ДЕЛО О «МЕРТВЫХ ДУШАХ»

В преддверии премьеры года в Мариинском театре – оперы Родиона Щедрина «Мертвые души» в постановке Василия Бархатова и Зиновия Марголина – «Собака.ru» присмотрелась к главным лицам спектакля.



Родион Щедрин с женой Майей Плисецкой

Щедрин Родион Константинович
композитор и либреттист, 78 лет
Для Мариинского театра «Мертвые души» – ключевой проект последних лет: самый амбициозный, самый хлопотный, самый многообещающий. Он предъявляет рекордные требования даже не столько к творческой кондиции труппы Валерия Гергиева, сколько к театральной логистике. В партитуре Щедрина одних сольных партий – тридцать две, причем голоса требуются более чем экзотические: в Петербурге днем с огнем не сыщешь хорошего басапрофундо или тенора, поющего в русской народной манере. Другая головная боль – с оркестром: для начала нужно найти бас-гитариста, который сумеет саккомпанировать арии Собакевича, а потом попытаться запихнуть в яму камерный хор, который Щедрин использует вместо группы скрипок, колокольную звонницу, клавесин и пять батарей ударных. Но эта игра стоит свеч: со времен московской премьеры в 1977 году и последовавшей годом спустя первой ленинградской постановки, опера Щедрина в России не ставилась, оставаясь лишь страницей в учебнике советской музыки. Мифологический статус сочинения был символически закреплен на государственном уровне: «Мертвые души» стали последней партитурой, заказанной Большим театром советскому композитору. Это не просто виртуозно написанная и ни разу не согрешившая против гоголевской поэтики музыка. «Мертвые души» – больше, чем опера: Щедрин с блеском осуществил дерзкий кросскультурный проект по смычке двух противоположных музыкальных эстетик и идеологий. Это опера по принципу «два в одном», драматургию которой образуют два параллельно развивающихся пласта: с одной стороны – фольклорного толка лирические отступления с собирательным образом Руси, с другой – пересказанная языком россиниевской оперы-буффа история Чичикова. Переплетаясь, наплывая друг на друга, они образуют уникальный рельеф единственной великой русской оперы последней трети ХХ века. В первые такты «Мертвых душ» проваливаешься, как в болото – кругом топи да туманы, синий плат небес виднеется еле-еле. Кажется, «отсюда хоть три года скачи, ни до какого государства не доскачешь». Но еще не прошел первый шок от столкновения с географическими реалиями одной шестой части суши, как из колокольно-хоровой трясины уже вырастают, словно шекспировские «пузыри земли», Чичиковы, Ноздревы и Маниловы – а вместе с ними и фасад итальянского музыкального театра. Опера Щедрина – прекрасная метафора России: пустошь, посереди которой стоит роскошный оперный дворец.



Марголин Зиновий Эммануилович
художник-постановщик, 51 год
Лауреатом «Золотой маски» как лучший художник года российский оперный сценограф номер один становился уже трижды. Похоже, что Марголин получит главную театральную премию страны в четвертый раз. На выпуске «Братьев Карамазовых» – предыдущей постановки Марголина в Мариинском театре – пересекавшего сцену с макетом спектакля в руках Василия Бархатова кто-то из острых на язык монтировщиков проводил неодобрительным ворчанием: «Дожили, уже города на сцене строят, совсем страх потеряли!» В оперном театре Марголин действительно предпочитает работать не столько художником, сколько архитектором-монументалистом, зодчим. Но для «Мертвых душ» он сочинил декорацию предельно аскетичную, пусть и весящую несколько тонн, из которых он выжимает максимум смысла и пользы. Герои «Мертвых душ» обитают будто в открытом космосе: Марголин поставил декорацию на совершенно голую сцену. Беспросветно черные подмостки выглядят то ли выжженной землей планеты, пережившей Третью мировую войну, то ли бесплодной поверхностью какого-то астероида. Ключевой визуальный образ спектакля – гигантские, до колосников, колеса от брички. Те самые, что, если б случилось, до Москвы доедут, а до Казани – нет. Только вместо экипажа Чичикова – карта России. Марголин всегда был мастером точнейших, пускай и парадоксальных, пластических сочинений на тему «Образ родины в…». К примеру, в мариинском «Носе» Гоголя – Шостаковича Россия представала у него в виде гигантского туннеля, ведущего в никуда и совсем не обязательно сулящего в конце пути источник света. В «Мертвых душах» неизвестно кем управляемые колеса несут страну Собакевичей и Плюшкиных невесть куда и невесть зачем – более емкий визуально-пластический эквивалент хрестоматийных строк «Русь, куда несешься ты?» трудно представить.



Бархатов Василий Алексеевич
режиссер-постановщик, 27 лет
«Мертвые души» – шестая и самая трудоемкая постановка Василия Бархатова в Мариинском театре.
Говорят, действие в спектакле происходит на Рублевке, а Чичиков разъезжает по домам столичных богачей. Когда ставишь Гоголя, проще всего впасть в фельетонность. Но в «Мертвых душах» не будет вообще ничего, что имело бы отношение к нашей реальности. Не гоголевское время – я ненавижу спектакли с историческими костюмами, – не сегодняшний день, а нечто среднее. Как обычно говорят режиссеры в тех случаях, когда не знают, о чем и зачем ставят спектакль, эта история могла произойти когда угодно и где угодно.
Но вы-то знаете, про что делаете «Мертвые души»? Для меня это притча о человеке, который нашел лазейку в законодательстве и попытался с ее помощью обогатиться. Но, как это всегда бывает на Руси, из-за одного идиота вся его хитроумная комбинация лопнула. А Ноздрев в спектакле будет таким типичным местным алкоголиком.
Композиторы не очень то любят современную режиссуру. Как Щедрин отнесся к постановке? В «Мертвых душах» мне, вообще-то, самому не очень хочется быть радикальным. Потому что самое радикальное, что может быть, – это русская реальность, которую опера Щедрина отражает как нельзя лучше.
У вас в «Мертвых душах» есть личные пристрастия? Кто из персонажей нравится больше всех? Бородатый мужик, матерящий Плюшкина. Гоголь называет его просто «заплатанной», но при этом уточняет: «Было им прибавлено и существительное к слову “заплатанной”, очень удачное, но не употребительное в светском разговоре, а потому мы его пропустим». Андрей Вознесенский подсказал Щедрину, что нужно вставить существительное «куль»: когда поешь в полный голос «куль», то в зале слышится совсем иное слово.

«Мертвые души». Мариинский театр, 18 марта


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: МОДА

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также