MARIINSKY

/звукозаписывающий лейбл/

В каталоге нового лейбла Mariinsky всего четыре диска, но два из них – записи оперы «Нос» и симфоний Шостаковича – уже выдвинуты на музыкальную премию «Грэмми» в пяти номинациях. В феврале на лейбле вышел диск произведений Сергея Рахманинова в исполнении пианиста с мировым именем Дениса Мацуева.

Денис Мацуев
/пианист/

Вместе c Валерием Абисаловичем Гергиевым мы решили выпустить диск Рахманинова, в том числе и потому, что очень часто играли Третий концерт. В моем репертуаре он с тринадцати лет, это моя визитная карточка, и многие спрашивали: «Когда же ты его запишешь?» С другими дирижерами запись не раз срывалась по разным техническим причинам, и к лучшему: теперь звезды расположились правильно. Я считаю, это концерт не для фортепиано с оркестром, а для фортепиано и оркестра. За многие годы игры я не слышал, чтобы кто-то интерпретировал музыкальную ткань Третьего концерта лучше, ближе для меня, чем маэстро Гергиев. Эталонными я считаю исполнения Владимира Горовица, Вана Клиберна и самого Сергея Васильевича Рахманинова. Я вырос на их записях, бредил этими уникальными интерпретациями, но хочу надеяться, что мне удалось привнести нечто новое, интересное для слушателя. С внуком великого русского композитора Александром Борисовичем Рахманиновым мы фактически каждый день на связи, потому что я являюсь арт-директором его фонда. Он слышал диск, и я рад, что ему очень понравилось.

Чаз Дженкинс
/продюсер/

 Запуск Mariinsky сопровождал беспрецедентный успех: никакой другой лейбл классической музыки еще не получал по нескольку номинаций на «Грэмми» за каждый из двух дебютных дисков. Обычно лейблы не желают рисковать и записывают очень узкий репертуар, только ходовые классические хиты и немного сдержанной экзотики.
«Носу» Шостаковича и увертюре «1812 год» Чайковского до настоящего момента никто еще не успел уделить должного внимания. Mariinsky взялся за оригинальный репертуар грамотно и талантливо, и победа не заставила себя долго ждать. Слушатели хотят свежих впечатлений, новых открытий, это одна из основных причин всеобщего признания лейбла Mariinsky.     Дмитрий Шостакович. Опера «Нос»

 Крупногабаритная, заковыристая партитура первой оперы Дмитрия Шостаковича как будто специально создана для демонстрации впечатляющих возможностей оперной труппы и оркестра. Гоголевская экзотика плюс виртуозно воплощенные тонкости письма композитора – один из ключевых опусов петербургского авангарда у Гергиева звучит и по-классически основательно, и по-юношески свежо.         Петр Чайковский. Увертюра «1812 год»

 Этот опус – не из первого эшелона симфонических работ Петра Ильича. В основе увертюры лежит долгоиграющий гимн «Боже, царя храни!», его композитор включил в партитуру то ли из-за отсутствия вдохновения, то ли из-за депрессии. Все это делает задачу маэстро Гергиева невероятно сложной: вместо развития заезженной темы патриотизма ему приходится выстраивать абсолютно новую концепцию сочинения Чайковского.        
Дмитрий Шостакович. Cимфонии № 1 и № 15

Интрига этого диска в хронологическом контрасте: после легкой и ироничной Первой симфонии следует последняя. Сравнение стиля раннего Шостаковича с его же поздней болезненной и рефлексивной манерой у оркестра Мариинского театра построено на деталях: никаких великодержавных размашистых жестов, только активная интеллектуальная работа над тонкостями крупной инструментальной формы.        
Сергей Рахманинов. Третий концерт для фортепиано с оркестром

 В свежайшем релизе лейбла, посвященном еще одному колоссу русской композиторской школы, Сергею Рахманинову, сольные партии в Третьем концерте и «Рапсодии на тему Паганини» исполнил пианист Денис Мацуев, с которым Гергиев систематически выступает и в России, и за рубежом. Мацуев – знатный любитель громкого и сильного звука, поэтому совместную работу двух музыкантов отличают подлинная высоковольтная напористость и адреналиновый запал. Это удалось ухватить и звукозаписывающей аппаратуре.

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме