Родина-смерть

После книг «Таблетка» и AD, о душном офисном безвременье, Садулаев возвращается к теме своего дебютного сборника «Я – чеченец!» – в эпоху Аслана Масхадова, Хасавюртовских соглашений и теракта в Буденновске.    Герой, во многом близкий автору (уроженец Шали, выпускник юрфака, убежденный социалист), приезжает в получившую фактическую самостоятельность Чечню, нацеленный на мирное строительство, семейную жизнь и европейские ценности, но с началом второй войны оказывается в рядах боевиков, участвует в самоубийственном рейде на Шали и чудом остается в живых. По первому впечатлению это взгляд боевика, но все не так просто. Герой книги – не фанатик-«ичкериец», война для него прежде всего бессмысленное и уродливое действо, в котором нет и не может быть героев и подвигов, правых и виноватых, и в этом он похож на толстовского Безухова или на селиновского Бардамю. Мощные картины боевых действий, пристальное внимание к мелочам, глубокая осведомленность писателя в том, как и чем жила его родина в 1990-х, подробные разъяснения, почему из независимости не получилось  ничего хорошего, пронзительная любовная линия, многочисленные сочные портреты типичных представителей эпохи, наконец, уверенный, точный язык, идеально сбалансированная композиция, ни на минуту не провисающий сюжет, неожиданный финал – все это делает «Шалинский рейд» лучшим на сегодняшний день романом Садулаева. Минусом кажется зашкаливающая местами публицистичность, но русскому писателю это вроде бы принято прощать.   Герман Садулаев. «Шалинский рейд». Ad Marginem    

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также