Русский кутюр. Yanis Chamalidi

Дивный номер

Десять див и амбассадоров модных домов примерили кутюрные наряды из кладовых марок. Десять кутюрье открыли архивы и продемонстрировали вышивку гладью и бисерное плетение. Сорок лет в россии официально есть высокая мода, о которой, судя по частоте упоминания в прессе, фэшн-журналисты невысокого мнения. Журнал «собака.ru» вспомнил извилистый путь русского от-кутюр вместе с его создателями.

Тексты: Яна Милорадовская, Ксения Гощицкая, Виталий Котов, Михаил Стацюк

Андрей Коровко 

для Yanis Chamalidi

Стилист и муза фигурирует в платьях с немыслимыми шлейфами, которые придумал Янис Чамалиди.

Если прет-а-порте делается для многих, то кутюр — для одного-единственного обладателя. В России клиентов высокой моды нет. В 1917 году все, кто воспринимал кутюр на генном уровне, срочно покинули страну. Сегодняшние потребители кутюра — семьи с длинным генетическим кодом. Они покупают вещи не для того, чтобы показать свою значимость, это просто традиция.

Восемь лет я работал стилистом Yves Saint Laurent и всегда удивлялся, как дизайнеру удается сочетать работу над кутюром и прет-а-порте. Может, коллекции Сен-Лорана не отличались размахом, как у Dior, но их легко узнать по сдержанности и деликатным линиям. Когда Ив уходил из моды, его клиентки рыдали, я видел это своими глазами.

Долгие годы я не акцентировал внимание на том, что наш дом делает вещи от-кутюр. Постоянного штата людей, которые занимаются ручной работой, у меня нет, и кутюрную линию мы не запускаем: создаем несколько нарядов и включаем их в коллекцию прет-а-порте. Еще я понял одну простую истину: кутюр может жить только в свадебных платьях. Лишь женщина, которая хочет быть неотразима в этот день, понимает, почему она должна платить такую цену. Мои свадебные платья стоят от семидесяти тысяч до полумиллиона рублей. В мировой практике есть формула: стоимость ткани равна тридцати процентам от стоимости вещи.

У Сен-Лорана есть платье «001», в моей практике такого нет. Моя дипломная работа и есть моя первая кутюрная вещь на заказ: маленький черный костюм — строгая юбка до колен и микроскопический жакет. При этом мне практически удалось сделать из наших материалов кутюрную ткань. В галерее Lafayette я увидел костюмы Chanel, которые были сделаны из дублированных нитей. Пришлось колдовать над советской пряжей: на готовый крой на фабрике прямо по клетке настрачивались более светлые тона мохеровых нитей, которые давали тканям пушистость. Этот маленький костюм стал сенсацией и вскоре был выпущен тиражом четыре тысячи единиц. Так мой кутюр превратился в прет-а-порте.

От-кутюр — мода эмоций, когда у тебя есть идеи и ты реализуешь их любыми способами. Создавая наряд, мне мало использовать одну технику, какой бы сложной она ни была. Я вшивал в шерсть человеческие волосы, пробовал все способы работы с кожей. Мы раскрашивали ткани, закапывали в землю, потом они созревали, мы выкапывали их и снова раскрашивали. Через год мы видели, как ткань «прорастает», меняются цвета. Подкладки камзолов я сам вручную вышивал крестиком. Кутюр — это не только тонкая внешняя, но и внутренняя работа.

  • Ianis Chamalidy Couture, коллекция «Пиковая дама» осень-зима 2005/2006, вечернее платье: сложный крой, вышивка из шелковых и хлопковых лент
  • Ianis Chamalidy Couture, коллекция «История двоих» осень-зима 2008/2009, фрагмент платья: шерстяное кружево, плетенное в форме креста, вышивка золотыми деталями и бусинами на византийский лад
  • Ianis Chamalidy Couture, коллекция «След за караваном» весна-лето 2008, вечернее платье сложного кроя, сочетающее игру черного трикотажного полотна и белого кружева, отделанного пайетками

Когда в Петербург приехал Джон Гальяно, ему сразу указали на меня: «Иди познакомься с Чамалиди, он сходит с ума, проращивает ткани». А меня не было в городе. Вернувшись, я обнаружил запись на автоответчике: «Здравствуйте, это переводчик Джона Гальяно — модельера дома Christian Dior. Мы стоим под вашей дверью. Может, вы нам откроете?»

Фото: Сергей Мисенко

Стиль: Андрей Коровко

Визаж: Елена Крыгина

На Андрее: свадебное платье на корсете, лиф отделан кружевом, вышитым стеклярусом, юбка со шлейфом набрана из 500 метров метров белого тюля (358 часов ручной работы), 1999 год. Вечернее платье на корсете, лиф и юбка набраны из 360 метров тюля, кружева и ткани с принтом (305 часов ручной работы), 2012 год.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме