«В России так и не появился ни один большой бренд»: Айсель Трудел, Александр Шумский и министры РФ — о проблемах моды

На ПМЭФ-2019 прошла дискуссия «Реформа российской индустрии моды: экономический потенциал на внутреннем и внешнем рынках», на котором соосновательница интернет-магазина aizel.ru Айсель Трудел и президент Недели моды Mercedes-Benz Fashion Week Russia Александр Шумский представили совместный проект – Фонд моды. Цель Фонда – обеспечить российским брендам производственный цикл внутри страны, а также заняться решением вопросов легкой промышленности при поддержке министерства РФ. Его представители – министр финансов Антон Силуанов и министр промышленности и торговли Денис Мантуров также приняли участие во встрече, обсудив, почему в России сложно построить индустрию моды, с какими проблемами сталкиваются молодые бренды, как государство уже им помогает и что еще может сделать для развития сферы внутри страны. «Собака.ru» публикует самые важные цитаты дискуссии. 

Айсель Трудел, сооснователь, член совета директоров aizel.ru
Александр Шумский, президент Недели моды Mercedes-Benz Fashion Week Russia
Дарья Веледеева, главный редактор Harper's Bazaar Russia
Оксана Лаврентьева, основатель компании «Русмода», совладелица бренда Terekhov
Антон Силуанов, первый заместитель председателя Правительства РФ, министр финансов РФ
 

Денис Мантуров, министр промышленности и торговли РФ

Алексей Фурсин, руководитель Департамента предпринимательства и инновационного развития Москвы
 

Эмилия Вишневская, основатель бренда EMIVI

 

О роли современной моды в российской экономике

Айсель Трудел: Многие воспринимают моду не совсем серьезно, относятся к ней как к чему-то легкому, поверхностному. Хотя это один из крупнейших рычагов в развитии экономики России: мода дает налоги, рабочие места и так далее. Еще большую экономическую ценность мода будет представлять тогда, когда ей будут правильно уделять внимание, инвестировать в ее развитие, обучать этому людей. […] Я никогда не ругаю правительство, у них и так огромное количество задач: России нет еще и 30 лет, это молодая страна, много проблем в разных сферах. Во многих регионах людям кушать нечего, поэтому, когда ты начинаешь говорить о моде, все думают: «Господи, ну, какая мода, нам бы регионы накормить!» Но тем не менее, правительство находит время, чтобы приходить на подобные дискуссии. Я считаю, что нам нужно действовать так же сообща, не критикуя друг друга и не предъявляя претензий. 

Александр Шумский: Мы все должны понимать, что фэшн, если взять вообще всю индустрию – ткани, фурнитуру, производство одежды, – это вторая по размеру потребительская индустрия в мире после продуктов питания. В России, наверное, она стоит на десятом месте, но тем нее менее это очень большой рынок с большим количеством игроков. Но, к сожалению, пока по большей части иностранных. 


Во многих регионах людям кушать нечего, поэтому, когда ты начинаешь говорить о моде, все думают: «Господи, ну, какая мода!»

О Фонде моды:

Айсель Трудел: Можно создать миллион ассоциаций и миллион фондов, но я – человек ответственный, Александр тоже. Уже на протяжении 20 лет он является представителем Национальной палаты моды и за собственные деньги, не имея государственной поддержки, на достаточно высоком уровне организовывает российскую Неделю моды. Он дает дизайнерам из Москвы и регионов возможность быть услышанными, привозит сюда серьезную иностранную прессу для того, чтобы отечественные бренды получили освещение. Коллекции 150 из них представлены у нас на сайте aizel.ru, и в будущем мы планируем эту цифру увеличить. Так, объединив силы, мы решили создать Фонд моды, который выведет российскую моду на другой уровень. Решить насущные вопросы – а их много – можно только сообща. 

Александр Шумский: 22 мая Фонд получил государственную регистрацию в Министерстве юстиции. Его задача – сложить наши с Айсель ресурсы. У Палаты моды есть множество различных мероприятий, и мы сегодня уже «перевариваем» порядка 500 дизайнеров в год на различных площадках не только в Москве, но и в Петербурге. В этом году собираемся выйти в Сочи, Краснодар, Екатеринбург. У нас есть разные форматы: Неделя моды как центральное событие, а также платформа для молодых дизайнеров Futurum. Их основная задача – дать брендам возможность показать себя, а потом, что мы и будем лоббировать в рамках Фонда, помочь им получить какой-то выход. Пять лет назад мы делали совместные проекты с ЦУМом, но сегодня главная площадка для продажи – это интернет. Именно поэтому мы и стали сотрудничать с Айсель. 

  • Показ Roma Uvarov Design в рамках конкурса «Новые имена в моде-2018» на Mercedes-Benz Fashion Day в Петербурге

О значении Недель моды сегодня

Александр Шумский: В прошлом году на Mercedes-Benz Fashion Week Russia присутствовало порядка 100 изданий: японских, корейских – кого только не было. Ведь первостепенная задача Недели моды – это информирование и промоушен, которые в дальнейшем стимулируют продажи коллекций. […] Ничего, кроме показов, для демонстрации одежды больше не придумано. И если форматировать мероприятие и добавить к нему еще и ритейл-составляющие, оно можеть дать хороший взрывной рост, у дизайнеров появятся деньги. Это будет не только пиар, уважение, почет и заказы из 10 японских и корейских магазинов – появится действительно что-то новое и интересное.

О положении российских брендов 

Александр Шумский: Дизайнеры хотят сразу получить все: и поддержку, и финансирование, и продажи. Но чтобы что-то получить, нужно что-то вложить. На рынке есть очень много программ, в том числе и у государства, которые могут позволить дизайнерам реструктурировать свою работу. Но если бренд не подаст в них заявку, он не сможет принять участие на конкурсной основе – чтобы выиграть в лотерю, нужно купить лотерейный билет. Не надо думать, что сейчас придет Айсель Трудел, создаст Фонд моды и всем будет счастье. Счастья никому не будет. Чтобы оно было, нужно много поработать самому. А половина наших дизайнеров живет в состоянии полной свободы действий и мысли – у них нет ни ИП, ни ООО, ничего. 

  • 404 NOT FOUND

  • Lesyanebo

  • Walk of Shame

  • Terekhov

  • Alena Akhmadullina

О том, почему дизайнерам нужно сфокусироваться на русском рынке

Дарья Веледеева: Существует устоявшаяся иллюзия, что если мы с помощью государственной поддержки вывезем талантливых дизайнеров и выставим их в лучших шоу-румах Милана и Парижа, то массово захватим западный рынок, покорим подиумы. Мне кажется, это мешает молодым дизайнерам сфокусироваться на нормальном развитии своего бизнеса и внутреннем росте внутри рынка. Успешные в России и за рубежом компании и бренды – например, Terekhov и Alena Akhmadullina – изначально выбрали иные стратегии развития. 

Александр Шумский: За все постсоветское время в России так и не появился ни один большой бренд. «Большой» с точки зрения экономики, бизнеса. Даже самые успешные бренды по мировым и европейским меркам находятся сейчас на уровне стартапа. У нас нет примеров вроде американского дизайнера Александра Вэнга, который за десять лет прошел путь от 0 до 100 миллионов долларов. Главная причина этого заключается в том, что вместо того, чтобы выращивать свои таланты и всячески их поддерживать, мы встраиваем их в международный бизнес. Но конкурировать с компаниями со столетней историей неправильно и по большому счету бессмысленно. 


За все постсоветское время в России так и не появился ни один большой бренд. «Большой» с точки зрения экономики, бизнеса

О проблемах индустрии: таможенные пошлины на ввоз тканей из-за рубежа

Дарья Веледева: Когда я спрашиваю у дизайнеров, какую помощь они ждут от государства, практически всегда слышу в ответ: «Мечтаю о законодательных изменениях в таможенном декларировании и лицензировании ввозимых тканей». Для них это первостепенная проблема, решение которой позволило бы им нормально развиваться. 

Айсель Трудел: Оксана Лаврентьева, владелица компании «Русмода», занимается производством одежды на территории РФ. Но так как в России есть проблемы с наличием тканей и фурнитуры, Оксана вынуждена покупать их исключительно за границей. В то же время у Оксаны есть сбыт за пределами страны. Вопрос: может ли компания «Русмода» возместить таможенные пошлины и НДС в случае, если она ввозит ткани, занимается производством на территории РФ, а потом экспортирует получившийся товар за границу? 

Дарья Белоусова, директор по поддержке экспорта услуг в Российском экспортном центре: Эта услуга появилась недавно и в Российском экспортном центре она представлена еще в тестовом режиме. В применении к индустрии моды это означает, что производитель, который ввозит ткани и фурнитуру на территорию РФ, освобождается от уплаты таможенных сборов и налогов только в том случае, если он планирует шить что-то здесь и экспортировать это в составе готовой продукции. 

  • Фото: Jeans Revision 

О проблемах индустрии: сложности продаж в зарубежных магазинах

Оксана Лаврентьева: Если мы хотим продаваться в каком-то западном магазине, особенно в интернет-магазине, то не можем заключить договор, который будет соответствовать законодательствам обеих стран. Когда иностранцы видят перечень бумаг, то сразу отказывают в подписании – приходится заключать с ними договор комиссии. Если мы на него соглашаемся, то больше не можем влиять на то, что происходит за рубежом с товаром: забрать продукцию обратно, если она не была распродана, становится невозможно – мы тут же сталкиваемся с двойным налогообложением.   

Успешные российские бренды остаются стартапами по мировым меркам потому, что очень мало продаются за границей. Если западный байер делает у нас заказ на 600 тысяч евро, мы сталкиваемся с тем, что не можем заключить договор и соответственно поставить продукцию. Второй раз к нам, естественно, эти байеры уже не приходят. 

Дарья Белоусова: Вопрос, о котором вы сейчас говорите, касается идентификации товара в случае его возврата. Мы говорили об этом с таможней, налоговой и Министерством финансов. При возврате стоит вопрос списания тех самых двойных пошлин. Если товар приходит обратно, то что делать с налогами? Таможня еще не придумала, каким образом идентифицировать возвращенный товар при дистанционной торговле.

  • Фото: Shutterstock 

О проблемах индустрии: отсутствие качественной подготовки кадров в России

Антон Силуанов: База получения образования есть. У нас же есть институт моды и дизайна, вот так, кажется, как-то называется. На него еще покушалась наша Высшая школа экономики. Может, тогда кадры просто нормально готовить? Если требуется изменение правил, преподавательского состава, готовьте такие предложения.

Алексей Фурсин: Мэр (Сергей Собянин – Прим. ред.) встречался с представителями креативных пространств, они сказали: «Мы люди творческие, мы не про бизнес, мы не знаем, что такое НДС, как оформляется бизнес-план» и так далее. Мы уже договорились с Британкой (Британская высшая школа дизайна – Прим. ред.) сформировать отдельный курс по предпринимательству внутри уже существующих специализаций, чтобы они получали соответствующие навыки уже со времен студенческой поры. 

Александр Шумский: В России недостатки образования такие же, как и во всем мире. Во всех школах моды дизайнеры не получают то, что им нужно. Преподаватели всегда учили студентов работать в больших красивых компаниях для получения опыта, их траектория была довольно простой: если ты итальянец, то идешь работать стилистом в итальянский бренд (если француз, во французский и так далее), и только потом, к 30-35 годам, начинаешь делать собственную марку. Сегодня количество молодых дизайнеров, которые выпускаются из Istituto Marangoni и уже в 22 года начинают создавать бренды имени себя, достигает 90 процентов. Пять лет назад их было 20 процентов. 10 назад их были единицы. Так же и в Лондоне говорят, что Central Saint Martins уже устарел: да, он учит и развивает креативное мышление, но не объясняет дизайнеру, что ему делать по окончании школы. 

Оксана Лаврентьева: Я, как человек, у которого в компании работает 300 сотрудников, могу сказать, что к нам приходят дизайнеры из Британки, ВШЭ и Технологии и дизайна, которые вообще ничего не умеют. У них есть теоретическая база, но не практическая. Хотя мы их можем обучить, это не самое страшное. Самое страшное то, что в стране нет заведений по подготовке технологов, конструкторов и продакт-менеджеров. Нет рук, которые будут шить то, что придумал дизайнер. Сейчас это непопулярные специальности, никто не идет туда учиться, и институты закрываются.


В стране нет заведений по подготовке технологов, конструкторов и продакт-менеджеров. Нет рук, которые будут шить то, что придумал дизайнер

О дизайнерских кластерах как о новом способе поддержки дизайнеров 

Эмилия Вишневская: Проблемы, с которыми мы, молодые дизайнеры, сталкиваемся, в 2014 году подтолкнули меня к созданию фэшн-кластеров. Это площадка для аренды по пониженной ставке за счет ее разделения на маленькие помещения квадратурой 30-40 кв. метров. Фэшн-кластер дает молодым дизайнерам возможность находиться в центре города, иметь шоу-рум, выходить из «тени», оплачивать налоги. Ведь очень многие бренды сейчас работают «в черную», к примеру, через продажи в инстаграме. 

На сегодняшний день я открываю в Москве уже третий кластер, в котором будет организовано производство для всех арендаторов-резидентов. Это площадка порядка 1000-1500 кв. метров, где будет стоять оборудование, храниться ткани, работать конструкторы. 

  • Фэшн-кластер в Петербурге, на территории технопарка «Ленполиграфмаш»

  • Фэшн-кластер в Петербурге, на территории технопарка «Ленполиграфмаш»

  • Фэшн-кластер в Петербурге, на территории технопарка «Ленполиграфмаш»

  • Фэшн-кластер в Петербурге, на территории технопарка «Ленполиграфмаш»

О том, как министерство оценивает состояние российской моды

Антон Силуанов: Все больше людей в России становятся любителями моды, лучше одеваются и носят хорошие бренды. Я знаю, что у нас в стране есть много достойных мастеров, экспортная составляющая российской индустрии растет и набирает обороты с каждым годом. Поэтому мы реализуем проект по поддержке и содействию экспорта товаров легкой промышленности — модных, дорогих, качественных. Дорогих не столько по своей стоимости, сколько выглядящих как произведения искусства. Мы считаем, что Фонду моды нужно подготовить предложение по тому, как присоединиться в наш нацпроект, а мы будем оказывать содействие и продвижении отечественных брендов на мировых рынках и на территории России.

Денис Мантуров: У нас уже складывается кооперация с иностранными компаниями, которые размещают заказы на производство текстиля в России для последующего экспорта в свои сети. Та же самая компания Inditex (испанская компания, включающая в себя бренды Zara, Oysho, Massimo Dutti, Bershka, Pull and Bear, Stradivarius и Uterque — Прим. ред.) Я считаю, что это хорошая тенденция, которая показывает, что мы уже научились делать одежду. У нас есть и свои наработки, дизайнеры и компании, активно продвигающие свою продукцию на внешнем рынке. 

Антон Силуанов: Если уж министерство промышленности создало такой крутой автомобильный бренд как Aurus, то я уверен, что в легкой промышленности под вашим руководством могут появиться сотни высококлассных марок, которые будут пользоваться популярностью и в России, и за рубежом. 

Денис Мантуров: Когда мы в 2012 году подняли на флаг тему, связанную с развитием легкой промышленности, все говорили: «Ты что, сумасшедший? Чем ты занимаешься? Китай уже давно все заполонил, шансов никаких нет». А сейчас, уже три когда подряд мы показываем стабильный рост и на внутреннем рынке, и на внешнем. Мы ежегодно, начиная с 2014 года, выделяли на это из бюджета примерно по два миллиарда рублей. 

Антон Силуанов: Что касается тканей, то нужно сформировать их собственное производство. Иваново, город ткачей — может, там посмотрим возможности по оснащению современными мощностями? Зачем нам завозить продукцию, которую мы с вами можем изготовить сами? Мы над этим еще подумаем. 


Если уж министерство создало такой крутой автомобильный бренд как Aurus, то в легкой промышленности могут появиться сотни высококлассных марок

О том, как государство уже помогает российским дизайнерам 

Алексей Фурсин: Один из блоков поддержки связан с выставками: мы самостоятельно делаем и оплачиваем коллективные стенды, для которых отбираем дизайнеров вместе с экспертным советом. Первая выставка – CPM – проходила в прошлом году, в ней участвовало 13 брендов. В этом году мы сделали выставку на Винзаводе в рамках форума Be In Open и пригласили туда уже 79 российских дизайнеров и производителей. По такой же схеме мы готовимся профинансировать участие отечественных марок в парижской Неделе моды. Организуем отдельную процедуру по подаче заявок и сформируем максимально широкий экспертный совет: понимая свою некомпетентность в этом вопросе, хотим доверить отбор профессионалам в индустрии моды – ритейлу, глянцу и байерам. 

Еще один пункт – это создание инфраструктуры. На сегодняшний день основную ее часть составляют технопарки города, которые больше посвящены технологическим и производственным компаниям, но у нас также есть резиденты с пошивом курток и произвоством тканей. Сегодня в Москве 35 технопарков, и в них практически нет места для аренды – всего 3,5 процента вакант-площадей. Многие ценят центры коллективного творчества, проводимые мероприятия и дополнительные льготы – мы компенсируем затраты для резидентов технопарка, связанные с производственной деятельностью и функционированием бизнеса. Стать резидентом несложно – главное, чтобы освободилась площадь. 

И наконец, сейчас город активно привлекает дизайнеров для своих мероприятий. Оформление фестивалей, украшение елок. Не скажу, что это мера поддержки российских дизайнеров, но это возможность показать себя и поучаствовать в городских программах. 

О налаживании связей между дизайнерами и государством 

Оксана Лаврентьева: Поистине важна обратная связь с теми, кто занимается модой. Вы что-то там придумываете, но при этом не сообщаете об этом и не слушаете нас. Я первый раз присутствую на подобного рода мероприятии, меня никто ни разу не спросил: «Оксана, что тебе нужно, чего не хватает для функционирования бизнеса?» Может, все, что вы хотите делать, нам на самом деле не нужно?

Алексей Фурсин: Мы вас не видим, и вы нас порой не видите. Поэтому проводя любое из вышеперечисленных мероприятий, мы набираемся знаниями об индустрии. Мы ждем любых предложений. Возможно, не все сможем, но вместе, в том числе и с Фондом моды, постараемся выработать решение. 

Расшифровала: Маргарита Шмакова

Алина Малютина,
Комментарии

Наши проекты