«Молодость уродлива, лучшее украшение — кредитка»: Леонид Алексеев о том, как мода реагирует на изменения в обществе

Дизайнер бренда House of Leo и преподаватель Школы Дизайна НИУ ВШЭ Леонид Алексеев рассказал «Собака.ru» о своих впечатлениях от прошедшей Недели моды. Почему Рик Оуэнс культивирует цифровое бессмертие, как Демна Гвасалия иронизирует над обществом потребления и к чему может привести сотрудничество Дриса ван Нотена и Кристиана Лакруа? 

  • Показ коллекции Balenciaga, весна-лето 2020

  • Показ коллекции Balenciaga, весна-лето 2020

  • Показ коллекции Balenciaga, весна-лето 2020

Мир стремительно меняется, и человечество реагирует на эти изменения страхом. Политические, информационные и экономические системы, призванные гарантировать стабильность, вызывают у одних желание подстроиться, а у других — протестовать. В фэшн-индустрии эмоции от того или иного процесса отражаются в коллекциях — именно это можно было увидеть на прошедшей Неделе моды. Ее главным трендом стали не конкретные элементы — орнаменты и фасоны, а целое взаимодействие — «система и человек».  


Герои «Собака.ru» — о том, чем запомнилась прошедшая Неделя моды 

Самым ярким шоу на эту тему стал показ французского бренда Balenciaga, который прошел в декорациях, имитирующих флаг Евросоюза. На закручивающийся по спирали подиум-водоворот попали образы классового неравенства, демографических изменений, искусственной красоты и стилизованной Ангелы Меркель. Креативный директор советско-грузино-бельгийского происхождения в уже свойственной для себя манере иллюстрирует общество, где лучшим украшением становится кредитная карта (в виде нее были сделаны серьги), молодость уродлива (над «болезненным» макияжем моделей визажист Инге Гроньар работала вместе со специалистом по пластическим протезам Алексисом Кинебаняном из KFX Studio), а сильная женщина демонстрирует power-dressing на стыке «Железной леди» и Круэллы Де Виль. В финале показа на подиум вышли люди в платьях, имитирующих пешки, непрозрачно намекая нам на те роли, которые мы играем в обществе. 

  • Показ коллекции Rick Owens, весна-лето 2020

  • Показ коллекции Rick Owens, весна-лето 2020

  • Показ коллекции Rick Owens, весна-лето 2020

Рик Оуэнс в весенне-летней коллекции эксплуатирует образы царей Египта и древних ацтеков, которые поклонялись бессмертию и создали сложную систему перехода в загробный мир. Золотые саркофаги, погребальные маски и таинственные свертки, целью которых исторически была гарантия продления жизни после смерти, переработаны дизайнером в символы новой материальной культуры. Культ вечной жизни существует и сегодня — намекает он — но только в диджитал-пространстве: чтобы обеспечить цифровое бессмертие, современному человеку достаточно хороших фото в яркой одежде — таких, как у Ханны Роуз Далтон из дуэта Fecal Matter, вероятно, новой музы дизайнера. Интересной метафорой на шоу стали люди в черных туниках, пускающие мыльные пузыри, — жрецы современного культа селебрити и его иллюзорной значимости. 

  • Показ коллекции Andreas Kronthaler for Vivienne Westwood, весна-лето 2020

  • Показ коллекции Andreas Kronthaler for Vivienne Westwood, весна-лето 2020

  • Показ коллекции Andreas Kronthaler for Vivienne Westwood, весна-лето 2020

О системе разумного потребления лучше всего высказались Вивьен Вествуд и Андреас Кронталер. В процессе подготовки нового шоу дизайнеры использовали остатки материалов из прошлых коллекций, нераспроданную одежду и переработанный пластик. Покупайте разумнее и комбинируйте остроумно — вот один из девизов британского бренда. А надпись «Home» на джемперах, футболках и платьях-туниках напоминает нам, что планета — наш дом, за порядок в котором отвечаем мы сами.

  • Показ коллекции Dries Van Noten X Christian Lacroix, весна-лето 2020

  • Показ коллекции Dries Van Noten X Christian Lacroix, весна-лето 2020

  • Показ коллекции Dries Van Noten X Christian Lacroix, весна-лето 2020

Изменить систему моды, перевернув время вспять, попытался бельгийский (и любимый петербуржцами!) дизайнер Дрис ван Нотен. Он предложил разработать совместную коллекцию Кристиану Лакруа, который с 1980-х создавал роскошные наряды с мехом, кружевом и пайетками (одним из самых известных стал топ с первой обложки Vogue под руководством Анны Винтур), но в 2009-м объявил о банкротстве и отошел от дел. После феерического показа у экспертов, критиков и модных редакторов был один вопрос: «А что, так можно было?». Ведь по негласному правилу системы моды, банкротство означает смерть человека как дизайнера, и уж тем более невозможно представить присутствие двух звезд — ушедшей и современной — на одном подиуме (читайте: троне). Сам Дрис ван Нотен говорил о том, что ему было важно не просто сделать трибьют великому таланту, а именно поработать с ним. И, может, именно это изменение станет началом новой эпохи, в которой креативные директора больше не будут расходным материалом для недовольных продажами предпринимателей, их перестанут менять как перчатки и начнут снова ценить за талант. 

Фото: REX/Shutterstock 

Алина Малютина,
Комментарии

Наши проекты