Как в лабораториях создают детей и зачем нужен собственный банк яйцеклеток?

Если пара не может завести ребенка, на помощь приходит экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Мы собрали целый врачебный консилиум, чтобы узнать все о процедуре: как соединяются сперматозоид и яйцеклетка, что делают с полученным эмбрионом, вредна ли процедура для организма женщины и правда ли, что после нее рождаются только двойни и тройни. 

Врачебный консилиум

  • Надежда Иванова, генеральный директор клиники репродуктивной медицины ICLINIC
  • Юлия Волкова, врач акушер-гинеколог, репродуктолог центра репродукции «ГЕНЕЗИС»
  • Дмитрий Геркулов, гинеколог-репродуктолог центра репродуктивных технологий «ЭмбриЛайф»
  • Диана Обидняк, акушер-гинеколог-репродуктолог, руководитель международного отдела клиники «Скандинавия АВА-ПЕТЕР»
  • Татьяна Ломова-Митрофанова, гинеколог-репродуктолог медицинского центра по лечению бесплодия Euromed Invitro

 

Правда, что половина пар сейчас бесплодны?

Надежда Иванова: В среднем с бесплодием сталкиваются от 15 до 18% пар репродуктивного возраста (с 17 до 35 лет). Это общемировые данные. Вообще нужно сразу пояснить, что мы официально называем бесплодием. Это когда пара живет регулярной половой жизнью, не предохраняется, а беременность в течение года не наступает. Причины могут быть разными. Например, у женщин к бесплодию могут привести эндометриоз, разнообразные гормональные нарушения, миомы матки, поликистозы. Сейчас мы наблюдаем существенный рост мужского фактора бесплодия. Вполне вероятно, что в этом виноваты экология, образ жизни, питание, а еще психологическое давление на мужчин.


Врач всегда должен помнить о биологических часах женщины. Это не миф!

Юлия Волкова: Я бы сказала так: мы видим ухудшение качества спермы. 10 лет назад у среднестатистического мужчины активных форм сперматозоидов было почти в два раза больше, чем сейчас. Это пугающая тенденция… Однако это не означает, что современные мужчины чаще сталкиваются с репродуктивными трудностями,— даже сперма плохого качества может справиться с естественным зачатием. Так что мужской фактор бесплодия — это такая очень относительная история, которую следует рассматривать в контексте пары.

После 35 лет сокращаются шансы родить ребенка?

Надежда Иванова: На самом деле, 35+ считается поздним репродуктивным возрастом. Да, в яичниках существуют биологические часы, это не миф: женщины рождаются с определенным запасом ооцитов (то есть яйцеклеток), и с каждой овуляцией их запас истощается. Кроме того, качество ооцитов довольно резко падает после 35 лет. Следующий порог — 42 года, это средний возраст наступления менопаузы, когда функция яичников критически угасает. Кстати, история с возрастом касается и мужчин: качество их генетического материала также ухудшается с годами. Мы все чаще встречаемся с пациентами, которые из-за карьеры или отсутствия партнера надолго отложили вопрос рождения детей. Да, им помогают вспомогательные репродуктивные технологии, и у нас есть хорошие результаты работы в группе с 35 до 42 лет. Но пациенткам старше этого возраста чаще всего мы предлагаем воспользоваться уже донорскими яйцеклетками.


ЭКО — популярное направление медицинского туризма. В Петербург за ребенком приезжают итальянки, испанки, англичанки и китаянки. Часто иностранцев интересуют программы с суррогатным материнством, ведь во многих странах оно ограничено или запрещено.

Дмитрий Геркулов: После 35 лет есть шанс родить ребенка как естественным путем, так и с помощью экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). Предел, после которого мы не рекомендуем проводить ЭКО со своими яйцеклетками, — это 45 лет. Однозначно женщине такого возраста предлагаются донорские ооциты.

Диана Обидняк: К нам обращаются пациентки в возрасте 40–45 лет, и даже им мы не всегда рекомендуем донорские программы, ведь должны быть уверены в том, что сделали все возможное для рождения генетически «своего» ребенка. Если есть хоть малейшая возможность получить яйцеклетку от пациентки, то мы должны бороться за этот шанс. Если, несмотря на все усилия, здоровый эмбрион получить не удается, мы располагаем обширной донорской базой — в ней около 4 тысяч ооцитов.

Можно заморозить свои яйцеклетки сейчас, чтобы родить ребенка позже?

Надежда Иванова: Да, конечно, мы рекомендуем женщинам воспользоваться программой отложенного материнства. Даже в пограничном возрасте пациентка может пройти стимуляцию, после чего мы заморозим ее ооциты и сформируем персональное хранилище. И после того как она разберется с работой, найдет любовь всей своей жизни и задумается о ребенке, мы проведем разморозку и начнем готовить ее к ЭКО.


Одинокий мужчина не имеет права воспользоваться яйцеклеткой донора для зачатия ребенка

Татьяна Ломова-Митрофанова: Криоконсервация — это очень удобно для тех, кто пока не готов родить. Но, к сожалению, иногда среди таких пациентов встречаются женщины значительно старше 40 лет. Приходится объяснять, что в таком возрасте нужно уже задумываться не о заморозке собственных ооцитов, а об использовании донорских яйцеклеток… Несмотря на безграничные возможности репродуктологии, все же рекомендую не затягивать этот вопрос — ведь ребенка нужно не только родить, но и вырастить.

Пара пытается забеременеть и не может. Когда бить тревогу и что делать?

Надежда Иванова: До 35 лет имеет смысл обращаться к врачу через год после безуспешных попыток зачатия. После — рекомендуется не тянуть время и приходить через полгода. Это связано как раз с постоянным истощением овариального резерва. Ничего не происходит? Обращайтесь к своему гинекологу или напрямую в клинику ЭКО. Потому что там работают врачи, которые в большей степени «заточены» на диагностику этих процессов.

Юлия Волкова: Я бы рекомендовала все же начинать работу сразу с репродуктологом. Чтобы не терять время и получить более профессиональную помощь. Мы в нашем центре репродукции «Генезис» успеваем обследовать пару за месяц. При этом многие пациенты могут ходить годами по врачам для постановки диагноза. И конечно, не всегда стоит выжидать 12 месяцев, если беременность не наступает. Вот приходит ко мне 28-летняя девушка, у которой вроде бы всего три месяца не получается забеременеть. Сначала возникает мысль: зачем она торопится? Потом начинается диагностика, и становится ясно, что у пациентки тяжелая патология. И через время ситуация не улучшится, а ухудшится.

Какие исследования нужно пройти для постановки диагноза?

Юлия Волкова: На приеме у репродуктолога мы собираем анамнез — о гинекологических и урологических проблемах, попытках зачатия. Проводим ультразвуковое исследование, которое, кстати, может сказать о многом, делаем спермограмму. У женщины проверяем гормоны: в том числе антимюллеров гормон, который указывает на овариальный резерв, пролактин, прогестерон (чтобы понять, есть ли в принципе у пациентки овуляция). Исследуем проходимость маточных труб, также не исключены дополнительные лапароскопические методики. На основании всего этого ставится диагноз.

Если пара бесплодна, что дальше?

Юлия Волкова: После постановки диагноза всегда начинается лечение. Пациенты думают, что если они пришли на консультацию, значит, им будут рекомендовать искусственное оплодотворение. На самом деле, это не так. Мы можем провести коррекцию гормонального фона, стимуляцию овуляции для естественного зачатия, внутриматочную инсеминацию спермой мужа. Если уже ничего не помогает, а ребенка хочется, то рассмотрим возможность ЭКО.

Надежда Иванова: Да, ЭКО — это не единственный метод лечения бесплодия. Но на сегодняшний день считается методом выбора, потому что экономит время. Если пациентам назначаются долговременные исследования, многолетние и не очень эффективные процедуры, это неправильно. Мы оттягиваем время вступления в программу и еще больше истощаем овариальный резерв пациентки. Я рекомендую врачам помнить о биологических часах женщины и рассказывать о возможностях ЭКО!

Как проходит процедура ЭКО?

Татьяна Ломова-Митрофанова: Протокол ЭКО состоит из нескольких этапов. Начинается все с гормональной стимуляции — она нужна, чтобы вырастить фолликулы яичника. Если во время обычной овуляции у женщины созревает один фолликул, то во время стимуляции — намного больше. Для этого мы используем гормональные препараты. В конце стимуляции назначается триггер финального созревания яйцеклетки. Строго через 36–37 часов после этого проводится пункция яичников для забора яйцеклеток. Все происходит под общим наркозом и длится около получаса. Затем подключаются эмбриологи —они работают над оплодотворением ооцитов. Как сделать так, чтобы сперматозоид и яйцеклетка встретились? Первый вариант: обработать их и поместить в лунку с питательной средой. И сперматозоиды сами выполнят свою работу по оплодотворению, как если бы это все происходило в организме женщины. Второй вариант применяется, если у мужчины снижены показатели спермограммы. Это так называемый метод ИКСИ. Мы берем яйцеклетку, делаем на ней точечный разрез и вводим туда сперматозоид.

После того как яйцеклетки оплодотворены, в течение нескольких суток производится культивирование. На пятые сутки формируются бластоцисты — эмбрионы в ранней стадии развития. Именно их мы переносим пациентке. Эта процедура уже совсем безболезненная, никакого наркоза не требует. Разрешен перенос максимум двух эмбрионов. Остальные полученные эмбрионы по желанию пары мы можем заморозить и поместить в банк хранения.


Хочется, чтобы все пациенты относились к ЭКО как к работе, а не как к чуду!

Поэтому в ходе ЭКО часто рождаются двойняшки?

Диана Обидняк: На самом деле, сейчас двойня после ЭКО встречается все реже и реже. Врачи придерживаются тактики так называемого селективного переноса одного эмбриона. Это общемировая тенденция, ведь наша цель — здоровый ребенок. А многоплодная беременность, даже зачатая естественным путем, все же относится к разделу патологического акушерства. И не потому что у детей обязательно будут какие-то врожденные проблемы и пороки, а просто это значительно увеличивает риски во время беременности и родов как для матери, так и для плодов. Бывает так, что пара долгое время мечтала о детях, и им кажется, что так называемая «королевская двойня» (мальчик и девочка) — это предел счастья. Но даже если сами пациенты настаивают на переносе двух эмбрионов, мы не жалеем времени, чтобы объяснить все возможные сложности и предложить максимально безопасный путь.

Дмитрий Геркулов: Я сторонник переноса одного эмбриона. И одноплодная беременность, и роды проходят гораздо спокойнее — с меньшим количеством рисков и меньшим количеством осложнений. Раньше врачи действительно для перестраховки переносили двух эмбрионов, отсюда и стереотип о двойняшках после ЭКО. Но сейчас у нас в центре «ЭмбриЛайф» мы можем даже провести генетическое тестирование, чтобы выбрать эмбриона с высокой эффективностью. В таком случае шансы на наступление беременности увеличиваются до 65–70%!


Бывают пациентки, у которых беременность наступала и с седьмой, и с двенадцатой попытки

А что это за диагностика — генетическое тестирование?

Диана Обидняк: Преимплантационная генетическая диагностика позволяет нам исследовать эмбрион уже на 5–6-м дне развития по всем парам хромосом. Суть диагностики — удостовериться в том, что он жизнеспособен (а значит, шансы наступления беременности велики). Мы рекомендуем исследование женщинам после 35 лет, но можем проводить и в раннем возрасте по медицинским показаниям. Клиники репродукции «Скандинавия АВА-ПЕТЕР» обладают собственной генетической лабораторией — это во многом упрощает процесс, оптимизируя время и финансовые затраты пациента.

Татьяна Ломова-Митрофанова: Генетическое тестирование в Euromed In Vitro мы проводим по показаниям. Например, для исключения наследственных заболеваний, связанных с полом. Также диагностика проводится при неоднократных безуспешных попытках ЭКО, привычном невынашивании, пороках развития и женщинам старше 35 лет.

ЭКО может серьезно навредить здоровью?

Дмитрий Геркулов: В медицине бывают осложнения быстрые, а бывают отдаленные. Пока не получено никаких данных об опасных влияниях ЭКО на дальнейшую жизнь женщины. Если мы говорим об осложнениях, которые наступают непосредственно в ходе протокола, то сейчас они минимизированы и крайне редки. Самое распространенное осложнение, которого все боятся, — это гиперстимуляция яичников. Да, 10 лет назад процент синдрома гиперстимуляции среди пациенток был значительный. Это было связано с используемыми препаратами или схемами стимуляции. Сейчас все усовершенствовалось и риски наступления синдрома сведены практически к нулю.

Юлия Волкова: Соглашусь — мы не наблюдаем возникновения тяжелых состояний. Как любое медицинское вмешательство, эта процедура может иметь определенные риски и последствия. Но сегодня мы понимаем, что если действовать по протоколу, исходя из особенностей пациента, то осложнений удается избежать.

После ЭКО беременность наступает после первой попытки?

Дмитрий Геркулов: Успех ЭКО зависит от нескольких факторов, и главные — это возраст и овариальный резерв пациентки. В среднем эффективность процедуры составляет сейчас 40–45%, а половина пациенток до 35 лет беременеют с первой попытки. Но чем старше становится женщина, тем более сложные процедуры нам приходится применять для того, чтобы беременность наступила. Вообще статистика показывает, что большинство беременностей наступает в течение первых трех попыток. На личном опыте могу сказать, что бывали пациентки, у которых беременность наступала и с седьмой, и с двенадцатой попытки. Когда люди не отчаивались и продолжали с нами этот путь.

Татьяна Ломова-Митрофанова: Некоторые относятся к ЭКО как к какому-то чуду, которое должен совершить врач. Я всегда объясняю таким парам, что вероятность наступления беременности в нашей практике 40–45%. Но даже после беседы пациенты не воспринимают эти цифры всерьез. Особенно те, кто приходит к нам в первый раз, уверены: уж они-то точно попадут в эти 40%. Мне кажется, что в голове лучше держать трезвую мысль, что с первого раза, скорее всего, не получится. Если человек кардинально настроен на успех, то после неудачи могут быть достаточно серьезные нервные срывы и даже работа с психотерапевтом. Хочется, чтобы все пациенты относились к ЭКО как к работе, а не как к чуду.


Двойня после ЭКО — теперь это редкость!

Диана Обидняк: Безусловно, беременность может наступить с первой попытки ЭКО, однако успех определяется множеством факторов — тут и медицинские аспекты пары, и технические возможности клиники. Кстати, колоссальное значение имеет персонифицированный подход к пациентам. Сейчас в рамках работы международного отделения нашей клиники мы даже предлагаем так называемые программы «ЭКО с гарантией». Слово «гарантия» не означает здесь стопроцентное наступление беременности. Но беря на себя дополнительную ответственность, мы обещаем возврат части денежных средств, если после трех переносов эмбриона беременность не наступила. Пациент должен понимать, что это не только его боль, что мы сопереживаем, действительно делаем все возможное и мотивированы на положительный результат.

Правда, что ЭКО можно сделать абсолютно бесплатно?

Диана Обидняк: Да, это действительно так — государство уже много лет финансирует применение вспомогательных репродуктивных технологий. Мы делаем около 2000 бесплатных циклов ЭКО в год. Для ЭКО по полису ОМС существуют некие ограничения — например, в Петербурге это показатель антимюллерова гормона. Он косвенно указывает на возможности овариального резерва женщины. Бесплатное ЭКО ничем не отличается от платного по качеству услуг: это те же препараты, грамотные специалисты и то же отношение к пациенту. Единственное, что может возникнуть вопрос ожидания, — в востребованные клиники существуют очереди, обычно в пределах от полугода до года с момента обращения. Кому-то ждать такие сроки некритично, а кто-то должен действовать немедленно, поэтому пациентки выбирают платное прохождение процедуры.

Надежда Иванова: Половина женщин проходит у нас в ICLINIC ЭКО бесплатно (мы — лидеры Северо-Запада по ОМС), половина — за свои деньги. Важно помнить, что государство пока не оплачивает сложные случаи. Например, те, которые требуют оперативного вмешательства, составных схем, суррогатного материнства. Есть случаи, когда женщина из-за заболевания или травмы не может выносить ребенка сама.

Дмитрий Геркулов: В последнее время, кстати, возникает все больше и больше сложных случаев, с которыми мы работаем. Я думаю, это связано с развитием репродуктологии — у людей, которые раньше даже не могли представить, что могут зачать ребенка, сейчас появились реальные шансы на это.

текст: Катерина Резникова

Комментарии (0)
Автор: andrey
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров