая, со словами. На самом деле главная мужская.

Тебя взяли потому, что герой русский?

Разумеется, другие мотивы ты предположить не можешь. Он русский, да, его зовут Дмитрий Беликов. Я знаю, что сначала продюсеры искали среди американских и английских актеров, в последний момент передумали, но им нужен был актер с хорошим знанием языка, это было принципиальное условие. Потому что, со слов главной героини, этот парень свободно говорит по-английски, не хуже нее, коренной американки, и только чуть заметный обаятельный акцент выдает в нем русского.

В фильме будет много экшена?

Экшена там будет достаточно, однако «Академия» — это не только экшен, но и психология, поэтому она, как мне кажется, посложнее «Сумерек». Персонажам, и моему в том числе, не чужды никакие человеческие чувства: они любят, страдают, впадают в депрессию...

Тебя не смущает, что этот твой Дмитрий может, условно говоря, оказаться глупее тебя? Что это не та роль, до которой нужно расти и ради которой развиваться, что ты сейчас играешь на понижение?

Это не понижение, я не согласен. Ты не думай, моя избирательность не только на наше кино распространяется, и если бы меня поманили ролью пьяного русского дурака, я бы не побежал за ней, как савраска. Мне предложили хорошую романтическую роль — если уж на то пошло, это первая такая роль у русского актера в американском кино за многие годы — и дали шанс превратиться в «конвертируемого» артиста. В чем тут понижение? Мчаться со всех ног в Голливуд, забыв о своем кино, было бы во всех смыслах неправильно. Некрасиво, глупо, недальновидно: когда еще я там дождусь таких предложений, как здесь. А жить на две страны, работать в двух индустриях — почему нет? Я всегда к этому стремился и никогда этого не скрывал. Люблю американское кино, вообще американскую культуру. Язык вот специально выучил.

Можешь ли ты уже сформулировать, чем их кинопроизводство отличается от нашего?

Мне пока рано быть экспертом, я там еще не работал, съемки начнутся в мае. У меня есть только предположения. Думаю, одно из базовых отличий — там люди по-настоящему верят в то, что делают. У нас не всегда. Часто под видом работы здесь решают свои, не связанные с фильмом задачи. Там есть какая-то трудовая этика, что ли, и ты это чувствуешь. Может, потому, что в Лос-Анджелесе все так или иначе связаны с кино. Восемьдесят-девяносто процентов жителей причастны к этой индустрии. Либо уже в ней работают, либо стремятся туда: приехали, устроились пока что официантами и бегают с подносами, мечтая пробиться в артисты, сценаристы, режиссеры. Там невероятная конкуренция, и, скажем, твоя профессиональная репутация — это очень важно, от нее напрямую зависят твои надежды найти работу. А у нас сегодня уволят ассистента по реквизиту за профнепригодность, а завтра глядишь — он уже на другой картине дело портит. Или, я уже не помню где, был ассистент, который запарывал все подряд, реально вредил. Когда его наконец уволили, мы с режиссером вздохнули с облегчением, но оказалось, что рано радовались: никто его ниоткуда не увольнял, просто попросили не попадаться нам на глаза.

Ты не боишься, что за время голливудских съемок привыкнешь к этой отлаженной системе и местная необязательность и непредсказуемость начнут раздражать тебя еще сильнее? Что ты американизируешься себе во вред?

Не думаю, нет, годы уже не те. Все-таки двадцать семь лет, преклонный возраст. При всей моей любви к Америке, вообще к западному миру я русский и всегда им буду. Но мне ничто не мешает организовать там маленькую русскую коммуну в составе одного меня, свой личный пятьдесят первый штат. Не хочу уезжать из России, но и сидеть здесь безвылазно тоже не для меня. Хочу быть в постоянном движении. Раньше мечтал жить на два города — я это себе пожелал, и мне такую возможность подарили. Теперь вот новый, еще более щедрый подарок — возможность пожить на две страны. Попробую.

Скоро вообще будет неважно, где артист живет: его оцифруют, передадут по Интернету и компьютерное изображение все за него сыграет.

Ага, и цифровой критик потом напишет рецензию. Знаешь, как я пробовался на «Академию вампиров»? По скайпу. Уотерс сидел у себя в ЛосАнджелесе, меня в Питере снимали на обычную камеру, а он по скайпу руководил: ставил задачи, уточнял, корректировал. Потом ему по Интернету отправили то, что сняли, и они уже там всей компанией смотрели и принимали решение. Я в это время оставался в Питере и полетел туда только недавно, когда все решилось.

Ты сказал, что после «Духless» почувствовал какието изменения в жизни. Можно поподробнее?

Я не ожидал, что он так мощно выстрелит, и никто, я думаю, не ожидал. Мои надежды были больше связаны со «Шпионом». «Духless» что? Ну, фильм про современность, вроде бы ничего такого уж интересного в ней нет. Другое дело «Шпион»: псевдоисторическое пространство, утопическая Москва со скайпом, дирижаблями, камерами наружного наблюдения. Особенный мир, интересный. Героический комикс, совсем новый для нас жанр, первый отважный опыт. Оказалось, нет, не надо нам этого. Надо про себя, а если и не совсем про себя, то про свое время. Я благодарен успеху «Духless»: хорошие прокатные цифры, фестивальные награды, всколыхнувшееся информационное поле вокруг меня — все это, безусловно, приятно. Но вместе с новыми радостями, поверь, возникли и новые страхи.

Что это за страхи? Страх уронить планку?

И планку тоже, хотя, положа руку на сердце, не на такой уж она головокружительной высоте, чтобы пугаться этого до смерти. Смешно. Я еще только вышел в сектор прыжков, только примерился, разогреваюсь. Понимаешь, я хочу быть артистом, которому верят. Хочу, чтобы продюсеры, подписывая со мной контракт, не сомневались, что за свои деньги приобретают качественную рабочую силу. Чтобы зрители, покупая билет на мой фильм, были уверены, что заведомое говно им сегодня вечером не грозит, потому что этот парень в говне не снимается. Что это будет как минимум не позорный фильм с интересной историей — он может не понравиться, но отвращения не вызовет. Хочу, короче, чтобы мое имя означало определенный уровень, качество, а пятнать свою репутацию какими-нибудь низкопробными комедиями совсем не хочу.

Ты в комедиях и не снимался почти: «Пять невест» и «Весельчаки» отчасти.

Я несколько раз порывался, но в последний момент все же не решался, включал задний ход. Думаю, правильно. У нас с Пашей Руминовым есть одна идея — не комедийная в чистом виде, но веселая, нам нравится, и я надеюсь, что мы ее осуществим. А сыграть крутую комедийную роль мне безумно хочется. Узнаю про хороший сценарий — буду за него биться.

У тебя не только комических персонажей недобор, но и отрицательных почти нет. Не предлагают?

Пока нет, но со временем наверняка начнут, как только почувствуют, что характер стал портиться. Несколько раз мне предлагали что-то отрицательное, но это были не злодеи, а какие-то идиоты, зачем они мне? Злодея я не испугаюсь, только дайте. Не побоюсь, что эта нехорошая роль повредит моему лучезарному имиджу. Не испугался же я «Весельчаков», согласился почти не раздумывая. Когда еще выпадет такой шанс — побрить ноги, натянуть колготки, надеть женское платье, встать на каблуки и спеть Casta Diva? Это очень полезные для актерского организма встряски, они могут тебя как следует растормошить, и я обеими руками за. Вопрос всегда в одном: в содержании и качестве. А еще я давно мечтаю о мюзикле.

Ну, для нашего кино это жанр не родной, почти не развит, тут вряд ли стоит ожидать скорого шанса.

Хорошо, пусть не в кино, пусть это будет музыкальный спектакль. Лев Абрамович Додин, я это знаю, с некоторых пор подумывает о таком спектакле, и я все жду, когда он наконец объявит: «Запускаем мюзикл, братцы...»

А ты в это время в Штатах околачиваешься.

Со всех ног прибегу.

Текст: Лидия Маслова

Данила Козловский — номинант премии «Топ 50. Самые знаменитые люди петербурга 2013». Голосование на сайте премии.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме